Эвелина (СИ), стр. 2

- Переместился, а теперь, ваши жизни спасаю.

Как он решил нас спасать? Все, пора завязывать читать фантастику. Но на всякий случай назвала свое имя. Вдруг - это какой ни будь посланник смерти и ему срочно необходимо проверить по списку, туда ли явился.

Странные мысли посещают меня перед смертью. Грешница я, не видеть мне ангелов, вот и демона уже персонального выделили. Ничего так, симпатичны демонёнок, будет жарить меня в аду. В прямом смысле жарить, а не то, что вы подумали. Ух, извращенцы! Где рога, хвост, копыта, какой-то ты бутафорский и тут на мне сэкономили.

Я что - это вслух говорила? Ой, о-й-ёё-о-й-й!

- Но-но, не хами от меня сейчас зависит не только твоя жизнь, но и благополучие твоего сына. Не демон я, и прошу не оскорблять. Ну, хорошо Эвелина, раз ты сама заговорила, то у меня есть к тебе предложение. Твоему сыну сохраняют жизнь, а ты отправляешься со мной и выполняешь все, что тебе прикажет глава дома Жизнь создающих. Ты фактически поступишь в его полное распоряжение. Если согласна, то повторяй слова клятвы за мной. Если нет, то вы вдвоем сегодня погибните, от себя могу добавить - мгновенно, долго мучатся, не придётся. Ах да, думай быстрее, я время долго держать не смогу, - и так проказливо заулыбался, как будто предлагает мне выпить чаю.

Сказать, что я офигела - это ничего не сказать, ни х... себе условия. Я уже ни чему, не удивлюсь. Хотя, хорошо не душу в вечное пользование. А вообще, зачем я им понадобилась? Явно, не развлекать беседой - долгими зимними вечерами. Сколько людей гибнет по всему земному шару, именно в эту минуту, а пришли только за мной. Но в ответ ясное дело киваю, если есть хоть маленькая возможность, то я ей воспользуюсь. Нет, не ради себя, я так поняла, мне светит пожизненное рабство, а ради сына. Он совсем еще ребенок, ему столько надо увидеть, узнать, я не могу позволить ему умереть.

- Я согласна, но я собственными глазами должна убедиться, что с Кириллом все будет в порядке, - тихо проговорила я. Хватит рефлексировать! Будь что будет, если все получится, и я останусь жива, то даже скажу ему спасибо.

Парень, на мои слова, как-то странно поморщился.

- Ладно, увидишь! Повторяй за мной,- и приложил мне какие-то странные камни к вискам, от них по голове расходилось приятное тепло, а по телу прошел странный электрический импульс. Как от легкого удара током и он начал говорить на непонятном языке, точнее мне так сначала показалось, через несколько секунд я начала его прекрасно понимать и повторять.- Я, Эвелина Григорьевна Аланская, клянусь выполнять приказы и полностью повиноваться главе дома Жизнь создающих Эрикинелу глеви Тен Орию Сиезскому, залогом сей клятвы является дар жизни моего сына Кирилла Аланского, в случае моего неповиновения сей дар будет отнят.

Я ожидала, какой ни будь вспышки, грома, молний ну или хотя бы облачка, но ничего не происходило, Денис отстранился от меня и стал ждать. Время тянулось, как резина, я уже думала, что ничего не получилось. А потом, меня скрутила резкая боль, заломило в висках, а по телу прошла судорога. Не понимая в чем дело, я повернула на себя зеркало заднего вида, на месте, где до этого были камни, осталось по золотой татуировке, какая-то витая закорючка, в центре с символом бесконечности, вспыхнула и погасла. Я даже пальцем потерла кожу, где за секунду до этого горели символы, но ничего не было.

- Все, клятва принята, пойдем, - проговорил он и наклонившись, начал выталкивать меня из машины.

- Что? А как же мой сын? Без него не пойду ни куда! - уперлась руками в руль. Давая тем самым понять, что с места и на сантиметр не сдвинусь.

- Дура! - скривившись, наш спаситель. - Вылазь, с ним ничего не случится. Защитная сфера уже окружил его - это условие клятвы. От меня здесь ничего не зависит, у него не буде даже царапин после аварии. А у нас мало времени! - и махнул рукой в сторону заднего сиденья.

Повернув голову, только и могола что раскрывать рот, как выброшенная на сушу рыба. Сын сидел на заднем сиденье и улыбался. Он тоже, как и все вокруг, застыл во времени, еще в начале нашего разговора. Я разглядывала его, пытаясь запомнить, как можно лучше. Солнышко мое, я всегда называю его солнышком, по тому, что он очень улыбчивый. А кудри светло - золотистых волос обрамляю лицо, как лучики. А сейчас вокруг Кирилла переливалась и мерцала какая- то радужная оболочка. И в меня вселилась уверенность, что пока он под этой защитой, с ним все будет хорошо.

С пятой попытки открыла дверь и еле выбралась на улицу. Было до чертиков жутко и вся эта ситуация, и застывшее время, и клятва эта. Да по мне грузовик чуть не прокатился! Все, привет истерика, давно не виделись. Меня начало трясти, как флаг на ветру, сколько не пыталась успокоиться, ничего не получалось, а становилось только хуже. И этот, горе-спасатель, продолжал копаться в машине. Что ему еще надо? Заночевать там решил, что ли?. Подошла ближе и чуть не обомлела, на переднем сиденье сидела я. Точнее полная моя копия: в моей одежде, с моим макияжем и с широко раскрытыми глазами. Жуть какая! Все, еще немного и я точно тронусь, психика сломается под напором набежавших обстоятельств.

Тем временем, Денис, лихо выскочил из машины и потащил меня в сторону. Пара секунд, лишь несколько ударов сердца и время ускоряется и несется вскачь. Вот грузовик таранит мою машину, ее резко сносит и начинает вертеть. И она на бешеной скорости не влетает в дерево, большое такое в обхвате метра два. Мне показалось, что мое сердце остановилось, легкие не могут сделать ни вдоха, ни выдоха, а горло зажато в тесках. Я просто не могла поверить, что после подобного может кто-то выжить. Денис, щелкнул пальцами, а время полетело еще быстрее, как слайд шоу. Вот рядом с местом аварии остановилась джип, солидный мужчина с седыми волосами выскочил на снег. Подбежал к побитой хонде, хотя ее узнать теперь было невозможно, заглянул на водительское сиденье и отошел. Затем его взгляд наткнулся на ребенка. И мужчина, недолго думая, залез в дыру, которая образовалась вместо лобового стекла, подхватил и вытащил бессознательного тело на руках, и побежал к своей машине. А груду покореженного металла, охватило пламя, затем прогремел взрыв. Смена кадра и время еще больше ускоряется: скорая, милиция, звонок мужу, больница, осмотры сына разными врачами, а на нем ни царапины, он даже не успел понять, что с ним произошло. Дом, похороны, мои поминки, плач родственников, но с Кириллом все хорошо. Трагедия обошла его стороной, и я этому очень рада.

Легкая улыбка скользнула на мои губы и пропала. Сердце сжалось еще сильнее, все, я вижу своего ребенка в последний раз. Я прекрасно это осознавала! Не зря же, Денис, моего двойника в машине оставил, для всех я уже умерла, меня для них уже не существует. Слезы градом катились по лицу, капая за шиворот блузки. Делая не четкой картинку перед глазами, смазывая образ самого дорогого мне человечка.

- Нам пора, мы больше не можем оставаться в этом мире, ты больше не принадлежишь ему, - тихо проговорил он. Эти слова вывели меня из оцепенения и прострации.

- И куда мы теперь направляемся? - поинтересовалась я отстраненным голосом.

- Скоро все узнаешь, а теперь спи.

Не успел он договорить, как меня погрузило в долгожданную тьму.

Глава 2

Эрикинел глеви Тен Орий Сиезской

Кид вломился в мой личный особняк, далеко за полночь. Весь ободранный, с практически опустошенным физическим и магическим резервом, покрытый царапинами и ссадинами. На плече, как манто, у него болталась какая-то девица, в столь же потрёпанном виде. Неужели это она, наконец - то можно приступить к осуществлению моего плана, как же долго я этого ждал. Вовремя, как же вовремя, я вышел на Хранителя или он на меня, да какая разница, главное это результат. Сколько сил я угробил на бесполезные эксперименты и поиски подходящего материала. Кто бы знал, каких сил мне стоило, не вцепится в нее прямо сейчас и не поволочь в лабораторию. Стоп, отдернул я себя, обдумать все можно и позже, а пока надо разобраться со всем происходящим.