Незримый клинок, стр. 20

Глава 5. Волнение в городе

Ближе к полудню этого же дня, после совещания с Квентином Бодо и Челси Ангуэйном, Ла Валль вошел в свои личные покои во дворце гильдии. Пес Перри тоже должен был присутствовать, и его-то как раз Ла Валль очень хотел видеть, однако Пес послал сказать, что не придет, потому что прочесывает улицы, надеясь добыть побольше сведений об Энтрери.

По правде говоря, это совещание нужно было лишь для того, чтобы успокоить растревожившегося Квентина Бодо. Глава цеха хотел быть уверен, что Энтрери не явится внезапно и не убьет его. Челси Ангуэйн в присущей нахальному юнцу манере заявил, что защитит мастера даже ценой собственной жизни, хотя было ясно, что это совершеннейшая ложь. Ла Валль возражал, что Энтрери не станет так поступать и не явится внезапно, чтобы убить Квентина, не установив предварительно всех его связей и помощников, а также того, насколько уверенно он правит гильдией.

– Энтрери никогда не действует опрометчиво, – убеждал Ла Валль. – А то, что ты себе напридумывал, в высшей степени безрассудно.

К тому времени, как чародей собрался уходить, Бодо полегчало, и он выразил предположение, что ему было бы еще лучше, если бы он знал, что Пес Перри или кто-то еще просто убил столь нежеланного наемника. «Это было бы непросто», – подумал Ла Валль, но вслух ничего не сказал.

Едва войдя в свои комнаты, которых вместе с большой гостиной было пять: справа – кабинет, сразу за ним спальня, слева алхимическая лаборатория и библиотека, чародей почувствовал неладное. Он подумал, что причиной беспокойства мог быть Пес Перри: этот парень ему не доверял и даже обвинял его – правда, с глазу на глаз и очень осторожно – в том, что Ла Валль станет на сторону Энтрери, если тот нанесет удар.

Может, он побывал здесь, пока Ла Валль был на встрече с Квентином? А может, он и сейчас притаился где-нибудь с оружием в руке?

Чародей оглянулся на дверь и не заметил никаких признаков того, что ее отпирали, – а дверь всегда была заперта, да к тому же снабжена многочисленными хитроумными ловушками. В помещение, кроме этого, можно было попасть только одним путем – через окно, но на него в разных местах Ла Валль наложил столько чар и заклятий, что любой влезший в него был бы поражен молнией, несколько раз обжегся бы, а потом застыл бы недвижно на подоконнике. Если бы даже взломщику удалось выжить, преодолев все магические препятствия, звуки взрывов разнеслись бы по всему дворцу, и сюда мигом набежало бы множество охранников.

Успокоив себя такими рассуждениями и обезопасив себя заклинанием, благодаря которому его кожа могла противостоять любым ударам, Ла Валль двинулся к своему кабинету.

Дверь распахнулась прежде, чем он дотронулся до ручки, а за ней стоял совершенно невозмутимый Артемис Энтрери.

Ла Валлю удалось удержаться на ногах, хотя колени его подгибались от внезапной слабости.

– Ты же знал, что я вернулся, – непринужденно заметил Энтрери, сделав шаг вперед и привалившись к косяку. – Неужели ты думал, что я не навещу старого друга?

Чародей взял себя в руки и покачал головой, потом оглянулся назад.

– Через дверь или через окно? – спросил он.

– Через дверь, конечно, – ответил Энтрери. – Я же знаю, как хорошо ты защищаешь свои окна.

– И дверь тоже, – сухо бросил маг, хотя теперь понимал, что недостаточно.

Энтрери пожал плечами.

– Ты по-прежнему пользуешься тем же замком и набором ловушек, что и в прежнем жилище. – Он повертел в пальцах ключ. – Я ведь помню, как ты радовался, когда узнал, что все это сохранилось после того, как дворф выбил дверь и обрушил ее тебе на голову.

– Откуда у тебя…

– Я же доставал тебе замок, не помнишь? – ответил Энтрери.

– Но дворец гильдии охраняется солдатами, которые никогда даже не видели Артемиса Энтрери, – возразил чародей.

– У дворца гильдии есть свои тайные слабые места, – негромко ответил убийца.

– Но на двери, – продолжал Ла Валль, – есть… были и другие ловушки.

Энтрери напустил на себя скучающий вид, и Ла Валль не стал больше допытываться.

– Ну что ж, – сказал маг, проходя мимо нежданного гостя в кабинет и жестом приглашая его за собой. – Если хочешь, я могу заказать сюда отличный обед.

Энтрери сел напротив Ла Валля и покачал головой:

– Я пришел не есть, а узнать кое-что. Уже известно, что я в Калимпорте.

– Многие гильдии это знают, – подтвердил Ла Валль. – Да, и я знал. Я увидел тебя в хрустальном шаре, как, несомненно, и другие чародеи. Ты не слишком-то таился.

– А надо было? – спросил Энтрери. – У меня здесь нет врагов, насколько я знаю, и у меня нет ни малейшего желания наживать новых.

Ла Валль рассмеялся над нелепостью этого заявления.

– Нет врагов? – переспросил он. – Да ты только и делал, что приобретал их. Это ведь побочный продукт твоего темного ремесла. – Однако его смех быстро оборвался, поскольку убийца, очевидно, не находил в этом ничего забавного, а волшебник внезапно осознал, что потешается над самым опасным человеком в мире.

– Почему ты следил за мной? – спросил Энтрери. Ла Валль развел руками в знак того, что ответ и без того очевиден:

– Это моя работа в гильдии.

– Так, значит, ты доложил главе гильдии о моем возвращении?

– Паша Квентин Бодо стоял за моим плечом, когда твое изображение появилось в хрустальном шаре, – сказал Ла Валль.

Энтрери молча кивнул, и чародей беспокойно заерзал.

– Я, конечно же, не думал, что это будешь ты, – начал оправдываться он. – Если бы я знал, то снесся бы с тобой заранее, прежде чем доложить Бодо, чтобы узнать о твоих намерениях и планах.

– Какая похвальная преданность, – холодно бросил Энтрери, и от чародея не ускользнула двусмысленность этого замечания.

– Я не притворяюсь и не даю никаких обещаний, – ответил он. – Тем, кто хорошо меня знает, известно, что я не делаю почти ничего, чтобы повлиять на распределение власти, и служу тому, чья чаша весов перевесила.

– Что ж, довольно трезвая позиция, – согласился Энтрери. – И все же только что ты сказал, что известил бы меня, если бы знал о моем приезде. Ты же дал обещание, чародей, – обещание служить. Но разве ты не нарушил бы обязательства по отношению к Квентину Бодо, предупредив меня? Пожалуй, я знаю тебя не так хорошо, как думал. Наверное, твоя преданность не стоит доверия.

– Я по своей воле сделал для тебя исключение, – пробормотал Ла Валль, ища выход из логического тупика. Он ничуть не сомневался, что Энтрери постарается его убить, если решит, что ему нельзя верить.

– Одно твое присутствие перевесит чашу весов в пользу того, кому ты служишь, – нашелся он наконец. – Поэтому я никогда добровольно не буду предпринимать что-либо против тебя.

Энтрери молчал и лишь пристально смотрел на Ла Валля, который снова беспокойно заерзал. Но на самом деле Энтрери не думал причинять вред Ла Валлю, и у него было мало времени на подобные игры, поэтому он сразу разрядил образовавшееся напряжение.

– Расскажи-ка мне о нынешнем положении гильдии, – сказал он. – Расскажи мне о Бодо, о его лейтенантах и о том, насколько разветвлена уличная сеть гильдии.

– Квентин Бодо очень милый человек, – с готовностью начал Ла Валль. – Он не убивает, если только его не вынуждают к тому обстоятельства, и не грабит тех, кто не сможет оправиться от потери. Однако многие его подчиненные, а также некоторые другие гильдии считают, что подобная мягкость – недостаток, а потому его правление не идет гильдии на пользу. Мы сейчас далеко не так могущественны, как при паше Пууке или при тебе, когда ты отобрал власть у хафлинга Реджиса. – Он углубился в подробности состояния гильдии, и убийца только поражался, как сильно уменьшилось бывшее хозяйство паши Пуука. Улицы, которые он контролировал прежде, теперь были далеко за пределами территории гильдии, а проспекты, разграничивавшие зоны влияния, переместились значительно ближе к его дворцу.

Энтрери не особенно заботили процветание и упадок гильдии Бодо, он интересовался ими лишь ради себя самого. Убийца пытался сориентироваться в текущем распределении сил в подпольном мире Калимпорта, чтобы ненароком не накликать на себя гнев какой-нибудь гильдии.