Рапсодия гнева. Трилогия (СИ), стр. 1

Дмитрий Валентинович Янковский

Рапсодия гнева. Трилогия

Рапсодия гнева

Пролог

Вариация первая

14 ИЮНЯ. РАССВЕТ

Вариация вторая

14 ИЮНЯ. УТРО

Вариация третья

14 ИЮНЯ. ПОЗИЦИЯ СНАЙПЕРА

НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД. ТРЕТЬЯ ЧЕЧЕНСКАЯ ВОЙНА

14 ИЮНЯ. ПЕРВЫЕ ВЕРСИИ

Вариация четвертая

14 ИЮНЯ. ЗЕЛЕНАЯ ПАПКА

Вариация пятая

14 ИЮНЯ. ГОПНИКИ

Вариация шестая

14 ИЮНЯ. ЭКСПЕРТНЫЙ ОТДЕЛ

Вариация седьмая

14 ИЮНЯ. ЕЩЕ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ МИНУТ

Вариация восьмая

14 ИЮНЯ. ТЕОРИЯ ДОБРА И ЗЛА

Вариация девятая

14 ИЮНЯ. ВЛАДИСЛАВ ПЕТРОВИЧ

15 ИЮНЯ. ЕЩЕ ДО РАССВЕТА

Вариация десятая

15 ИЮНЯ. УТРО

НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД. ТРЕТЬЯ ЧЕЧЕНСКАЯ ВОЙНА

15 ИЮНЯ. УТРО

Вариация одиннадцатая

15 ИЮНЯ. МАРТА КОРИ

Вариация двенадцатая

15 ИЮНЯ. ПОБЕГ

ВОСПИТАНИЕ ЯПОНЦА

ВОСПИТАНИЕ ЯПОНЦА

Вариация тринадцатая

ОБУЧЕНИЕ СТРЕЛЬБЕ

КОНЕЦ ЛЕТА. ОБУЧЕНИЕ СТРЕЛЬБЕ

НАСТОЯЩАЯ ПРОБЛЕМА

7 ИЮНЯ. ЧАСТНЫЙ ДЕТЕКТИВ

7 ИЮНЯ. ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

8 ИЮНЯ. «МИССИЯ НАДЕЖДЫ»

8 ИЮНЯ. НОЧЬ

8 ИЮНЯ. ТЕЛЕФОННЫЙ КОЛОДЕЦ

9 ИЮНЯ. ТРИ ЧАСА УТРА

Вариация четырнадцатая

9 ИЮНЯ. РАННЕЕ УТРО

9 ИЮНЯ. ПАТРОНЫ

9 ИЮНЯ. БЛИЖЕ К ВЕЧЕРУ

Вариация пятнадцатая

11 ИЮНЯ. АНДРЕЙ

12 ИЮНЯ. ЗАГОВОР

13 ИЮНЯ. ЛИЦА БЕЗ МАСОК

Вариация шестнадцатая

13 ИЮНЯ. ПОСЛЕ ОБЕДА

13 ИЮНЯ. ГАРАЖ

13 ИЮНЯ. КОЧЕГАРКА ТРЕТЬЕЙ ГОРОДСКОЙ БАНИ

14 ИЮНЯ. ДВА ЧАСА НОЧИ

14 ИЮНЯ. ЗА ТРИ ЧАСА ДО РАССВЕТА

14 ИЮНЯ. ЧЕРЕЗ ЧАС ПОСЛЕ РАССВЕТА

Вариация семнадцатая

15 ИЮНЯ. ПОСЛЕ ПОБЕГА

15 ИЮНЯ. ПО СЛЕДУ

15 ИЮНЯ. МУСОР

15 ИЮНЯ. ГЕНЕРАЛ ДЕД

15 ИЮНЯ. КОМЕНДАТУРА ВМС УКРАИНЫ

15 ИЮНЯ. БЛОКПОСТ У СЕЛА ГОНЧАРНОЕ

15 ИЮНЯ. ЛАГЕРНАЯ

15 ИЮНЯ. БЛОКПОСТ У СЕЛА ГОНЧАРНОЕ

15 ИЮНЯ. БУХТА КАЗАЧЬЯ

15 ИЮНЯ. БОМБА

15 ИЮНЯ. РАЗВЯЗКА

МИР ВЕЧНОГО ЛИВНЯ

ПРОЛОГ

Розыгрыш

Выгодное предложение

Окурок

Первый бой

Новая цель

Победа

Мост

Героин для героев

Путь обмана

Предназначение

С черного хода

Быстрое солнце

Час «икс»

Разбудить бога

НАПАДЕНИЕ

ДОПРОС

СТРАШНАЯ СКАЗКА

СПЯЩИЙ БОГ

СТЕКЛА

ПОСЛАННИК

ОБОРОТЕНЬ

ДВА СТВОЛА

ВРАГ МОЙ

ИНФЕКЦИЯ

IN VITRO

БИЛЕТ ВТОРЫМ КЛАССОМ

ЭВТАНАЗИЯ

ОСЕННИЙ ГРОМ

KILL КИРИЛЛ

KILL КИРИЛЛ vol . 2

ВЫХОД ИЗ ОКРУЖЕНИЯ

ТРАНСФОРМАТОР

notes

Note1

Note2

Note3

Note4

Дмитрий Валентинович Янковский

Рапсодия гнева. Трилогия

Дмитрий Янковский

Рапсодия гнева

Пролог

Эта рукопись попала ко мне совершенно случайно.

Прошлым летом я ненадолго заехал в Севастополь навестить старого приятеля, председателя местного КЛФ. Его не оказалось на месте и пришлось ждать, превозмогая жару и неуютность душного помещения. Жаркое солнце настойчиво протискивалось под куцые выцветшие занавески. Я с разморенным безразличием перебирал книги на полках, то и дело морщась от годовалой пыли: Казанцев, Беляев, Обручев. Старые книги, добротные имена.

На верхней полке под руку попалась потертая папка – одинокая, всеми забытая и никому, видимо, в этом мире уже не нужная. Серый картон и крупная надпись «Скоросшиватель», Плохая бумага, тусклые точки матричного принтера.

Я взял ее просто от скуки – все остальное читал не раз. Осторожно открыл и, заглянув в текст, сразу же наткнулся на странную строчку: «Вариация первая». И следом за ней: «14 июня. Рассвет». Ни названия, ни имени автора. Непривычная фраза заинтересовала, и, открыв рукопись наугад, я пробежал несколько абзацев. Сначала показалось, что это талантливая пародия на детектив, но какая-то выпирающая эмоциональность, злая и откровенная, не вязалась с заезженным детективным сюжетом.

Секретарша, увидев мой недоумевающий взгляд, пояснила, что полгода назад папку кто-то принес, да так и оставил – ни адреса, ни телефона. Рукопись никто не прочел, всегда находилось чтиво поинтереснее, чем потуги неизвестного автора.

К приходу приятеля я прочел уже не меньше десяти страниц, иногда с трудом продираясь сквозь текст, пестревший явными литературными огрехами. Сюжет был сшит торопливо и неаккуратно, и мне сразу захотелось обозвать рукопись: «Скоросшиватель неизвестного автора».

Лишь через день, трясясь в жарком вагоне поезда Севастополь–Москва, я решил, что назову роман «Рапсодия гнева».

На редактирование текста у меня ушло почти три месяца, но потом я понял, что зря трачу время – рукопись, безусловно, нуждалась в редактуре, но могла прекрасно обойтись и без нее. Не мешало бы убрать длинноты, но без них потеряется соль. Решил оставить почти так, как есть. В результате получилась…

Рапсодия – сложное музыкальное произведение, включающее в себя вариации на известную тему.

Большой Энциклопедический Словарь

Вариация первая

14 ИЮНЯ. РАССВЕТ

Жара подкрадывалась к городу уже третий день, но все никак не могла набрать полную силу. То легкий морской ветерок сорвет с асфальта душное марево, то разразятся дождем нежданно возникшие тучи.

Но нынешний рассвет обещал день особенно жаркий.

Солнце медленно и величаво поднималось над плоскими крышами типовых пятиэтажек, а чуть заметные штрихи перистых облаков бессильно растворялись в светлой акварели небес. И в свежей тишине еще не разбуженного спокойствия казалось, что поток небесного огня рвется с востока подобно бурливой реке, и только белоснежные стены домов способны приостановить почти ощутимое давление света, подарить людям хотя бы подобие спасительной прохлады.

Сегодня вышло так, что следственная бригада городского Управления работала почти рядом – четыре минуты ходьбы от дома, так что Владиславу Петровичу, следователю районного отдела, даже не подумали предоставить машину. Вечная напряженка с горючим… А вот оперативники прикатили на видавшем лучшие дни «уазике» – вместо брезента клепаное железо, на крыше допотопная мигалка брежневских времен.

За сквером уже сновали люди в легоньких милицейских рубашках, а то и просто в футболках.

Лето.

Но Владислав Петрович из принципа футболок на работе не признавал, да и форму надевал крайне редко. Он был уверен, что сотрудник его ранга не должен выглядеть броско и не имеет ни малейшего права на неряшливость, поэтому поверх довольно старенькой, но опрятной серой рубашки надевал лёгкий летний пиджак чуть более тёмного цвета. Брюки, в тон пиджаку, рассекали воздух безупречными стрелками, а сквозь вырезы ухоженных сандалий явственно виднелись простенькие синие носки. Владислав Петрович не замечал несуразицы – в городе так ходили многие. Он был уверен, что выглядит вполне солидно. Правда, в самую жару пиджак всё же перекочёвывал на сгиб локтя, но пока тени деревьев цепко держали утреннюю прохладу, его можно было не снимать. Опять же скорее для солидности, чем для сохранения тепла.