Серебряные стрелы [Серебряные потоки], стр. 2

Книга 1. Начало пути

Глава 1. Кинжал в спину

Из-за плотно зашторенных окон в комнате было темно, но он все-таки закутался в плащ. Так он поступал всегда – это было одно из правил его тайной работы. Работы наемного убийцы.

В то время как все остальные люди наслаждались теплыми лучами солнца и обществом себе подобных, он, Артемис Энтрери, предпочитал держаться в тени. Но его внимательные глаза всегда были настороже, безошибочно отыскивая тот единственный способ, который позволит ему успешно выполнить очередное задание.

Он был настоящим мастером своего дела, пожалуй, самым опытным и искусным убийцей этого мира. Стоило ему напасть на след жертвы – и можно было не сомневаться: добыча не ускользнет. Обнаружив, что дом хафлинга в Брин-Шандере, главном городе Долины Ледяного Ветра, опустел, убийца ничуть не расстроился. Энтрери был готов к тому, что Реджис постарается улизнуть из Десяти Городов. Но сейчас это уже не имело значения, ведь он знал главное: это тот самый хафлинг, по следу которого он шел тысячу миль от самого Калимпорта. Энтрери даже считал, что ему несказанно повезло: менее чем за две недели он легко настигнет хафлинга, ведь теперь предстояло идти по свежим следам.

Он тщательно обследовал жилище Реджиса, пытаясь определить привычки и склонности жертвы. Это могло дать ему определенные преимущества при их неизбежной встрече. В комнатах царил жуткий беспорядок, хафлинг явно покидал дворец в спешке, возможно даже догадываясь, что убийца где-то рядом. Энтрери решил, что это хороший знак, лишний раз подтверждающий, что этот хафлинг – тот самый Реджис, бывший много лет назад членом гильдии воров Паши Пуука в далеком южном городе.

При мысли, что хафлинг, возможно, знает о нем, убийца жестко усмехнулся. Страх жертвы делал охоту еще интереснее. Энтрери прекрасно понимал, что Реджису никогда не скрыться от него. Результат погони был очевиден – опыт показывал, что напуганная преследованием жертва рано или поздно совершит роковую ошибку…

Взять хотя бы этот стол в спальне. Унося ноги из города, Реджис даже не успел толком замести следы. Энтрери взял со стола небольшой перстень и увидел на нем надпись, означавшую, что Реджис – член гильдии воров Паши Пуука из Калимпорта. Убийца сжал перстень в кулаке и расхохотался.

– Я нашел тебя, маленький воришка! Ты обречен! От меня не убежишь!

Внезапно, услышав, как скрипнула входная дверь, убийца умолк. Сунув перстень в висящий на поясе мешочек, Энтрери бесшумно скользнул за огромную портьеру.

Двери распахнулись, вошли мужчина, молодая женщина и два дворфа. Мужчину Энтрери знал: это был Советник Кассиус. Когда-то этот роскошный дом принадлежал ему, но, как уже успел выяснить убийца, несколько месяцев назад Кассиус подарил здание хафлингу в знак признания героических заслуг Реджиса в битве городов против злобного чародея Акара Кесселла и его гоблинов.

Энтрери приходилось встречать и девушку, но он не знал, что она имеет какое-то отношение к хафлингу. Красивые женщины были большой редкостью здесь, в отдаленных поселениях. Блестящие, золотисто-каштановые волосы струились по ее плечам, а огромные темно-синие глаза могли свести с ума любого мужчину.

Ее звали Кэтти-бри. Она жила с дворфами в их долине, к северу от Брин-Шандера. Он узнал также, что ее удочерил вождь дворфов Бренор, когда дюжину лет назад ее родители погибли во время набега гоблинов.

Стоит прислушаться к их разговору, подумал Энтрери.

– Он отсутствует меньше недели! – возражала Кэтти-бри.

– Целую неделю! – возмущался Кассиус. – Целую неделю мой прекрасный дом пуст и его никто не охраняет. Когда я пришел сюда несколько дней назад, я обнаружил, что дверь не заперта!

– Но ты ведь отдал дом Реджису, – напомнила Кэтти-бри.

– Я просто пустил его пожить! – кричал Кассиус, хотя это было неправдой. Советник давно сожалел, что в свое время вручил Реджису ключ от своего дома – самого большого и роскошного здания к северу от Мирабара. Сейчас он уже считал, что действовал столь безрассудно под впечатлением момента, радуясь победе над гоблинами, и, пожалуй, не без колдовства самого Реджиса и влияния его удивительного рубина.

Как и многие другие, кого некогда одурачил хитрый хафлинг, Кассиус теперь совсем по-иному рассматривал ситуацию.

– Называй это как хочешь, – сказала Кэтти-бри, – но не торопись считать, что Реджис покинул дом навсегда.

Лицо Советника побагровело от злости.

– Чтобы сегодня же все его вещички исчезли отсюда! – закричал он. – Слышите меня? Я требую, чтобы вы забрали весь этот хлам! Все, что останется в доме, когда я завтра приду сюда, – станет моей собственностью! И предупреждаю, что я предъявлю вам счет, если пропадет хоть что-нибудь из моего имущества. – Сказав так, Кассиус резко повернулся и выбежал из дома.

– Не пойму, с чего это он так взбесился, – хмыкнул Фендер Маллот, один из дворфов. – Удивительно: никого, кроме Реджиса, друзья так нещадно не предают!

Кэтти-бри согласно кивнула. Она знала, что Реджис умеет колдовать, и давно уже догадывалась, что странные отношения с окружающими – нечто вроде побочного эффекта его фокусов.

Ты считаешь, что он ушел вместе с Дзиртом и Бренором? – спросил Фендер, и Энтрери, притаившийся за портьерой на верхней площадке лестницы, сразу насторожился.

– Не сомневаюсь, – ответила Кэтти-бри. – Они всю зиму уговаривали его идти с ними на поиски Мифрил Халла. Думаю, все решило то, что и Вульфгар задумал отправиться в этот поход.

– Тогда Пузан уже на полпути к Лускану, – рассудил Фендер. – И Кассиус прав, что хочет заполучить свой дом назад.

– Что ж, давайте уложим его вещи, – сказала Кэтти-бри. – У Кассиуса своего добра хватает. Нечего оставлять ему то, что нажил Реджис.

Энтрери прислонился к стене. Он не знал ни о каком Мифрил Халле, но дорога в Лускан была ему хорошо известна. Убийца улыбнулся и прикинул, что ему, пожалуй, удастся нагнать путешественников еще до того, как они доберутся до этого портового города.

Однако недурно было бы еще кое-что разузнать. Кэтти-бри и дворфы принялись собирать пожитки хафлинга, и, по мере того как они переходили из комнаты в комнату, черная тень Артемиса Энтрери бесшумно следовала за ними. Убийца перемещался настолько незаметно, что они даже не чувствовали его присутствия.

Он ухитрялся держаться к ним так близко, что слышал все их разговоры. Кэтти-бри и дворфы без конца говорили о четырех путешественниках и об их походе в Мифрил Халл, но ничего сколько-нибудь нового и полезного ему узнать не удалось. О спутниках хафлинга он и без того уже знал немало – в Десяти Городах много говорили о них. Дзирт До'Урден, темный эльф, покинувший свой подземный народ и служивший кем-то вроде доброго хранителя Десяти Городов, Бренор Боевой Топор – предводитель клана дворфов, обитавшего в небольшой долине у подножия Пирамиды Кельвина, и Вульфгар, могучий варвар, захваченный в плен, воспитанный Бренором и впоследствии вернувшийся во главе варварского войска, чтобы помочь Десяти Городам в битве против армии гоблинов… ему удалось добиться мира между своим народом и жителями долины, и этот договор, похоже, всем пошел на пользу.

«Ты выбрал себе достойных друзей, хафлинг, – пробормотал Энтрери, прячась за спинкой кресла в тот момент, когда Кэтти-бри и дворфы переходили в соседнюю комнату. – Но они тебе не помогут. Тебе не уйти от меня!»

Кэтти-бри и дворфы ходили по дому почти час и доверху наполнили вещами Реджиса два больших мешка. Кэтти-бри была поражена тем, сколько добра нажил хафлинг после победы над гоблинами – это были в основном подарки от благодарных жителей Долины. Прекрасно зная, как Реджис любит покой и уют, она никак не могла взять в толк, что заставило его отправиться в столь рискованное путешествие. Больше всего ее удивило то, что хафлинг отправился налегке, хотя вполне мог бы нанять носильщиков для переноски имущества. И чем больше ценных вещей Реджиса она обнаруживала, тем удивительней казалась ей та спешка, с которой хафлинг покинул дворец. Это было так непохоже на спокойного и рассудительного Реджиса, что девушка постепенно начала догадываться – он скорее всего просто сбежал.