Убийца драконов, стр. 24

Неожиданно их вынесло на открытое место, и каменная тарелка сорвалась с тропы и боком заскользила прямо на острый выступ скалы. Гэри и Кэлси спрыгнули на ходу с саней и с ужасом наблюдали за Джено, который почему-то не последовал за ними. Но вот он резко повернулся, пулей вылетел из тарелки и кувыркался в воздухе еще несколько футов, пока наконец не встал на ноги.

КРЭКШ Тарелка врезалась в скалу и разлетелась на куски.

– Неплохо прокатились! – похвалил Кэлси дворфа. Гэри удивленно посмотрел на эльфа, но тот пояснил свою реплику:

– Ну подумай сам, сколько бы времени ушло, если бы мы топали пешком. А так – мы уже почти у подножия.

– А как же Микки? – спросил Гэри.

– Здесь тропа поворачивает, – успокоил его Джено. – Нам нужно спуститься на дно ущелья. Должно быть, лепрекон там.

Кэлси посмотрел на мрачное небо, и Гэри понял, что он не очень-то верит, что поиски Микки закончатся удачно. Начало смеркаться.

Несмотря на громадные сугробы, они двигались довольно быстро. Часа через полтора Кэлси нашел клетчатый берет Микки, однако других следов они не обнаружили, и на их крики лепрекон не откликнулся.

Сумерки сгустились, Гэри почти отчаялся найти Микки, как вдруг они увидели яркое свечение в стороне от тропы – не мерцание пламени, а ровный свет. Они бросились туда и увидели сугроб, светящийся изнутри.

– Это же Микки! – закричал Гэри, и они с Кэлси бросились разгребать снег. Прошло больше двух часов с тех пор, как Микки сорвался с обрыва, и друзья боялись, что найдут лепрекона уже замерзшим.

– Вы что – думаете, я там? – раздался голос у них за спиной. Небольшая ниша в скале слегка осветилась, и они увидели довольно бодрого Микки. – Да, долго бы вам пришлось меня размораживать! – пошутил он и, взглянув на Кэлси, засмеялся: – Спасибо за шапку, дружище…

– Это что-то невероятное… – пробормотал Гэри. Кэлси и Джено не сказали ни слова.

Они вновь тронулись в путь и, когда снежная буря осталась далеко позади, вышли к предгорью. Из зимы они вернулись в лето, ибо в долине в это время года Кейлика была бессильна. Гэри уже испытывал однажды подобное, когда в декабре ему довелось слетать из Бостона в Лос-Анджелес.

Путники расположились на привал, а Кэлси отправился со своим луком на охоту и вскоре вернулся с парой кроликов.

– Ты спас меня, – сказал Гэри дворфу, показав рукой на горы.

– Я себя спасал, – сердито буркнул Джено.

– Я говорю не про тот раз, когда Микки упал в ущелье… Я имел в виду расщелину, через которую мне было не перебраться. Ведь вы могли уйти без меня, но не сделали этого. Ты там наколдовал, чтобы выручить меня.

Джено посидел молча, потом плюнул Гэри на башмак и отошел от костра.

И тут же на растерявшегося Гэри набросился Кэлси:

– Надо же думать, юноша. Нельзя дать ему почувствовать себя свободным от своих обязанностей! – И Кэлси тоже удалился.

Гэри беспомощно посмотрел на Микки, который с грустным лицом сидел у костра.

– Ну что, добился своего? – с упреком проговорил лепрекон. – Ты освободил дворфа от ответственности. Теперь он тебе ничем не обязан. Я бы не советовал тебе разговаривать с ним так откровенно.

– Но почему он такой невеселый? – спросил Гэри.

– Видишь ли, он – дворф, – ответил Микки, будто это могло хоть что-то прояснить. – Все дело в том, что дворфы терпеть не могут всех недворфов, – добавил он, видя, что Гэри его не понимает. – К тому же он пленник и ему очень неприятно это сознавать.

Гэри не мог согласиться с Микки. Джено спас их всех. А объяснение Микки – «видишь ли, он дворф» – никак не вязалось с поведением Джено.

Глава одиннадцатая

ТРОЛЛИ

Змея медленно заглатывала несчастную лягушку, которая отчаянно, но безуспешно сопротивлялась. Вполне естественный процесс – если не считать того факта что лягушкой был гоблин, а именно гоблин Гик.

Гоблин Гик знал, что скоро челюсти змеи сомкнутся и он погрузится во тьму. Ему доводилось видеть этих прожорливых змей, и он знал, что потом змея будет долго его переваривать.

– Ах ты, крошка Гик! У нас нет времени на такие игры! – услышал он голос леди Керидвен.

– Какие еще игры?!. – хотел он крикнуть колдунье, но его лягушачий рот издал жалкое кваканье – змея стиснула челюстями тело своей жертвы.

Гик увидел кончик тоненькой палочки прямо перед своими лягушачьими глазками. Змея медленно изогнулась, собираясь уползти прочь вместе со своей беспомощной жертвой, но Керидвен тихо произнесла несколько слов, после чего раздался громкий хлопок, а потом какой-то трескучий, рваный звук – и Гик снова стал нормальным гоблином. Он лежал уткнувшись мордой в болото.

– Благодарю, о моя госпожа… – прогундосил он, подползая к ногам Керидвен. Нижняя половина его туловища застряла в брюхе десятифутовой змеи, глотка которой лопнула во время превращения Гика из лягушки в гоблина. Он елозил по земле, пытаясь освободиться от останков мерзкой рептилии.

– Ты кончишь когда-нибудь возиться с этой дохлой тварью? – заговорила Керидвен, равнодушно наблюдая за трепыханиями гоблина. – У нас куча дел, вылезай побыстрее! Ты же личный помощник леди Керидвен! И тебе следует выглядеть поприличней!

Гик проглотил ругательства, которые ему хотелось обрушить на колдунью, и бросился целовать ей ноги. И хотя она пнула его ногой в морду, он продолжал бормотатъ слова благодарности.

– Я заставила их уйти из Двергамала, – сказала колдунья. – Теперь мы должны задержать их на равнине, иначе они обойдут горы с юга и направятся к Крахги. – Она метнула в гоблина грозный взгляд. И задержать их должен ты.

Гик чуть не умер от страха; он знал, что в болоте водятся твари покруче змей, и понимал; какая расплата ждет его за неудачу.

– Гик соберет всех гоблинов! – заверил он колдунью.

– Гоблинов? – Керидвен рассмеялась. – Да вас опять побьют. Чтобы остановить Келсенэльэнельвиала, потребуются твари покрупнее. А теперь с ними еще и дворф-кузнец.

– Покрупнее гоблинов? – переспросил Гик, хоть и догадался, о ком идет речь.

– Ты отправишься в Двергамал, в северную долину… Гик оцепенел от ужаса, он начал понимать, зачем она сохранила ему жизнь.

– У меня там есть друзья, которых ты должен завербовать, – сказала колдунья небрежно, будто речь шла о каком-то пустяке.

– Госпожа… – захныкал Гик, собираясь просить ее сжалиться. Уж лучше бы она оставила его лягушкой на всю жизнь.

– Они крупнее гоблинов, и уж они-то сумеют загнать в ловушку этого настырного эльфа, – продолжала Керидвен, не обращая внимания на скулеж Гика. – К тому же они достаточно хитрые, чтобы разгадать фокусы лепрекона.

Гик прекрасно понимал, что она говорит об ужасных троллях.

– Но, моя госпожа!.. – вновь взмолился Гик.

– Пообещай им сотню золотых и дюжину баранов, если они схватят эльфа и его друзей, – продолжала Керидвен. – Золото и барашки заставят их постараться. А еще скажи им, что если доставят их мне живыми, то получат двести золотых и две дюжины баранов.

– Но тролли могут сожрать меня! – взвизгнул Гик.

– Да кому ты нужен! – засмеялась Керидвен. – Что за глупости! Пообещай им хорошее вознаграждение, и никто тебя не съест.

– Я должен отнести им золото? – удивленно спросил гоблин.

– Как бы не так, – улыбнулась колдунья. – Ты должен просто пообещать, понял?

Увидев, как Гик приуныл, Керидвен протянула ему кусочек золота:

– Вот держи, отдай им пока это и пообещай, что остальное они получат позже.

Гик посмотрел на заснеженные горы, затем на погибшую змею и подумал, какая смерть для него предпочтительнее. Он знал, что выбора у него нет.

Керидвен проговорила заклинания, затем взмахнула руками, и в мгновение ока Гик оказался далеко от болота, совсем в другом месте. Вокруг него высились горы, покрытые снегом.

– Нет, нет! О моя госпожа! – бормотал он, стуча зубами от страха, хотя и знал, что Керидвен вряд ли его услышит.