Юлька (СИ), стр. 2

— Значит, не там ищете. Вы оглянитесь вокруг. Может счастье-то рядом! И потом, Гриша, я слышала, что ты собрался жениться.

— Я?! — искренне изумился Вяземский, — на ком?!

— На Даше Логиновой.

— Кто вам сказал такую глупость?!

— Твоя мама. Мы встретились с ней вчера на концерте. И Анна мне сказала, что у тебя с Дашей все серьезно.

Казанцев хихикнул.

— Все это ерунда, Ирина Дмитриевна, — усмехнулся Григорий. — Маме, просто не терпится меня женить. А с Дарьей, ну, мы просто иногда вместе проводим время. Может она, конечно и хочет выйти за меня, но я об этом даже не думал.

— Напрасно, Гришенька. Даша хорошая, серьезная девушка. Нечета этим вертихвосткам, — Погодина кивнула в сторону стайки моделей. Просто замечательная партия. Отец — крупный чиновник, да и с Петром они друзья. И наследница богатая.

— Я, знаете ли, тоже не бедствую. Ирина Дмитриевна, неужели вы думаете, что я хочу жениться на мешке с деньгами? Деньги — дело наживное. Была бы голова на плечах. Если мне когда-нибудь и придет в голову идея создать семью, поверьте мне, я это сделаю, если искренне полюблю свою избранницу. И мне неважно будет, из какой она семьи.

— А как же статус, Вяз? — вклинился в разговор Казанцев. — Твоя жена должна быть из твоего круга. Не может принц жениться на нищей. Такое только в сказках бывает.

— Не умничай, Казанова, поживем — увидим. И давайте, уже прикроем эту тему. И вообще, я, пожалуй, поеду домой.

Вяземский попрощался со всеми и пошел к выходу.

2

Юля работала в компании уже две недели. Её устроил сюда дед, который был правой рукой дизайнера Валерия Ростова. Старый закройщик шил костюмы еще членам политбюро ЦК КПСС и ценился в «QUIN STYL» на вес золота. Он мог с легкостью, на глаз определить объем груди, талии и бедер любой манекенщицы. Он виртуозно кроил по лекалам великого дизайнера, и хотя Ефим Наумович Смолкин, был давно на пенсии, Ростов скорее согласился бы расстаться с собственной головой, чем с таким мастером.

Смолкин начинал работать еще с отцом Григория, когда огромная компания была просто маленьким ателье, где шили прекрасные и качественные вещи.

И когда Ефим Наумович попросил Ростова помочь устроить внучку в компанию на должность программиста, тот не раздумывая, согласился. Вяземский же вообще подписал приказ о назначении, не глядя.

Обладая легким характером, девушка быстро нашла себе подруг в компании.

Девчонки ей все уши прожужжали о том, как хороши собой Вяземский и Казанцев, но девушку не интересовали мужчины. Более того, она их боялась.

Вообщем, за две недели работы, Юлька ни разу не видела своих боссов. Кабинет, где она работала, находился в самом конце длинного коридора на первом этаже, а офис президента располагался на пятом. Да и девушки, которые, собираясь в курилке, вдохновенно сплетничали о мужчинах, сразу же замолкали, едва входила Юля. Во-первых, потому что она была слишком юна, чтобы слышать такое, а во-вторых, она яростно ненавидела мужчин.

Девушке было всего 17, но за свою короткую жизнь она хлебнула столько горя, что не всякой зрелой женщине доводилось переживать.

После трагедии, которая случилась десять лет назад, дед и бабушка, воспитывающие её, старательно оберегали внучку от внешнего мира. Девочка практически нигде не бывала. Она даже училась на дому. Школьные учителя, оберегая психическое здоровье ребенка, пошли навстречу пожилым людям, ходили к ней домой. Естественно, не бесплатно. Работая в огромной компании, дед Юли мог себе это позволить.

Благодаря острому уму и феноменальной памяти, Юля блестяще окончила школу. Пришло время поступать в институт. И девушка поступила на факультет прикладной математики и электроники. Правда, на заочный факультет. Так решил дедушка, а ему Юлька всегда верила.

Единственными друзьями Юли были компьютер, да еще соседский Лешка — очкарик и заучка.

Юля знала компьютер до последней микросхемы и была компьютерным гением. Вместе с Лешей, они бродили по бесконечным просторам Интернета, посещали разные страны, заводили друзей. Лешка был единственным представителем мужской части населения, к которому девушка относилась хорошо. Остальных мужчин она ненавидела и боялась.

Лешке же она доверяла все девичьи тайны. Он был её лучшим другом и наперсником.

Последним увлечением Юли и её друга стал панк-рок. Они слушали его часами, посещали сайты, посвященные ему, даже одевались как настоящие панки.

Ефима Наумовича чуть удар не хватил, когда он впервые увидел внучку в подобном одеянии. Он и его жена, были категорически против подобного увлечения, но психотерапевт девушки сказал им:

«Пусть она слушает что хочет, одевает все, что ей вздумается, лишь бы не возвращалась мыслями к тому, что с ней случилось. Иначе, мы никогда не вылечим её от этого панического страха».

Именно врач посоветовал старому портному, устроить Юлю на работу в компанию.

— Компания, где вы работаете, — говорил Смолкину врач, — просто идеальное место для её реабилитации! Там работают прекрасные люди. Она быстро найдет себе друзей. Модная компания — дом красоты и изящества. А красота, как известно, спасет мир. И, Юленьке, работа в такой праздничной обстановке пойдет только на пользу. Все страхи и ужас пережитого уйдут в самые дальние закоулки подсознания. Да и под вашим присмотром будет, что тоже немаловажно.

Старик согласился с доводами врача. И вот теперь, Юля работала в Модном доме.

* * *

Придя сюда впервые, Юлька была ошеломлена. Она никогда не видела столько красивых людей сразу. Все были очень стильно одеты. В воздухе витал запах дорогого парфюма. Казалось, даже у секретарш в офисе, ноги росли прямо от ушей, не говоря уж, о ведущих менекенщицах компании.

Ростов, непосредственный начальник её деда, отнесся к девушке, с несвойственной ему добродушием и любезностью. Единственно замечание дизайнера, относилось к её наряду.

— Куколка моя, — сказал Валерий, мягко улыбаясь, — такой прелестной девушке нельзя так одеваться и так ярко краситься. Ты юный, нераспустившийся цветок, и макияж твой должен быть нежным. А платье? Боже мой! Разве твой дедушка, этот великий кудесник верхнего платья, не говорил тебе, что одеваться так, это просто преступление?!

— А мне так нравится, — упрямо заявила Юля.

— Как хочешь, рыбка моя, — пожал плечами Валерий, — но это производит ужасное впечатление! Твой наряд это… это — верх безвкусия. В конце концов, это просто не эстетично!

— Ну, и пусть! И вообще, я не ваша рыбка!

— ?? — Ростов перевел взгляд на Ефима.

— Валера, я потом все объясню, — старик явно нервничал.

— Да мне, в принципе, все равно. Только, Наумыч, сделай так, чтобы она не попалась на глаза Вяземскому или Казанове! Иначе, будет скандал! Ты ведь знаешь нашего Гришу.

В его компании все должно быть на высшем уровне. А тут…

— О, да! Не волнуйся. Кабинет программистов находится на первом этаже, в самом конце коридора. Туда эти двое сроду не заходили.

Её подружки — секретарши тоже все время твердили о том, чтобы она не одевалась столь экстравагантно и сменила, наконец, прическу, а то не дай Бог увидит господин президент…

— Да что вы меня пугаете все время своим Вяземским, — возмущалась Юлька, — плевать я на него хотела. Как хочу, так и одеваюсь! Отстаньте от меня! Дамочки только сокрушенно головами качали. Девчонка словно в панцирь пряталась за своими ужасными нарядами.

3

Однажды, хмурым ноябрьским днем, Юлька сидела в своем кабинете, и от нечего делать играла в сложную компьютерную игру. Она прошла уже пять уровней, когда на столе зазвонил телефон.

— Алло, — сказала Юля, не отрываясь от монитора.

— Юля, это Наташа, — сообщила ей секретарь президента. — А Ольга там? Передай ей трубку, пожалуйста.

Ольга Орлова была старшим программистом и непосредственным начальником Юли.

×
×