Одетая в лунный свет, стр. 1

Эмили РОУЗ

ОДЕТАЯ В ЛУННЫЙ СВЕТ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Лили Уэст ворвалась в парадную дверь «Рестерейшн спешелистс, инкорпорейтед» полная решимости расквитаться с негодяем, который попытался надуть ее брата.

Может быть, «РСИ», которая занималась реконструкцией старинных зданий, и была знаменита на всю страну, но их контракт — просто-напросто грабеж, который она не могла себе позволить, если хотела сохранить семейную ферму.

Шагая к административной стойке, она не могла не восхищаться тем, как из бывшей старинной хлопкопрядильной фабрики сделали современную штаб-квартиру строительной компании. Высокие окна. Яркий дневной свет.

За стойкой никто не сидел, компьютер был выключен. Но если все успели разъехаться на выходные, то почему же парадная дверь оказалась незапертой?

Она побарабанила короткими ногтями по гладкой поверхности стойки, борясь с разочарованием. Если в ближайшие тридцать минут в контракт не внесут исправления, «Джемини» придется его выполнять. У них было право аннулировать контракт в течение трех дней, и срок истекал сегодня, в пять часов. Черт бы побрал Трента, который скрывал от нее эту сделку чуть ли не до последней минуты!

— Эй? — В ответ Лили услышала только эхо собственного голоса.

Она стиснула зубы, крепче сжала в руке контракт и оглядела трехэтажный коридор. А, вот!

Двумя этажами выше в одном из кабинетов горел свет. Она поднялась по крутой винтовой лестнице, которую заметила в углу, и прошла по балкону, огибавшему открытую приемную, как железный узкий мостик.

В освещенном кабинете Лили обнаружила широкоплечего мужчину со светлыми волосами, склонившегося над широким столом, заваленным папками. Она постучала в открытую дверь.

Он поднял глаза, и у нее перехватило дыхание. Какие потрясающие синие глаза! Какой аристократически прямой нос, какие губы! Даже легкая золотистая щетина на квадратном подбородке выглядела красиво.

— Я могу вам чем-нибудь помочь?

Услышав его низкий, громкий голос, Лили почувствовала, что у нее по спине побежали мурашки.

— Я Лили Уэст из «Джемини лэндскейпинг».

Мне нужно обсудить контракт, который мы недавно заключили с «Рестерейшн спешелистс».

Высокий мужчина встал из-за стола — она отметила его атлетическую фигуру — и обошел его.

Он был высокий, не ниже шести с половиной футов. На нем была рубашка из «шамбре» с вышитой на нагрудном кармане эмблемой компании, джинсы, почти такие же поношенные, как у Лили, и рабочие ботинки. Судя по крепким рельефным мышцам, которые не скрывала рубашка, этот мужчина привык к физическому труду. Значит, он не корпоративный менеджер, который был ей нужен.

— Мне надо поговорить с кем-нибудь из менеджеров.

— Вы и говорите с ним. — Он протянул ей руку. — Меня зовут Рик Фолкнер, я возглавляю отдел архитектуры и дизайна.

Его имя показалось Лили знакомым, но она знала, что до сих пор они никогда не встречались. Он крепко пожал ей руку, и от прикосновения его длинных пальцев у Лили на минуту захватило дух. Когда она вздохнула снова, в ноздри ей ударил чистый лесной аромат его одеколона.

Он смотрел на нее так же внимательно, как она изучала его. Синие глаза сначала взглянули на ее стриженые темные волосы, которые она не причесывала с утра, потом взгляд стал очень медленно опускаться вниз, пока не остановился на носках поношенных рабочих ботинок, после чего он снова посмотрел ей в глаза.

Лили пожалела, что не привела себя в порядок перед тем, как прийти сюда. Да и переодеться не мешало бы…

— У вас проблема, мисс Уэст?

От этого краткого вопроса она пришла в себя и поняла, что до сих пор сжимает большую, теплую руку и глазеет на мужчину, разинув рот. Она высвободила пальцы.

— От этого контракта несет свежим навозом!

Я хочу внести изменения или разорвать его.

Молодец, Лили! Произведи впечатление на этого парня: поговори о навозе. Неудивительно, что около твоего дома что-то не видно поклонников.

Он улыбнулся — сногсшибательная улыбка, против воли признала Лили, — показав ровные белые зубы.

— Вы не хотите вести с нами дела?

— Нет, если мне придется платить проценты работодателю.

От его веселья не осталось и следа, глаза сузились.

— Вы считаете контракт несправедливым? Это он? — Он кивнул на бумаги, которые сжимала Лили.

Она развернула документ и протянула ему.

— Да. Я отметила все, что меня не устраивает.

Парень, который занимается контрактами в вашей компании, включил в него несколько маленьких примечаний, и из-за них сделка станет для нас невыгодной.

Он наклонился над бумагами.

Лили стала разглядывать его чертежный стол, полки, которые ломились от книг по архитектуре, и кожаный настольный телефон. На стенах висели картины, обстановка в кабинете была высшего качества. Ничего общего с ее офисом, где стояла старая, подержанная мебель.

— Пожалуйста, садитесь, мисс Уэст. Дайте мне несколько минут, я сейчас прочитаю контракт. — Он подождал, пока она усядется в дубовое кресло у окна, потом снова сел сам и открыл одну из папок, лежавших на столе. Достал лист бумаги, провел длинным пальцем вниз по столбику цифр, после чего остановился, хмуро посмотрел на контракт и вернулся к началу.

Большое окно открывало чудесный вид на деловую часть Чэпл-Хилл и холмы, окружавшие маленький университетский городок. Стоял последний день августа, но из-за засушливого лета деревья уже начинали менять цвет.

Пройдет еще месяц, и листва на холмах станет красной, оранжевой и желтой. Если Лили повезет, она будет по мере сил заниматься уборкой листьев и подрезкой — занятиями, которые появлялись осенью. После смерти ее отчима в прошлом году она бралась за любую работу. Такая важная, как эта, выпадала редко, но Лили начинало казаться, что контракт с «РСИ» принесет ей только лишнюю головную боль. О чем только думал Трент?

— Вы что-нибудь меняли в этом контракте?

Она повернулась и заметила, что он пристально смотрит ей прямо в глаза.

— Конечно, нет.

Он кивнул и вернулся к контракту.

Она отвела взгляд от его светлых волос и принялась изучать его диплом. Фолкнер. Теперь она поняла, почему это имя показалось ей знакомым.

— Вы ребенок владельца?

Он нахмурился и поднял глаза.

— Мне тридцать четыре года, слишком взрослый для ребенка, но.., да, мой отец — во главе «РСИ».

Неудивительно, что Бродерик Фолкнер Третий не носил костюма. Правила и нормы, касающиеся офисной одежды, не имели отношения к сыну владельца фирмы, но, очевидно, Рику хватило ума получить степень в области архитектурной технологии.

— Сегодня утром наш менеджер по контрактам на две недели уехал в отпуск. Вы предпочитаете, чтобы я аннулировал контракт, или хотите снова начать переговоры?

Ее ферме «Джемини» был нужен этот заказ.

Очень. Не вставая с кресла, Лили наклонилась вперед и прижала ладони к коленям.

— Мне бы хотелось работать с вашей компанией, мистер Фолкнер, если мы сумеем договориться об условиях.

— Ваши условия — это те, что записаны на полях контракта?

— Да.

Он без спора завизировал изменения, которые она внесла в контракт, и поставил даты, после чего открыл последнюю страницу.

— Трент Уэст — ваш муж?

— Мой брат и партнер. — Трента так ослепило условие, согласно которому «Джемини» получала эксклюзивное право на местные проекты «РСИ» в течение ближайших двух лет, что он не обратил внимания на сомнительные вещи в контракте.

— Вашему брату следует быть повнимательнее, и если он — ваш партнер, то же самое относится и к вам. — Он подвинул контракт к Лили и предложил ей ручку. Их пальцы соприкоснулись.

У нее перехватило дыхание, ручка с шумом упала на стол.

— Мы все должны соблюдать осторожность, верно? Все, что выглядит слишком хорошо, чтобы быть правдой, обычно таковой не оказывается.