Серебряные стрелы [Серебряные потоки], стр. 74

Эпилог

Через несколько дней Дзирт, Вульфгар и Кэтти-бри пришли в Широкую Скамью. Они валились с ног от усталости. Гаркл и его сородичи тепло встретили их и пригласили пожить во Дворце Плюща столько, сколько они захотят. Но, несмотря на то, что все трое нуждались в серьезном отдыхе, новые дороги и приключения неумолимо влекли их вперед.

Гарпеллы дали им коней, и на следующее утро Дзирт и Вульфгар, готовые тронуться в путь, уже стояли у границы земель Широкой Скамьи. К ним подошли Кэтти-бри и Гаркл.

– Ты едешь с нами? – спросил Дзирт у девушки, но по ее лицу понял, что она остается.

– Я бы поехала, – ответила Кэтти-бри. – Но за вас я не беспокоюсь – вы догоните их и спасете хафлинга. А я должна сдержать клятву.

– Когда? – спросил Вульфгар.

– Думаю – весной, – ответила Кэтти-бри. – Гарпеллы обещали мне помочь. Они уже послали весть в долину к Харбромму, в Цитадель Адбар. Воины Бренора выступят в поход еще до конца недели. С ними придут их союзники из Десяти Городов, а Харбромм приведет под наши знамена восемь тысяч воинов.

Дзирт вспомнил нижний город, который ему удалось повидать, и тысячи серых дворфов в доспехах из сверкающего мифрила. Даже если объединятся дворфы клана Боевого Топора, их друзья из долины и восемь тысяч закаленных в боях воинов Харбромма, победа достанется нелегко…

Вульфгар тоже понимал, какую непростую задачу поставила перед собой Кэтти-бри, и уже готов был изменить свое решение и остаться с ней. Реджису, конечно, нужна помощь, но как он мог бросить Кэтти-бри в такой момент.

Она почувствовала его переживания. Девушка подошла к варвару и нежно поцеловала его.

– Заканчивай свои дела побыстрее, Вульфгар, сын Беорнегара, – сказала она. – И возвращайся ко мне!

– Я был другом Бренора, – возразил варвар. – Я пошел с ним, чтобы отвоевать Мифрил Халл. И я должен быть рядом с тобой, когда ты отправишься мстить.

– Но твой друг хафлинг еще жив и нуждается в твоей помощи, – сказала Кэтти-бри. – И пока я буду готовиться к походу, ты отправляйся за Реджисом! Расплатитесь с Энтрери и, не мешкая, возвращайтесь. Возможно, вы успеете назад до того, как наше войско двинется в сторону Мифрил Халла.

Затем она повернулась к Дзирту.

– Прошу тебя, не дай ему погибнуть, – сказала девушка эльфу. – Пусть ваша дорога будет прямой и широкой, и… возвращайтесь поскорее!

Дзирт кивнул, и Кэтти-бри, резко повернувшись, побежала прочь, мимо Гаркла, к Дворцу Плюща. Вульфгар не двинулся с места. Он верил в нее.

– Итак, за хафлингом и за пантерой! – сказал варвар Дзирту и крепко сжал рукоять Клыка Защитника.

В лавандовых глазах эльфа яростно вспыхнуло знакомое пламя, и Вульфгар невольно отшатнулся.

– И еще кое за чем, – зловеще сказал Дзирт, глядя на юг, туда, куда скрылся хладнокровный убийца. Эльф знал, что его жребий – сразиться с Энтрери, чтобы проверить, чего он стоит, и уничтожить зло.

– Есть и еще причины, – тихо сказал он.

* * *

Увидев лежащий посреди темной пещеры труп Сиднии, Дендибар застонал.

Моркай взмахнул рукой, и перед мысленным взором чародея возникла другая картина – дно Ущелья Гарумна.

– Нет! – вскричал Дендибар, разглядев останки обезглавленного голема. Чародея трясло. – Где эльф? – спросил он у духа.

Моркай развеял образ и ничего не ответил. Он молча смотрел на Дендибара, от души наслаждаясь его изможденным видом.

– Где эльф? – на этот раз гораздо громче повторил Дендибар.

Моркай оглушительно расхохотался.

– Думай сам, глупый чародей… Я тебе больше не слуга! – Силуэт духа окутался языками пламени, и он исчез.

Дендибар вскочил и, выйдя из магического круга, в сердцах пнул пылающую жаровню.

– Я подвергну тебя мучительным пыткам! Ты жестоко поплатишься за свою дерзость! – закричал он. Затем, несколько успокоившись, Дендибар задумался. Сидния погибла. Бок – мертв. Энтрери? Эльф и его друзья? Нужно было во что бы то ни стало получить ответы на многие вопросы. Чародей не мог прекратить поиски хрустального камня, ведь это означало бы добровольно отказаться от безграничного могущества.

Несколько раз глубоко вздохнув, Дендибар сосредоточился на предстоящем колдовстве, и перед его мысленным взором вновь возникло дно ущелья. Чародей продолжал твердить заклинания, и постепенно изображение становилось все реальнее. Дендибар уже в полной мере ощущал окружающую обстановку – темнота, пустота пространства меж покрытых множеством теней стен, едва уловимые дуновения ветра, шероховатость обломков камней под ногами.

Дендибар напрягся и, покинув возникший в сознании образ, вышел на дно Ущелья Гарумна.

– Бок, – прошептал он, глядя на останки самого своего лучшего творения.

Монстр шевельнулся. Засыпавшие его камни откатились в стороны, и голем, пошатываясь, попытался встать на ноги. Дендибар, до глубины души пораженный волшебной силой чудовища, не верил своим глазам. Голем сумел уцелеть после стольких увечий… и даже после падения с такой большой высоты.

Спустя несколько мгновений Бок выпрямился и встал перед ним, ожидая дальнейших приказаний.

Дендибар довольно долго разглядывал голема, прикидывая, с чего начать восстановление.

– Бок! – вновь прошептал чародей, и в его душе вновь замерцал огонек надежды. – Иди же ко мне, мой маленький. Я заберу тебя домой и займусь твоими ранами.

Внезапно Бок шагнул вперед и прижал чародея к стене. Дендибар, еще не вполне понимая, что происходит, скомандовал ему отойти прочь.

Но Бок внезапно схватил его за горло уцелевшей рукой и резким движением поднял чародея в воздух, лишив Дендибара возможности отдавать приказания. Чародей несколько раз дернулся и попытался было освободиться от железной хватки голема, но, поняв, что это бесполезно, беспомощно повис, раздумывая, что делать дальше.

И тут раздался знакомый смех. У основания оборванной шеи, над плечами голема возник клубок огня, который, ярко вспыхнув, превратился в злорадно ухмыляющееся лицо.

Моркай.

Глаза Дендибара расширились от ужаса. Чародей только сейчас понял, что настал момент, когда он в своем колдовстве перешел все мыслимые пределы. Он вызывал духа слишком часто и, вопреки ритуалу, никогда полностью не освобождал Моркая после бесед. В ходе последних вызовов он уже чувствовал, что даже если очень захочет, то вряд ли сумеет заставить Моркая покинуть материальный уровень. И вот сейчас, выйдя из магического защитного круга, он оказался во власти того, кого вызывал.

– Иди же ко мне, Дендибар, – торжествующе осклабился Моркай. – Раздели мое одиночество здесь, в царстве смерти, где мы сможем спокойно обсудить твое подлое предательство!

Послышался хруст позвонков, огненный шар растаял, и на дно ущелья одно за другим упали безжизненные тела чародея и голема.

А в дальнем конце ущелья пламя, пожиравшее тушу черного дракона, наконец угасло, хотя останки чудовища все еще продолжали дымиться.

И еще один камень упал и с грохотом покатился по дну ущелья.