Айлине дракона (СИ), стр. 44

— Да. И что?

— Попробуй его позвать. Я на время ослаблю защиту, чтобы он тебя нашёл. Потом ты попросишь его выяснить у сверхов вашего рода и других, приближенных к Чёрному, что они знают о смерти моего отца.

— А почему твой брат этим не займётся? — задала закономерный вопрос Туэль.

— Он недолюбливал отца. Его мать была для него центром мира, а отец — только как носитель фамилии.

— А как он относится к вам? — поинтересовалась я.

— Терпит, — грустно улыбнулся мужчина. — Но он мой единственный близкий родственник.

— Вы, вроде бы, не плохой… э… дракон. Почему поддерживаете его жестокость?

— Он мой брат, — снова повторил мужчина. — Кому я кроме него нужен?!

— Своей паре, — словно под гипнозом пробормотала я.

Дракон грустно покачал головой.

— Я слишком долго ЕЁ жду. У меня больше нет сил надеяться. Да и кто полюбит дракона из Серого рода?!

— Полюбит, — уверенно сказала я.

— Вот-вот, — поддакнула Нистика. — Не забывайте, что моя подруга Золотой дракон, она знает, что говорит.

— Как золотой? — удивился брюнет. — Но брат… он ничего мне не говорил… Я не знал…

Потом в его тёмных глазах зажглась безумная надежда.

— Я, правда, встречу ЕЁ? — прошептал дракон, подбежав ко мне и осторожно взяв мои руки.

Всё во мне твердило, что этот несчастный дракон заслуживает свой кусочек счастья. И я знала, что его счастье совсем рядом. И мне предстоит привести его к своей суженой.

— Совсем скоро, — успокоила я мужчину.

Дракон простоял минуту-две, блаженно улыбаясь, а затем на его лице промелькнула решимость. Отпустив мои руки, он начал мерять шагами комнату, то хмуря брови, то бормоча себе что-то под нос. Наконец, его мельтешение прекратилось, и мы с девочками выжидающе на него уставились.

— Так, я сейчас иду к брату, отчитаюсь, что немного пощекотал вам нервы, это его хоть и ненадолго успокоит. А потом тихонько вернусь, и сниму на пару минут защиту, и вы позовёте сверха. Передадите ему что надо и отправите назад. Сами сидите тише воды, ниже травы. Есть хотите?

— Нет. Пока нет.

— Простите, но придётся потерпеть. Брат любит сначала немного помучить голодом. А если я вам что-то принесу, сразу отстранит меня от охраны, и ваш побег не удастся без моей помощи.

— Послушай, — нахмурилась Тиэль. — Но если ты нам поможешь, что с тобой сделает брат?

— Вам меньше всего надо думать об этом, — решительно оборвал брюнет. — Главное спасти вас, потому как то, что приготовил для вас мой брат, омерзительно.

Нистику дёрнуло поинтересоваться, что конкретно нас ожидает. Лучше бы молчала. Да я даже в страшном сне себе такого не могла вообразить. Побои — меньшее из того, что нам приготовил маньяк, самым страшным была угроза насилия, сопряжённого с пытками. Даже то, что в его плену оказалась Золотая драконица, которая могла поспособствовать возрождению рода, перестало волновать Серого.

Даже примени мы всю ту магию, которой успели в совершенстве овладеть, для своей защиты, исход был бы неутешительным. Трое первокурсниц против двух десятков магов?!

М-да, перспективы не радужные.

В конце концов, нас отвели в сырую камеру, хорошо ещё, что не разделили. Пока наш ожидаемый спаситель прикрывал нас, мы тихонько переговаривались и испуганно вздрагивали от любого постороннего шороха. Всё казалось, что у брюнета ничего не получилось, и вернулся Серый маньяк.

Время шло, а наш сообщник всё не возвращался, надежда на спасение таяла.

Лишь спустя часа три дракон вернулся. Его щека была исполосована когтями и до сих пор немного кровоточила, несмотря на хорошую драконью регенерацию. Девочки кинулись помочь дракону, но он отмахнулся, сказав, что у нас и так мало времени. В замке Серого должна была вскорости появиться одна эльфийка с совершенно ненормальной психикой. Когда мужчина описал её, я поняла, что всем нам несдобровать, особенно мне. Эннилин вряд ли простит мне то, что я не затерялась в Серых пределах, а до сих пор жива и в отличии от неё до сих пор являюсь законной женой Ярромиэля.

Пока Серый отлучился на предварительную встречу к эльфийке, мы приступили к осуществлению нашего плана. Наш спаситель застыл на несколько мгновений, отдавая силы на ослабление защиты. Почувствовав подходящий момент, я изо всех сил мысленно закричала: «Тиэль!!! Помоги!!! Найди меня!!!»

Пару минут ничего не происходило, а затем в камере заискрило, и появившийся Тиэль, оскаливший пасть, чуть было не напал на нашего спасителя. Я едва успела крикнуть «Нельзя! Свой!». Сверх остановился, но, всё ещё ощетинившись и вздыбив шерсть, поглядывал на дракона.

Времени на объяснения не было, поэтому я сразу дала понять Тиэлю, что нас надо срочно спасать, к тому же силы брюнета были на исходе, пот градом катился с его лба, но он со стоическим упорством продолжал сдерживать защиту.

Тиэль думал не более минуты, но способ, которым он смог бы нас всех вызволить, был неприятным и опасным. Нам предстояло уйти в Серые пределы и по тонкой кромке пройти к месту, которое называлось «Колыбель дракона», сосредоточие первородных сил драконов и священное для всех драконов место.

Объяснив всем способ спасения, решительно ухватила слабеющего дракона за руку. Он сначала недоумённо взглянул на меня.

— Спасайтесь, я как-нибудь выкручусь.

— Нет, после такого в живых тебя вряд ли оставят. К тому же я обещала привести тебя к твоей айлине.

— Но я не смогу пройти Серыми пределами, слишком ослаб, — покачал головой дракон.

Я вопросительно взглянула на Тиэля. Он подтвердил, что для дракона дорога может стать опасной. Но уж пусть лучше будет попытка его спасти, чем уйти, зная, что за наше спасение мужчина поплатиться жизнью. Девочки решили так же и вцепились в дракона вместе со мной. Тиэль подошёл ближе и велел мне держаться за его шерсть, ни в коем случае не отпуская её, остальным я передала указания сверха, они должны были держаться за меня и дракона.

Только мы успели крепко вцепиться друг в друга, как почувствовали вибрацию и мгновенную дезориентацию. Даже глаза зажмурили, а когда открыли их, нас уже окружал серый туман, до боли знакомый мне. Стало страшно и холодно. Но стоять на месте было нельзя, и Тиэль поспешил вперёд одному ему известной дорогой.

Идти было тяжело, ноги словно в болоте вязли в тумане. Все силы мы прикладывали, чтобы не упасть, а надо было ещё тащить совершенно обессилившего дракона. Казалось, что туман выпивает из него последние жизненные силы.

Но мы всё шли и шли. Вскоре стало казаться, что дорога никогда не кончится, и мы потеряемся в тумане. Но я-то знала, что эти мысли внушал нам туман и продолжала как на аркане тянуть всех следом за Тиэлем.

Неожиданно я почувствовала, что наш спаситель стал заваливаться на бок. Боги, если он упадёт, мы не сможем его спасти. Разрывать контакт друг с другом, чтобы удержать дракона было нельзя. Мы остановились на мгновение, растерянно взглянув друг на друга.

И в момент, когда слёзы бессилия готовы были сорваться с наших ресниц, из тумана выпрыгнул ещё один сверх, совершенно белого окраса. Он поднырнул под тело дракона, и таким образом наш спаситель лежал перекинутый через крепкое тело сверха.

Тиэль повернул морду в нашу сторону, нетерпеливо махая хвостом. Появление Белого лишь заставило его сверкнуть заинтересованно глазами, а потом он настойчиво потянул нас продолжить путь.

Дальше наша пополнившаяся группа стала передвигаться более уверенно и легко, словно присутствие белого сверха заставило туман стать менее плотным.

Сделав очередной шаг, я почувствовала, что начинаю куда-то проваливаться. Тиэль рыкнул, чтобы я не боялась, мы пришли. Я успокоила испуганных подруг. Оказалось, что мы никуда не проваливаемся, а переносимся к «Колыбели драконов».

Спустя миг серую хмарь разорвало вспыхнувшим сетом, и мы увидели, что находимся в гигантской золотой пещере, а с левой стороны пещеры увидели, о счастье! выход наружу.

Глава 26

Ярромиэль счастливо улыбался, Лансониэль потихоньку оттаивала и всё больше доверяла ему. Это не могло не радовать. И сейчас не только драконье притяжение делало жену ближе и желаннее, Ярромиэль всеми фибрами души чувствовал, как в нём с каждым днём расцветает безграничная любовь к жене.

×
×