Грехопадение (ЛП), стр. 40

— Ты оказываешь сильное влияние на людей, не так ли?

Я всё ещё едва могла говорить. Я просто стояла в центре его комнаты и смотрела на дверь. Мой мозг пытался выработать логически связные мысли, но я просто хваталась за соломинку. Я не могла думать логически, потому что всё, что я видела перед собой, — это те древние голубые глаза.

Леа вошла в комнату Шейна, вернув меня обратно в реальность. Она смотрела на меня широко раскрытыми глазами, которые выражали её обеспокоенность тем, что только что произошло.

— Что это было?

Забыв о том, что Шейн всё ещё находился в комнате, я схватила её за руки. Моё сердце бешено стучало.

— Ты обратила внимание на цвет его глаз?

Она с недоумением посмотрела на меня. Я слышала, как Шейн позади нас оставил свои дела и повернулся к нам, чтобы послушать. Я посмотрела на него и только пожала плечами, как будто ничего не имело значения. Я наклонилась поближе к Леа и тихо прошептала, надеясь, что Шейн не мог услышать:

— Они точно такого же цвета, как и те, которые я ищу.

В глазах Леа засияло понимание.

— Блин, ты серьёзно? Ты уверена?

Она начала мерить комнату шагами.

— О чём вы двое шепчетесь? Что ты ищешь? — спросил Коннер, заходя в комнату. После он кивнул Шейну.

— Кто-то должен поговорить с Такером. Он одержим. Ты видел его и Блейка? Чувак, я думал, что все закончится дракой.

Шейн ничего не сказал, он просто смотрел на меня, ожидая, когда я заговорю. Я отпустила Леа и попыталась вести себя спокойно и сдержанно.

— Я думаю, что все немного перенервничали и не в духе из-за того, что происходит, вот и всё. Все находятся на грани, так что мы определенно должны уехать из города к Такеру, как можно скорее. Все смогут расслабиться, и нам какое-то время не нужно будет оглядываться в ожидании нападения.

Я наблюдала за Шейном, ожидая его реакции.

— Хочешь, я останусь здесь и поеду с тобой? Выбор за тобой, никто не должен решать за тебя, — сказал Шейн.

— Так будет лучше, — ответила я. Повернувшись к Леа, я продолжила. — Я просто быстро забегу в магазин, обещаю, что буду ехать прямо за вами, ребята.

Мой выбор, кажется, успокоил всех, даже Такера и Блейка. Я не могла оторвать от него взгляда, когда они загружали грузовик сумками с вещами под падающим снегом. Он тоже не мог оторвать от меня взгляда, и, прежде чем уехать, он подошёл ко мне и посмотрел прямо в глаза.

— Возвращайся так быстро... как только может человек, — усмехнулся он. Я чуть не потеряла сознание. В голове крутилась мысль присвоить кое-какую одежду Шейна, или попросить у Леа, но всё это не имело смысла. Всего через несколько часов всё будет так, словно не было всех этих жизней. Моё сердце вырывалось из груди.

Я потратила ровно тридцать минут в магазине, хватая всё, что можно, даже ничего не меряя. Шейн просто шёл рядом со мной, куда бы я ни направлялась, держал пакеты и шутил, буквально заставляя меня смеяться в голос.

Мы помчались домой, и я скинула все покупки в огромный рюкзак, который купила вместе с одеждой. Мой телефон зазвонил своими сиренами, оповещая о текстовом сообщении, единственном, что замедлило меня.

Новое текстовое сообщение.

Леа: 14:45.

«Ты уверена, что это он? Он мудак».

Я: 14:45.

«Не знаю! Вроде никто не дал мне шанса поговорить с ним!»

Леа: 14:47.

«Плохое предчувствие. Пересматриваем варианты».

Я: 14:49.

«Чёрт, о чем ты говоришь?»

Леа: 14:51.

«Тебе решать...»

Следующее текстовое сообщение было мультимедийным файлом, отправленным с телефона Леа. Я оставила Шейна в гостиной смотреть новости о надвигающихся метелях, пока он упаковывал свои вещи так медленно, как только мог. Я закрылась в ванной и нажала на сообщение.

Она записала кое-что из их разговора в грузовике Блейка. Разговор происходил между Такером и Блейком, ставя ставки на то, кто поимеет меня первым, и дошли до тысячи долларов. Подпись Леа гласила: «Не слишком похоже на ангела».

Следующее мультимедийное сообщение было с телефона Коннера. Я нажала на иконку и услышала себя, играющую на гитаре. Камера телефона Коннера изучала студию и остановилась на выражении лица Шейна. Оно было благоговейным. Я поставила его на колени. Коннер приблизил лицо Шейна, слезы застилали его глаза, лицо изучало любовь и желание. Это заставило меня затаить дыхание, его прекрасные черты наблюдали за мной с такой глубиной и тоской.

Шейн постучал в дверь ванной, приведя меня в чувство. Мне нужно было добраться до Блейка, чтобы проверить, был ли он тем, кого я искала. Да, Боже, да, мне очень нравилось, как Шейн смотрел на меня, но мы все знали, что это продлиться лишь одну ночь. Даже если Блейк не был моим ангелом, я не могла согласиться на кого-то вроде Шейна. Грейс стоила большего, я стоила большего.

14

Я наклонила голову, чтобы посмотреть на приглушенное падение пушистых белых хлопьев, покрывающих землю. Мне казалось, что хрупкие снежинки танцуют вокруг меня, двигаясь под слышную им одним музыку.

В окружении заснеженных ветвей город выглядел живописно и обнадеживающе.

Шейн отряхнул снег с переднего и заднего стекол. Я была поражена тем, сколько его уже нападало, а ведь метель даже не дошла до нас. На земле лежало уже около фута снега. Прежде чем покинуть квартиру, мы наблюдали за бегущей строкой на экране телевизора, призывающей оставаться дома и выезжать только в экстренных случаях.

Это не было экстренным случаем, но я бы отрастила крылья и полетела к тем древним голубым глазам, если бы не могла водить.

Шейн открыл дверь со стороны пассажира и отряхнул ботинки, раскидывая повсюду снег.

— Поторопись, просто залезай. Я бы хотел убраться с дороги, прежде чем начнется метель.

Шейн сердито посмотрел на меня.

— Мы можем остаться здесь, Грейс. Мы не обязаны ехать к Такеру. Я обещаю, что защищу тебя.

— Шейн. Я еду. Ты можешь оставаться здесь.

Внутри джипа все еще было холодно, и пар вырывался изо рта каждый раз, когда мы говорили. Я задрожала, включила обогрев и разморозку и пыталась вернуть тепло в пальцы. Когда воздух казался достаточно теплым и мои пальцы не дрожали, я включила свой навигатор и ввела данные пункта назначения. Снаружи снег пошел сильнее.

Я выкарабкалась из сугробов на полном приводе, ветер завывал снаружи.

— Похоже, ангелы устроили тот ещё бой подушками! — засмеялась я.

— Бой подушками? — прошептал Шейн.

— Ага, это старое выражение. Коннер сказал его, когда снег начался той ночью. — Я взглянула на его лицо: голова низко опушена, руки крепко сжаты на груди. — Что не так? Ты не веришь в эти штуки и в старые бабушкины сказки?

Я остановилась на красный свет и стала ждать его ответа.

Шейн пожал плечами и выглянул в заснеженное окно.

— Я просто не задумывался об ангелах, — сказал он и вздрогнул.

Я въехала в Тоннель Линкольна и выехала в еще худшую зимнюю сказку, чем та, из которой выехала: по эту сторону тоннеля снег не был расчищен. Шейн пристегнулся, но все еще сидел на краю сиденья, сжимая приборную панель так, что костяшки побелели.

Телефон Шейна зазвонил. Когда он ответил, я услышала голос Коннера. Вой ветра доносился снаружи, и я не расслышала остальную часть разговора.

После краткой беседы Шейн выключил телефон.

— Они уже добрались. Коннер сказал, что дороги становятся хуже и на I-80 просто белая мгла.

Большие куски снега врезались в машину, и дворники едва могли очистить лобовое стекло.

— Мы не можем повернуть назад. Все хорошо. Смотри. — Я указала на почти матовое лобовое стекло. — Дороги не так уж плохи.

×
×