Отступник, стр. 57

Часть 5

Закнафейн

Закнафейн До'Урден. Наставник, учитель, друг. В слепой ярости, вызванной собственными разочарованиями, я не раз приходил к выводу, что Закнафейн не отвечал ни одному из этих определений, Может быть, я ждал от него большего, чем он мог мне дать? Может быть, я напрасно ожидал совершенства от этой измученной души? Следовал ли он общепринятым нормам вопреки собственному опыту, или его опыт отрицал эти нормы?

А ведь я мог бы стать им. Мог бы жить в плену у бессильной ярости, погребённый под ежедневными приступами злобы, какую таит в себе Мензоберранзан, и под всепроникающим злом собственного семейства, от которого не дано избавиться никогда в жизни.

Кажется логичным предположить, что мы учимся на ошибках старших. Я думаю, в этом было моё спасение. И если бы не пример Закнафейна, я тоже никогда не нашёл бы избавления, по крайней мере при жизни.

Лучше ли тот путь, который избрал я, чем путь, выбранный Закнафейном?

Думаю, что лучше, хотя достаточно часто бывают у меня минуты отчаяния и тоски по тому, другому пути. Тот путь мог бы быть легче. Однако если идеалист не может подняться до высоты собственных принципов, то правда становится ничем перед лицом самообмана и принципы эти обесцениваются.

Поэтому мой путь лучше.

Я живу, оплакивая свой народ и самого себя, но больше всего – того оружейника; теперь, когда он потерян для меня, кто укажет мне, как – и зачем применять оружие?

Нет большей боли, чем эта боль; с ней не сравнятся ни удар остро заточенным кинжалом, ни огненное дыхание дракона. Ничто так не сжигает сердце, как пустота от потери чего-то или кого-то, когда вы ещё не измерили величину этой потери. Часто теперь поднимаю я чашу, произнося лишённый смысла тост, с извинением, предназначенным для, ушей, которые уже не слышат:

«За Зака, который вселил в меня мужество».

Дзирт До'Урден

Глава 24

Узнать своих врагов

– Восемь Дроу мертвы, одна из них – священнослужительница, – сказала Бриза Матери Мэлис, стоя на балконе Дома До'Урден. Бриза поспешила вернуться домой с предварительным докладом о стычке с гномами, оставив сестёр дожидаться дальнейшей информации вместе с толпой, собравшейся на рыночной площади Мензоберранзана. – Но гномов погибло почти четыре десятка. Это полная победа.

Мэлис спросила:

– А что насчёт твоих братьев? Как вёл себя Дом До'Урден в этой схватке?

– Как и в случае с наземными эльфами. Дайнин заколол пятерых. Говорят, он бесстрашно провёл первую атаку, и именно он уложил больше всего гномов.

Лицо Матери Мэлис засияло при этом известии, однако она подозревала, что загадочно улыбающаяся Бриза готова сообщить ей ещё кое-что не менее приятное.

– А Дзирт? – спросила верховная мать, не желавшая терпеть, пока дочь прекратит свои игры. – Много ли свирфнебли на его счету?

– Ни одного, – отвечала Бриза, продолжая улыбаться. – И всё же этот день по праву принадлежит ему! – быстро добавила она, увидев сердитую гримасу на переменчивом лице матери.

Мэлис, однако, это не позабавило.

– Дзирт победил земную элементаль! – вскричала Бриза. – Почти в одиночку, с незначительной помощью мага! Верховная жрица из патруля сказала, что это убийство на его счету!

Мать Мэлис тяжело вздохнула и отвернулась.

Дзирт всегда был для неё загадкой: блестяще, как никто, владея оружием, он в то же время был не вполне лоялен и недостаточно почтителен. А теперь вот земная элементаль! Сама Мэлис видела когда-то, как такое чудовище разгромило целый отряд налетчиков Дроу, убив дюжину закаленных бойцов, пока не убралось восвояси. А её сын, её непредсказуемый сын, убил такое чудовище сам, без чьей-либо помощи!

– Ллос будет довольна нами сегодня! – высказала своё мнение Бриза, не очень понимавшая реакцию матери.

Слова Бризы навели Мэлис на мысль.

– Позови сестёр, – приказала она. – Соберемся в соборе. Поскольку Дом До'Урден так отличился сегодня в туннелях, возможно, Паучья Королева удостоит нас каким-либо сообщением.

Решив, что мать имеет в виду известие о битве, Бриза объяснила:

– Вирна и Майя ожидают на рыночной площади дополнительных сведений. Через час-другой мы всё узнаем.

– Меня не интересует эта битва с гномами! – проворчала Мэлис. – Всё, что касается нашей семьи, я уже узнала от тебя. Остальное неважно. Но надо извлечь выгоду из героических поступков твоих братьев.

– Чтобы узнать своих врагов! – выпалила Бриза, ухватив мысль матери.

– Вот именно. Чтобы узнать, какой из Домов замышляет недоброе против Дома До'Урден. Если Паучья Королева и вправду довольна этим днём, она может наградить нас каким-нибудь известием, которое поможет разоблачить наших врагов!

Вскоре после этого четыре верховные жрицы Дома До'Урден собрались вокруг паучьего идола в приемной зале собора. В ониксовой чаше перед ними курился священный фимиам – сладкий, напоминающий о смерти, любимый Йоклолами, Прислужницами Ллос.

Пламя поднималось разноцветными языками, от оранжевого до зелёного и ярко-красного. Затем оно начало принимать форму, словно услышав зов четырёх жриц и уловив нетерпение в голосе Матери Мэлис. Верх пламени, теперь уже не пляшущий, стал плоским и закругленным, принял форму безволосой головы, затем, увеличившись, потянулся вверх. Полностью воплотившись в изображение Йоклол, полурастаявшей груды воска с гротескно удлиненными глазами и опущенными уголками рта, пламя исчезло.

– Кто вызывал меня? – телепатически спросила маленькая фигурка. Мысли Йоклол, слишком мощные для её крохотного тела, прогремели в головах собравшихся Дроу.

– Это я вызывала тебя, прислужница, – громко, чтобы слышали дочери, ответила Мэлис и склонила голову в поклоне. – Я – Мэлис, покорная слуга, Паучьей Королевы.

Йоклол скрылась в облаке дыма, в ониксовой чаше остались лишь мерцающие блики курящегося фимиама. Спустя мгновение прислужница вновь появилась, уже в полный рост, и встала позади Мэлис. Бриза, Вирна и Майя, затаив дыхание, смотрели, как на плечи матери легли два отвратительных щупальца.

Мать Мэлис приняла это без слов, уверенная в том, что повод для вызова Йоклол был достаточно уважительным.

– Объясни, зачем ты осмелилась побеспокоить меня, – проникли в неё мысли Йоклол.

– Чтобы задать простой вопрос. Тот, на который тебе известен ответ, – так же молча ответила Мэлис: для общения с Йоклол слова не требовались.

– Этот вопрос так важен для тебя? – спросила Йоклол. – Ты ведь очень рискуешь.

– Мне необходимо узнать ответ, – ответила Мэлис.

Три её дочери с любопытством наблюдали, слыша мысли Йоклол, но об ответах матери им приходилось только догадываться.

– Но если ответ так важен, причём он известен обыкновенным прислужницам, а значит, и Паучьей Королеве, не думаешь ли ты, что Ллос сама сообщила бы его тебе, если бы считала нужным?

Мэлис откликнулась:

– Возможно, до сегодняшнего дня Паучья Королева не считала меня достойной знать его. Но многое изменилось.

Прислужница замолчала и втянула выпученные глаза в голову, словно сообщаясь с каким-то дальним уровнем.

После нескольких напряженных минут молчания Йоклол сказала:

– Приветствую тебя, Мать Мэлис До'Урден. Эти слова были произнесены спокойным, ровным голосом, не соответствующим столь гротескной внешности.

– И я приветствую тебя и твою госпожу, Паучью Королеву, – ответила Мэлис.

Быстро улыбнувшись дочерям, она продолжала стоять, не оборачиваясь к стоявшей позади прислужнице. Похоже, предположение о благосклонности Ллос оказалось верным.

– Ллос довольна Домом Дармон Н'а'шезбернон, – сказала прислужница. Мужчины вашего Дома одержали в этот день победу, сделав даже больше, чем сопровождавшие их женщины. Я должна принять вызов Матери Мэлис До'Урден.

Щупальца соскользнули с плеч Мэлис, и Йоклол неподвижно застыла за её спиной, ожидая приказаний.