Айлине дракона (СИ), стр. 4

— Лансониэль, — произношу, словно пробуя на вкус придуманное. Красиво. Как то сразу по душе. Что ж, пусть так и будет — Лансониэль.

Глава 3

Зал. Огромный, более похожий на каменный грот, где свод потолка теряется в недосягаемой высоте, а серебристые стены кажутся отполированными до блеска. Кажется, что холод должен наполнять пространство зала и забираться под любую утеплённую одежду, но этого не было, ощущалось лишь приятное тепло. Мне было хорошо. Представилось даже, что будь у меня крылья, я бы воспарила к самому своду потолка или стала кружиться, подобно порхающему с цветка на цветок мотыльку. Странное ощущение.

— Дитя! — раздалось где-то над головой. Подняв глаза к месту откуда шёл голос, недоумённо хмурюсь: разглядеть говорившего не представлялось возможным, так как чуть выше середины стены находилось большое широкое углубление, более похожее на театральный ярус и находящееся практически в затемнении.

— Дитя! — вновь произнёс голос. — Пройди в центр.

Решила послушаться. Как и было, предложено прошла в центр зала, где на красном с голубыми прожилками каменном возвышении в выбитом, в виде чаши, углублении лежал молочно-белый овальный камень размером в две стандартные человеческие головы.

— Приложи руки к Нейлин.

— Куда?

Нет, я действительно дебилка, итак ясно, что говорят о белом камушке. Ладно, не будем казаться глупее, чем есть на самом деле. Прикладываю руки, куда сказано. Сначала ладоням становится щекотно, хочу отдёрнуть руки, но не могу. Ощущение такое, будто они стали естественным продолжением камешка. Интересненько!.. И главное почему-то совсем не страшно, и до ненормального любопытно, что будет дальше.

Через десяток секунд кончики пальцев обожгло болью, которая, правда, тут же прошла. А от пальцев к ладоням и дальше по локтям ко всему телу понеслась тёплая, согревающая волна радости, будто в меня влилась недостающая часть меня, моей сущности. Потрясающее чувство цельности себя!

Оу, а почему мои руки стали золотыми, того самого, дорогого цвета червлёного золота? Красиво!..

— Любопытно…

— Хорошо…

— Через столько лет…

— Невероятно…

Голоса раздавались со всех сторон надо мной. Что ещё за загадки? А камешек под моими руками между тем стал менять цвет. Даже нет, не так. Менять, мешать в себе цвета. Представьте себе этакий калейдоскоп меняющиеся, вливающиеся друг в друга все цвета и оттенки радуги. Мешанина некоторых оттенков нравилась, некоторых оставляла равнодушной. А пара-тройка заставила восхищённо выдохнуть. Внутри же меня родилось собственническое чувство, заставив чуть ли не прорычать: «МОЁ!!!!!»

— Можешь идти, дитя. Отныне и впредь ты — Лансониэль А*миане Н*уаторре, золотой дракон.

* * *

— Миэль, мальчик мой, я настаиваю. Её необходимо учить. Сущность дракона пробудилась слишком поздно и Лансониэль необходима помощь.

Ярромиэль недовольно хмурил брови.

— Ей необходимо родить моего сына!

— И это тоже. И нам необходимо уповать на прародителей, чтобы её драконица не стала проявлять себя и просыпаться до или сразу после родов. Девочке и так будет сложно.

— Я понимаю. Рождение дракона не всегда проходит легко.

— Дело не в этом, Миэль. Думаю, роды пройдут спокойно. А вот пробуждение драконицы… Здесь сложнее. Предполагаю, что возможно у девочки будут возникать внезапные дикие боли. Лансониэль понадобится вся её выдержка и терпение, а также наша поддержка и совершенно новая формула лекарства, что мы даём драконам-подросткам.

Ярромиэль посмотрел в глаза собеседнику.

— Всё настолько серьёзно?

— Да. Необходим постоянный контроль. При любом признаке проявления драконьей сущности — лекарство, сон и покой. Я конечно, надеюсь, что всё обойдётся, но перестраховка не помешает. Отправь Иллиэля в Синее ущелье, пусть привезёт синий мох. А заодно заглянет к своей тётке. Думаю, у неё ещё осталась настойка соттэ. Пригодится. А ещё лучше, если уговорит её прилететь самой. Иди, внук.

Ярромиэль вышел.

«Ты ещё поймёшь, мальчик, как тебе повезло», — подумал про себя оставшийся дракон.

«Необычная девочка. Способности к магии огня, воды и воздуха. Способности, которые ещё не проявили себя, но с которыми придётся учиться обращаться. Не вылетевший дракон, беременность, непростой характер Ярромиэля… Да, девочка, лихо подставила тебя бывшая носительница твоего тела. Ну, да ничего. Будем надеяться, что всё обойдётся. Наверняка, драконица выйдет чудная. Руки вон золотом сияли. Держись, внучок, за её внимание тебе придётся сразиться не с одним драконом. Тем более ещё придётся теперь решать, законная ли девочка ему жена».

* * *

Мне вот интересно, дали имя, обозвали золотой дракошей. И всё? А то, что я, вообще-то, всю жизнь прожила человеком, чувствую себя человеком, думаю, как человек, не в счёт? Почему никто не объяснил, что меня ждёт? Что значит — БЫТЬ драконом? Что значит — родить дракона? И жена ли я дракону? Кто я в этом мире? Что это за мир? Вопросы, вопросы и ещё раз вопросы. Плыть по течению или добывать информацию самой? Быть той, кем меня захотят видеть, или той, кто я есть? Ну, хотя бы на этот вопрос есть ответ, однозначный — я была, есть и буду самой собой. Потому что, переставая быть собой, я перестану БЫТЬ, как бы это не звучало.

Так, размышляя и задавая себе вопросы, я провела с час, пока не пришла Минниэль. Честно говоря, обрадовало меня ни сколько появление Минниэль, сколько то, что она принесла. Еду. Нет, даже не так. ЕДУ!!! Хорошо, что обо мне не забыли, хотя, может не обо мне, а о том, что во мне их малыш-дракон. Ну, да и ладно. Каковы бы не были причины, главное голодной не оставили. И, кстати, можно попытать Минниэль, и получить ряд ответов на свои вопросы. Активно работая ложкой, задаю первый вопрос:

— Минниэль… Скажи, а кто у меня родится: ребёнок или дракон?

Минниэль рассмеялась: — Ой, госпожа, смешная вы. Конечно же, малыш-дракон.

Ага, можно подумать, стало понятнее. Так, подойдём с другой стороны.

— А он родится с крылышками и чешуёй?

— Что вы, родится, как обыкновенный ребёнок с ручками, ножками. А крылья и чешуйки появятся, когда малыш начнёт взрослеть. Но до этого очень далеко. Так что не беспокойтесь раньше времени.

— А скоро мне рожать? Пойми, у меня это впервые, и я не знаю, чего ждать и когда.

— Судя по вашему животику, родов ждать не долго. Думаю дней через пятнадцать. Рожать, конечно, больно, но у нас хорошие повитухи, каждая умеет облегчать боль.

— Это как?

— Магия драконов, госпожа.

— Магия драконов?…

Глава 4

— Мой дорогой, так это же хорошо. А вдруг станется, что девушка совсем не такая как Эннилин? К тому же она даст Ярромиэлю сына-дракона! Мне не терпится скорее встретиться с ней. Она красивая? Очень похожа на прежнюю Эннилин?

×
×