Ррр! Или смешно пытаться выдать ведьму замуж! (СИ), стр. 35

Вдогонку, с пламенным приветом, полетела ваза.

— Русские так просто не сдаются! — заорала я, злясь на самоуверенного гада в мужском обличии, на этот долбанный мир, который захватил меня в свою ловушку и еще больше злясь на… себя.

Почему я веду себя как тряпка? Что вообще за розовые слюни были сейчас продемонстрированы?

А главное было бы перед кем!

Ну, хорош собой — с этим не поспоришь! Ну глаза красивые… Ну голос потрясающий… Но ведь не Бред Пит!

Решительно встаю и иду в спальню.

Сейчас кое-кому такую культурную революцию организую! Он еще пожалеет, что дал мне неделю испытательного срока!

Да я ему такое устрою! Завтра сам запакует мое барахло в чемоданы и облегченно вслед платочком помашет!

Повертевшись у зеркала, я удовлетворенно подмигнула сама себе и вышла в коридор. Нужно вернуться в зал и отжечь… Да так, чтобы это событие стало легендарным!

— Вот это да!

Обернувшись, я увидела Юлия.

— Нравлюсь?

Меня оценивающе изучили сверху вниз, потом снизу вверх, потом еще раз сверху вниз… Короче приблизительно так осматривала Аська препарированную лапку лягушки. И выбросить жалко и опытов больше не поставишь!

— Как-то откровенно, на мой взгляд! — вынес наконец-то свой вердикт представитель лесного народа.

— Это еще ничего! — представляя, как отреагирует светские львицы на «Little Black Dress». — Юлий, скажи по секрету, где тут можно выпивку раздобыть?

Эльф загадочно улыбнулся и вытащил из-за спины бутылку с красным вином.

Задумчиво разглядываю бутылку… Чтобы с таким алкогольным допингом допиться до «легендарно» нужно очень крепкую печень!

— А самогона нет? — вспоминаю единственную ночевку в лесу и запасливого Марка. — Желательно гномьего!

— Уважаю! — кивнул удивленный парень, отдал бутылку мне на попечение и тут же исправился.

— Вот и отличненько! — вытягивая зубами пробку, захихикала я, гася в себе голос разума. — Сейчас бум отрываться!

* * *

Остальное отпечаталось в сознание какими-то урывками…

Помню, как ворвалась в зал и найдя в толпе распорядителя Ли, начала громко ему высказывать:

— И это вы называете культурной программой? Да мы с Аськой в десять лет круче тусовки организовывали!

— Принцессе не нравится… — виновато опустил голову распорядитель.

— Да у вас мухи на лету от скуки в спячку впадают! Что уж про нормальных пиплов говорить.

— И что же делать? — грустно посмотрел на меня мужчина, прижимая к груди блокнот, который, как мне кажеться, никогда не выпускал из рук.

Коварно улыбаюсь, доставая из кармана айпод…

Помню, как потом мы с подоспевшим Юликом отрывались в середине зала. Помню, как развела эльфа на небольшой стриптиз, отчего добрая половина подвыпившего женского населения расплылась в восторженной улыбке.

Потом мы с ушастым прощались с пьяненькими, но очень довольными гостями, и клялись друг другу в вечной дружбе. Вроде после этого на заплетающихся ногах, эльф пошел провожать меня до комнаты и заснул.

Причем на моей кровати!

В диагональ!!!

Еще немного побродив по комнате, я решила, что для здорового крепкого сна следует спать на свежем воздухе. И в свете недавних событий, королевский сад показался мне самым удачным местом для этого.

— Напилааася, я пьяааано! — орала я, рисуя змейку ногами. — Не дойду… ик… до доооому!

До дерева я все-таки дошла, правда парочку раз чуть не упала, но «чуть» в моем состоянии не считалось!

С ветки спрыгнула белка и, наклонив голову, с прищуром глянула на мою невменяемую тушку.

— О! А вот и «белочка»! — обрадовалась я. — Хочешь орешек?

Белка посмотрела на протянутое яблоко, смешно чихнула и быстрой стрелой умчалась на дерево.

Немного расстроившись от такого наглого игнора, я обняла ствол яблони руками и душевненько заголосила:

— Что стоииишь качаясь! Тооонкая береза! Стоп! Почему береза? Была же рябина… или не была?

Последнее, что я запомнила, сползая по стволу вниз, это накрывших меня белочек.

Глава 6. Девушка, молчите! Это ваше главное украшение!

Пробуждение было неожиданным. Какая-то бессовестная скотина, вылила на меня ведро воды!

— Твою ма…! — пожелала я всем доброго утра.

В ответ удостаиваюсь также сомнительного приветствия:

— Вынужден присоединиться к вашему негодованию, принцесса! — раздалось откуда-то сверху. — Я тоже крайне расстроен своим пробуждением!

Открываю глаза и смотрю на дико недовольного короля столицы-королевства Гиз и застывшего рядом с ним бледного слугу. Ага! А вот и пустое ведерко! Значит, это все-таки был умысел, а природные аномалии…

С трудом концентрирую взгляд на хмуром короле Максимельяне, выглядящим этим утром, весьма примятым жизнью. Судя по темным кругам под глазами, пока вчера вечером кое-кто развлекался, Макс нес королевскую вахту.

В какой-то момент мне даже захотелось пожалеть беднягу, но именно в этот момент к горлу подкатил комок. Недовольный желудок пытался сообщить, что мой собственный организм в жалости нуждался куда больше.

Макс повелительным кивком отослал слугу и принялся за разборки:

— Не ожидал, принцесса!

— И зря! На войне все средства хороши! — стараясь остановить вращение мира, простонала я, оставаясь лежать на земле. — И, между прочим, кого-то вчера предупреждали, что я принцесса вздорная и неуравновешенная!

Вращение постепенно замедлилось, сменившись диким ощущением мини-пустыни во рту и головной болью. Но особенно сильно ныли мышцы задней поверхности бедра и правое колено. Интересно, с чего бы? Вроде физкультурой вчера не занималась.

— Принцесса, — отрывая от самоанализа, прорычал над ухом мужчина, — вы хоть понимаете, что опозорились перед своими будущими придворными?

— Что значит, опозорилась? — обиженно смотрю на него одним глазом, потому как второй повторно открываться отказался наотрез. — Я вчера просто веселилась!

— Хорошо, же вы повеселились! — зарычал мужчина, и стало как-то жутковато общаться с ним без свидетелей. — Принцесса, вы споили весь высший свет…

— Было бы кого спаивать! — возмутилась я. — Алкоголик на алкоголике! Мы с Юликом между прочим одними из самых трезвых были!

— Из самых трезвых значит? — ехидно поинтересовался король Максимельян. — И как это двум трезвым людям пришло в голову кидаться едой?

Спокойно пожимаю плечами и, все также не выходя из положения лежа, пытаюсь вяло оправдаться:

— Так ее все-равно никто не ел! — от воспоминаний о вчерашней «драчке едой», губы невольно расплылись в довольной улыбке: — А так хоть народ растормошили перед танцами!

— Молодцы, растормошили! — резко кивнул головой мужчина. — Со вчерашнего вечера почти все дамы скомпрометированы вашими танцами!

— Интересненько, выходит! — с обидой в голосе, продолжаю бессмысленную оправдательную деятельность. — Значит, как с неизвестными мужиками во время медляка обниматься, так они первые вешались на шею и губы тянули, а как за последствия отвечать так это мы их скомпромпом… спомкроме… тьфу ты! Короче, подставили!

Мужчина на мое возмущение никак не отреагировал. Он просто спокойно сложил руки на груди и ехидным голос уточнил:

— Значит, это другие дамы тянули губы и вешались на шею, а вы — моя будущую королева, вели себя идеально?!

Я попыталась сесть и прислониться к дереву спиной.

— Насчет королевы, какой-то мазохист торопит события! — в висках отчетливо стучал пульс, наглядно демонстрирую, как тяжело организму выводить из организма алкоголь. — И да, — говорю максимально уверенно, — я была паинькой!

Прищурив правый глаз, король Максимельян с укором поинтересовался:

— А как тогда «паинька» объяснит наличие голого дипломата в своей постели?

Задумчиво вспоминаю, что же действительно мог делать голый мужик в моей постели. Да еще и дипломат!

Вроде отродясь с влиятельными мира сего дружбу не водила и уходила я с Юликом, а он под понятие «мужчина» определенно недотягивает. И именно недомужчина уверенно доковыляв до спальни, бухнулся лицом в подушки и перегородил своим тощим, но очень длинным телом все подступы к стратегически важному месту.

×
×