Шотландец в Америке, стр. 75

— Он расспрашивал о тебе, объясняя, что ему нужна работа, — сказал Бен, когда они вошли в номер Кингсли. — Он знает, что ты здесь. И, очевидно, будет ждать, пока ты ляжешь спать. А мы устроим ему сюрприз.

Они положили на кровать одеяло Керби, придали ему фигуру спящего человека. Затем Бен повернулся к Дрю:

— Иди вниз и жди, пока он не вернется с ужина. Дрю вопросительно приподнял брови.

— Как только он войдет в двери гостиницы — поднимайся по лестнице. Притворись пьяным и по дороге в свою комнату ненароком ткнись в дверь Керби. А затем иди к себе.

Дрю с подозрением взглянул на Бена. Уж не хочет ли тот вывести его из игры?

— Мы должны знать о его приближении, — пояснил Бен. — Другого пути нет.

Дрю пришлось подчиниться: в словах Бена был здравый смысл… И все же он решил, что будет под рукой, чтобы в случае чего вмешаться. Он спустился вниз, нашел свободный стул, надвинул шляпу на глаза и стал прислушиваться к звукам шагов.* * * Керби и Бен сидели на полу, держа оружие наготове. Ждать оказалось чертовски трудно. Напряжение словно тисками сжимало сердце, заставляя вспоминать всю свою жизнь, все то, что привело к нынешнему дню. А Керби еще мучило и чувство вины. Он искренне полагал, что не стоит той помощи, которую ему оказывают друзья.

В полном молчании тянулось время — и наконец они услышали толчок в дверь. Через минуту кто-то попытался открыть замок. Бен и Керби уже были на ногах. Дверь отворилась, в комнату проник свет от лампы в коридоре, и — пуля вырвала из подушки пучок перьев.

Бен захлопнул дверь, и убийца оказался в западне.

— Не двигаться, — приказал Бен. — Ты у нас на мушке.

Киллиан, однако, сделал молниеносное движение, выбрав своей жертвой Керби… Тот не успел и глазом моргнуть, как прогремел еще один выстрел. Киллиан свалился на пол.

Бен выругался, склонившись над раненым.

— Кто тебя послал?

Киллиан застонал.

— Черт побери, кто?

Стон перешел в хрип, бесчувственное тело обмякло и застыло.

От Киллиана они уже ничего не узнают.

24.

— Я сейчас же иду к шерифу и расскажу обо всем, что произошло двадцать пять лет назад, — сказал Керби. — Я не хочу стать причиной гибели других людей.

Дрю вернулся на ранчо вместе с Керби и Мастер-сом, которому удалось умиротворить власти Сан-Антонио. Он доказал, что Киллиан находился в чужой комнате с преступной целью, и его убийство было оправданно. Дрю в деле не фигурировал, и его имя даже не упоминалось.

— Обвинение в убийстве клерка падет и на Торпа, но ты, Керби, ничего не сможешь доказать, — возразил Бен, — а если ты уничтожишь шансы Торпа на губернаторство, он, можешь быть уверен, не оставит в покое ни тебя, ни, скорее всего, Габриэль и Джона.

Керби выругался.

— У Дрю есть другая идея насчет того, как вывести Торпа на чистую воду. После смерти Киллиана Торп будет настороже, но, если мы правильно выберем наживку, он может клюнуть, особенно если возникнет опасность, что ты заговоришь и тем самым разрушишь его надежды на должность губернатора. Знать наверняка, что ты понял, кто он есть на самом деле, Торп не может, но заподозрить это — вполне.

Опершись на кресло, в котором сидела Габриэль, Дрю с удовлетворением слушал, как Бен развивает его план.

— А если, — закончил Бен, — Торп действительно так жаден, как о нем говорят, то он не упустит возможности продать земельный участок богатому шотландцу. Англичане сейчас вовсю скупают земли на Западе и вкладывают огромные деньги в развитие скотоводства, поэтому Торп ничего не заподозрит. К тому же — при благоприятных условиях — он захочет и деньги получить, и оставить за собой земли, если удастся. Вот вам и ключ к действию. Мы должны сделать эту возможность очень привлекательной, чтобы Торп не мог устоять против соблазна.

Керби нахмурился.

— А если Торп не клюнет на эту наживку?

— Дрю тогда скажет, что передумал покупать участок, и мы придумаем что-нибудь другое.

В комнате воцарилась тишина.

— Дрю скорее сойдет за богатого бездельника, если при нем будет и жена, — заметила Габриэль. Дрю мгновенно вскинулся.

— Нет, — сказал он, с удивлением расслышав в собственном голосе панические нотки. — Торп может тебя узнать, если видел на сцене.

— Не узнает, если я изменю внешность, — возразила Габриэль, оборачиваясь к нему. — Белокурый парик может творить чудеса, а такие парики всегда есть у дорогих портних.

Руки Дрю похолодели, и он остро почувствовал это, когда Габриэль сжала его пальцы в своей теплой ладошке.

— Я не желаю прожить до конца своих дней, опасаясь любой притаившейся за деревом тени, — сказала она тихо. — В конце концов, это дело не только Керби, но и мое.

В поисках поддержки Дрю поглядел на Бена.

— Ради бога, Бен, скажи ты ей, что это чудовищная идея!

Бен, однако, покачал головой:

— Не могу. Она права. Муж с женой — это хорошая мысль.

Дрю сжал ладонь Габриэль.

— Нет, — упрямо повторил он.

Девушка круто обернулась и посмотрела ему прямо в глаза.

— Дрю, ты собираешься рисковать своей жизнью. Я имею право поступить так же. Я этого хочу. И я так сделаю! Хотя бы в память об отце.

Теперь Дрю знал ее даже слишком хорошо. Если он не позволит Габриэль ехать с ним, она придумает собственный план действий. Рискнула же она в одиночку отправиться на перегон! А с ним и с Беном она по крайней мере будет под защитой.

— Вы не будете предоставлены самим себе, — сказал Бен, — у меня есть друзья, которые вам помогут. Люди, достойные доверия.

Эти заверения не успокоили Дрю, но он знал, что решение Габриэль останется неизменным. Все же пойти на такой риск было трудно, и он сурово глянул на Бена.

— Если с ней что-нибудь случится…

Бен посмотрел на него, потом на остальных.

— Все будет хорошо. Думаю, на этот раз Филип Торп повстречает равного ему противника.* * * Номер в гостинице Остина был одним из самых лучших, в которых Габриэль приходилось бывать. Вернее, не приходилось. У родителей было мало денег, и поэтому они останавливались в чистых, но бедных меблированных комнатах.

Бен настаивал на «Гранд-отеле», потому что здесь были обособленные «люксы», которые по карману богатому шотландцу. Номер из двух смежных комнат представлял также большую гарантию безопасности. Поэтому Бен заказал такой «люкс» для Эндрю Камерона, лорда Кинлоха, и его жены Кэтрин. Второй такой же номер он снял для богатого золотодобытчика из Колорадо, Дэна Форсайта.

Габриэль оглядела комнату с восхищением, но и с некоторой опаской. Дрю, будучи графом, вероятно, привык к подобной роскоши, но она в этих апартаментах чувствовала себя не в своей тарелке.

Дэна Форсайта, а вернее Бена, посетили два незнакомца, обладающих цепким, пронзительным взглядом. Один из них, Кейн О'Брайен, ловко отпер без ключа дверь между двумя номерами. Габриэль вскоре узнала, что некогда О'Брайен был известен как разбойник по прозвищу Дьявол, — это прозвище ей уже не раз приходилось слышать. Она не совсем понимала, как этот человек здесь оказался, но Бен ему верил совершенно и безоговорочно, хотя вид у О'Брайена и вправду был разбойничий. Второго их помощника звали Джуд Меррил. Это был бывший полицейский, чем-то обязанный Бену. Еще нескольких человек Бен направил в «Круг-К» — охранять Керби и Джона. Поразительно, сколько народу ухитрился собрать Бен для этого дела, которое, в общем, его самого касалось мало.

Габриэль и Дрю отправились по магазинам. Она купила два превосходных платья, он — пару дорогих костюмов. Для того чтобы осилить покупки, они соединили свои средства, а Керби, хорошо заработавший на перегоне, вручил им солидную сумму на «покупку» земли.

Следующим шагом должно было стать приобретение белокурого парика, и когда Габриэль упомянула об этом в присутствии мужчин, Кейн О'Брайен в тот же день доставил парик. Габриэль не спрашивала, где он его раздобыл, но должна была признать, что у бывшего Дьявола хороший вкус и наметанный глаз. Парик оказался ей совершенно впору. Он скрывал коротко остриженные локоны, и в модной шляпе Габриэль выглядела в нем очень элегантно.

×
×