Шарада (ЛП), стр. 18

Так я и стою, не зная, что делать. На меня это не похоже, и мне это все не нравится. Но я даже не знаю, в каких отношениях мы сейчас, поэтому и не понимаю, как в них ориен-тироваться.

— Я не кусаюсь… ну, пока ты сама не захочешь. — Одна половина его губ дергается вверх. — Я уже говорил тебе, как сильно женщинам нравятся мои губы…

— Прекрати! Клянусь, ты так отвратителен!

Но я все равно подхожу и сажусь на край кровати. Я с силой выдыхаю и делаю еще один вдох. По комнате разносится только этот звук, но я чувствую его обжигающий взгляд на себе.

— Спасибо… Я…

Кольт вздыхает.

— Не нужно. Тебе не нужно говорить «спасибо».

— Ты позаботился обо мне.

— И что?

Я поворачиваюсь к нему, в то же время желая вновь отвести взгляд, потому что это так тяжело.

— Большую часть своей жизни я не могла ни на кого положиться. Даже когда могла, мне очень это не нравилось. То есть, конечно, это зависит от человека. Не притворяясь и не переигрывая. Ты видел самое худшее во мне… ту часть меня, которую я ненавижу и не хочу, чтобы кто-то видел, но ты был там. И это что-то значит для меня.

— Если это самое худшее, то ты хорошая. С тобой все будет в порядке, Шай. Я ни на секунду в этом не сомневаюсь.

Не знаю, почему от его слов мне хочется улыбнуться. И все же я не могу себя заста-вить это сделать.

— Ты назвал меня Шай…

— Эх, у меня была тяжелая ночка. Поэтому я не настроен сегодня утром отражать твои атаки, называя тебя принцессой.

Я рассматриваю его — светлые волосы все время выглядят так, будто он взъерошивает их пальцами. Татуировки и резкие черты лица смягчаются только ямочками на щеках. Ко-гда я смотрю на него, то вижу контроль. Не знаю, почему, потому что с ним я его не испы-тываю. Мы ругаемся, как безумные, но я все равно почему-то чувствую себя в безопасности и своего рода силы, об отсутствии которых никогда не подозревала.

— Во дворе было всего несколько человек. Чертовы нарики и слишком подвыпившие, чтобы понимать, что вообще происходит. Хотя Адриан поговорил с ними. Сомневаюсь, что тебе придется беспокоиться о людях, которым наплевать на тебя.

В этот момент я не думаю о прошлой ночи. Мне все равно, кто видел и что произош-ло. Я лишь могу сосредоточиться на изгибе его губ. Мышцах пресса и том, как они сокра-щаются.

— Вот дерьмо. — Он поднимает руку, и я удивлена, когда он дотрагивается до моих волос. — Ты и правда пытаешься меня убить? Ты же просто заживо пожираешь меня глаза-ми.

А потом он притягивает меня к себе, его язык нежно исследует мои губы. Я раскры-ваю их и позволяю его губам стереть все остатки моих мыслей, кроме Кольта и того, что он делает со мной.

— Иди сюда, — говорит он мне в губы, а потом снова целует меня.

Я взбираюсь на него и сажусь верхом, обхватив ногами за талию. Рука Кольта погру-жается в мои волосы и остается на затылке, делая наш поцелуй еще глубже. Я чувствую его эрекцию, от чего давление внутри меня растет.

Другая его рука скользит сзади по моей футболке, и несмотря на то, что это непра-вильно и что так дела не делаются, каждое его прикосновение скрывает то, о чем я не хочу думать. Когда он касается меня, то это что-то ясное, то, что мне известно. Его прикоснове-ние — это черное и белое, когда все остальное в моей жизни таковым не является, даже если я в это верила.

Я отстраняюсь.

— Ты помогаешь мне забыть. Я просто хочу забыть.

Кольт переворачивается, оказываясь сверху. Мои ноги обвивают его, а потом он снова меня целует.

— Чего ты хочешь, Шай? — Его губы скользят по моей шее. — Скажи мне, чего ты хо-чешь.

— Контроля. — Я выгибаюсь навстречу ему. — Результат чего я могу контролировать. Делать вид, что все в порядке.

— Это все, что у меня есть. С… Кроме этого, мне просто больше нечего дать тебе прямо сейчас.

Еще один поцелуй, а потом он покусывает мочку моего уха.

Ему даже не нужно уточнять. Я знаю, что он имеет в виду свою мать. Это все, что у нас есть — мы оба травмированы своим багажом, и все равно это срабатывает. Я никогда не ду-мала, что что-то подобное сработает со мной.

— Именно это мне и нужно.

На этот раз он перестает атаковать меня губами и смотрит в глаза. У меня перехваты-вает дыхание.

— Так мы меняем одну шараду на другую?

Я улыбаюсь.

— Ага… Думаю, именно так.

Он наклоняется, но его губы замирают на моих, когда из-за двери его спальни разда-ется стук.

— Кольт! Тащи свою задницу сюда!

Он стонет.

— Лучше послушаться.

Когда он поднимается, мышцы на его спине напрягаются, и я впервые замечаю на его плечах татуировку. Это еще одна трайбл-тату, тянущаяся от одного плеча до другого. Кольт открывает дверь.

— Что?

— Ты оставил вчера свой мобильник у меня в машине. Звонила твоя мама.

— Черт.

Кольт вырывает телефон из рук Адриана и набирает номер. Кровать прогибается, ко-гда он садится обратно на нее, у него дрожат ноги. Я не знаю, что делать. Если бы между нами было больше, чем просто случайный роман, я могла бы обхватить его руками. Сказать, что все хорошо, и поцеловать в плечо. Но это не соответствует тому, что есть между нами. Но он же сделал это для меня прошлым вечером.

Мой взгляд устремляется к Адриану, который приподнимает бровь и кивает головой в сторону Кольта, но я все равно не двигаюсь.

— Привет. Ты в порядке? — Кольт нарушает повисшую в комнате тишину.

Я жду, пока он слушает.

— Я приеду. — Снова пауза. — Все нормально. Я хочу. — Опять слушает. — Перестань спорить. Я скоро буду.

Кольт вешает трубку.

— Все круто? — спрашивает из дверного проема Адриан.

— Все в порядке. Хотя мне нужна твоя тачка.

Полагаю, это значит, что его машина все еще сломана.

— Ты можешь воспользоваться моей, если хочешь, — говорю я ему.

Кольт поворачивается ко мне, его глаза слегка щурятся, будто он почти забыл о моем присутствии. И по какой-то причине это оставляет во мне какое-то чувство пустоты.

— Все нормально. Не беспокойся об этом.

— Ключи на кухне.

Адриан зевает и потом уходит.

— Я очень быстро довезу тебя до общежития, а потом мне нужно будет уехать.

Он встает, выдвигает ящик и начинает копаться в нем в поисках футболки.

Меня гложет вина. Что, если с его мамой что-то не так, а он пропустил ее звонок из-за меня?

— Ты уверен? Если ты торопишься, я могу попросить кого-то другого подвезти меня… или поехать с тобой.

При этих словах он резко поднимает голову, и я знаю, что ему явно не нравится эта идея. У меня так и крутятся на языке слова, чтобы он катился к черту. Что, если он может целовать меня, то не должен смущаться того, что я буду рядом с его мамой, но потом я на-чинаю понимать. Дело совсем не в этом, и все это кажется слишком личным.

— Неважно. Про последнюю часть забудь.

Кольт натягивает через голову футболку.

— Дело не в тебе… просто все это чертовски странно, понимаешь? То есть, видеть ко-го-то незнакомого тебе в такой ситуации…

У меня в голове проносится мысль о том, как, должно быть, выглядели мамины кости в лесу.

— Да… Да, я понимаю.

Он расстегивает брюки.

— Если ты не хочешь, чтобы тебя тут увидели, то тебе нужно убираться отсюда. Я буду готов через две минуты, а потом сваливаю.

Я двигаюсь к двери, но он хватает меня за руку прежде, чем я выхожу. Он открывает рот, потом снова закрывает, в его глазах проносятся всякие мысли.

— Мы встретимся позже, хорошо?

Из моих легких вырывается сильный вздох.

— Хорошо.

Глава 17

Кольт

По дороге к маме я получаю два сообщения от потенциальных покупателей. Но я иг-норирую их и бросаю свой мобильник на пассажирское сиденье машины Адриана. Я сейчас не в настроении с этим разбираться. Они никуда не денутся после того, как я проведаю ма-му.

Черт. Не могу поверить, что прошлым вечером оставил свой телефон. Я никогда так не делаю. Он всегда со мной, и я проходил целую ночь, даже не подозревая, что его нет на месте.