Шотландец в Америке, стр. 76

Каждый день по несколько часов Дрю учил ее говорить с шотландским акцентом, и тут ее артистические навыки пришлись как нельзя более кстати.

Дрю усилил свой собственный акцент, изгнав из произношения все следы пребывания на американском Западе.

Закончив подготовку, Дрю написал Филипу Торпу деловое письмо с уведомлением, что он, граф Кинлох, будучи в Америке, хотел бы приобрести солидный кусок земли, и ему известно, что Филип Торп как раз тот человек, который может помочь ему в этом деле. Однако, добавил Дрю в письме, он хотел бы, чтобы сделка совершалась конфиденциально, так что не согласится ли мистер Торп без промедления встретиться с ним в гостиничном номере?

После чего Дрю отправил к Торпу посыльного с письмом.

Осталось только ждать. Бен и О'Брайен присоединились к Дрю и Габриэль, и в гостиной их роскошного номера они принялись обсуждать подробности своего плана. Ни Габриэль, ни Дрю ни на минуту не должны оставаться одни. О'Брайен и Меррил будут следовать за ними по пятам, куда бы те ни направлялись, и Дрю должен все время держать их в виду. Бен останется в гостинице и будет ждать, когда Торп сделает свой ход.

Габриэль заметила, что Дрю и О'Брайен сразу понравились друг другу, на что Бен суховато заметил: мол, рыбак рыбака… Оба они бездельники и бродяги. Спокойный, сдержанный, наблюдательный Меррил больше напоминал Бена.

Итак, все пятеро снова обсудили план. Если Торп станет наводить справки, то узнает, что в Америке сейчас действительно пребывает граф Кинлох, человек довольно сомнительной репутации. Дрю заморгал, услышав такую характеристику, но потом, пожав плечами, пренебрег. Габриэль следила за ним и поняла, что Элизабет права: он действительно ненавидит свой титул. Остатки прежней досады на его скрытность испарились бесследно. Ей очень хотелось подойти к Дрю, погладить его по щеке, утешить, приласкать… оказаться в его объятиях. Увы, судя по всему, их не собирались оставлять вдвоем. Бен торчал в номере безотлучно — и не только потому, что волновался из-за их безопасности. Он, по-видимому, взял на себя роль старшего брата и защитника Габриэль — и как бы она высоко ни ценила его заботы, все же предпочла бы, чтоб ее иногда оставляли с Дрю наедине.

— Ты уверена, что хорошо владеешь оружием? — спросил ее Дрю. Габриэль кивнула и достала отцовский кольт. Мужчины в изумлении уставились на нее. Разумеется, пришлось доказывать свое умение, и она не могла не заметить одобрительный взгляд Дрю, когда успешно выдержала экзамен.

Все же вид у Бена был озабоченный.

— Стреляй с близкого расстояния, — посоветовал он, — ну, если придется стрелять, конечно.

Тихонько вздохнув, Габриэль согласилась.

Раздался стук в дверь, Бен и его друзья спрятались в спальне. Дрю открыл дверь. Мальчик-посыльный вручил ему конверт.

— Мне было сказано подождать ответа, — сказал он.

Дрю вскрыл конверт и быстро прочел послание.

— Передай мистеру Торпу, что завтра в десять утра — самое удобное время.

Мальчик кивнул и исчез в коридоре. Дрю запер за ним и условным знаком постучал в дверь спальни. Трое мужчин вошли в гостиную.

— Итак, джентльмены, — сказал Дрю, — Торп проглотил наживку.* * * Филип Торп лицо имел цветущее, сложение плотное, покрой костюма безупречный. Сразу было видно, что этот человек хорошо ест, пьет и вообще живет недурно. У него также был холодный взгляд, хотя с лица не сходила улыбка.

С тайным отвращением Габриэль глядела, как утренний гость, шагнув на порог гостиной, протянул руку Дрю.

— Милорд, — почтительно проговорил он.

Габриэль искоса взглянула на Дрю и почувствовала, с каким презрением, разумеется, хорошо скрытым, тот пожимает руку Торпа. Однако держался Дрю внешне довольно любезно, хотя и снисходительно, что, впрочем, можно было ожидать от человека его класса и происхождения. «Он был бы хорошим актером», — подумала Габриэль.

— А это леди Кинлох, — сказал Дрю, собственническим жестом обняв ее за талию.

— Весьма польщен, леди Кинлох, — сообщил Торп.

Габриэль не протянула руки, лишь слегка приподняла брови, как, по ее представлениям, делают аристократки.

Торп снова повернулся к Дрю.

— Я так понял, что вас интересует земля.

— Именно так, — ответил Дрю с сильным шотландским акцентом, — но я хочу прежде сказать вот что. Недавно у меня появились кое-какие деньги, но также есть и долги. Надеюсь, вы понимаете. У меня есть знакомый англичанин, который получил большую прибыль от ранчо, приобретенного здесь, в ваших пустынных краях. Я тоже хочу купить ранчо и найти управляющего для него — без особой огласки. Мой друг говорит, что я могу утроить вложенный в землю капитал, и очень скоро.

— Но покупка земли должна быть зарегистрирована, — осторожно заметил Торп.

— Да, я так и думал, — сказал Дрю. — Вначале сойдет девичья фамилия моей жены. — Он пожал плечами. — А потом я найду средства для уплаты долгов, и все будет в порядке.

— Почему вы обратились именно ко мне? — осторожно спросил Торп.

— А я слышал, что вы владеете здесь большими угодьями, — сказал Дрю, — и можете расстаться с их частицей, так как вам нужны деньги для должности… как это называется?

— Губернатора, — солидно подсказал Торп.

— Да, так. И меня заверили, что вы очень умный бизнесмен, остро чувствующий скрытые возможности. Я лично не вижу ничего противозаконного в подобной сделке. Просто я хочу подчеркнуть нежелательность… огласки.

— Сколько у вас денег? — спросил Торп.

Габриэль почти воочию видела, как он облизывается, словно кот при виде сливок.

— Почти двести тысяч ваших американских долларов.

Филип Торп сморгнул:

— Наличными?

— Я не доверяю банкам, — важно ответствовал Дрю. Торп издал горлом какой-то полузадушенный звук.

— Но вы, конечно, не носите эти деньги в кармане?

Дрю пожал плечами.

— Так я ведь всегда вожу с собой в экипаже пистолет, — сообщил он гордо, — и деньги вам могу заплатить не мешкая.

Габриэль почти видела, как вертятся шарики в мозгу Торпа, между прочим, уже получившего телеграфное подтверждение из Англии, что граф Кинлох находится сейчас в Америке.

— У меня действительно есть земля, которая вам может подойти, — вкрадчиво начал Торп. — Если хотите, я вам покажу это место на карте.

Дрю кивнул. И Торп поспешно развернул на столе карту.

— Это в трех милях от Остина. Раньше здесь была плантация хлопка. Во время войны владелец умер, и я купил участок у его вдовы. Земля просто ждет не дождется нового хозяина. Очень миленькое место. Холмистое. Река с чистой питьевой водой. Ну, разумеется, у меня есть и другие покупатели. Фактически, вот только вчера… — Он многозначительно замолчал.

Дрю повернулся к Габриэль. Она деликатно передернула плечиками.

— А как насчет индейцев?

— Они давно покинули те края, леди Кинлох, — заверил ее Торп, — и в самой Шотландии вы живописнее местности не найдете.

— Но я хочу обратно в Шотландию, — жалобно протянула Габриэль, глядя на «мужа».

Но Дрю, однако, твердо ответил:

— Ты же знаешь, что это невозможно. Судьи… — Он резко оборвал себя, словно запоздало вспомнил о присутствии Торпа.

— И как скоро мы можем оформить купчую на землю, если место нам понравится? — спросил Дрю Торпа, глаза которого уже загорелись от жадности.

И еще как загорелись, удовлетворенно отметила про себя Габриэль.

— Но у вас, наверное, есть друг, знакомый юрист, с которым вы могли бы посоветоваться? — пустил пробный шар Торп.

— Разве я похож на человека, который полагается на чужое мнение? — презрительно ответил Дрю. — Да еще мнение какого-нибудь здешнего жителя?

И повернулся к «жене».

— Это всего на несколько месяцев, дорогая. Все устроится.

— Но это стыд и срам, — сказала Габриэль, наклоняясь к Дрю. — Моя семья опять будет чувствовать себя униженной, если ты…

— Мистеру Торпу неинтересны наши семейные дела, дорогая, совершенно неинтересны. К тому же когда мы покажем им, как выгодно вложили деньги…