Старик, стр. 24

Кызя поднялся на большую кирпичную будку, возвышающуюся над крышей. Полюбовавшись несколько секунд на паникующую компанию, он спрыгнул в их гущу. Головы, головы, головы. Он безошибочно одним ударом мощных лап и когтей пробивал, раскалывал, отсекал головы от тел обороняющихся. Охота была закончена за считаные мгновения. Пир был готов. Блюда поданы.

Кызя неторопливо сожрал головы добычи, а потом печень. Только после этого он позволил маленькому морфу приблизиться к еде. Тот был весь изранен.

Глава 6

Безнадега

Кирилл и Валя опять целовались.

Старик не был таким уж ханжой и занудой, но непосредственная распущенность со стороны молодой парочки его смущала. Он не приветствовал такой свободы нравов, даже учитывая кошмар, творящийся за стенами салона магии.

– А может, я их из пистолета постреляю? – прошептал подросток.

– Ага. А патронов у тебя хватит, стрелок недоделанный? – кольнул его адвокат.

Подросток не ответил. И дело было не в том, что ему нечего было сказать. Адвокат был совершенно прав: патронов мало. Вот на что патронов хватит – так это на то, чтобы застрелиться всем по четыре раза.

Похоже, они столкнулись с действительно безвыходной ситуацией. Надеяться на спасение было бессмысленно. Пытаться вырваться из ловушки с боем – являлось чистым безумием и приравнивалось к самоубийству. А если и продолжать так сидеть, то их ждет мучительная смерть от голода и жажды, если они раньше не сожрут друг друга.

– Пол! Люк в полу, – шепотом сказал старик.

Первым среагировал адвокат:

– Какой люк?

– Охранники сказали, что тут люк в полу есть. Из него можно в техническое подполье и на парковку выбраться, – пояснил старик.

– Да вы с ума сошли. Лезть в эту темень? Я не полезу. Мало ли что там может быть, – горячо зашептал Блидевский.

– Ну и сиди тут. Пусть на тебя мертвяки любуются, а ты на них глазей, – ответил ему на давешний наезд подросток.

Они молча и сосредоточенно обшарили пол под столом и матрасом, но ничего так и не смогли обнаружить. Из-за стола никто не решался выбраться.

– Давайте подождем, пока они успокоятся. А потом занавеску нужно будет закрыть. Может, тогда они кидаться не будут, – предложил Казарян.

– А как мы в темноте будем люк искать? – шепотом спросила Валя.

– Да! А как вы в темноте по подвалу полезете? – добавил шепотом адвокат.

– На столе зажигалка осталась. А для подвала можно и факелы сделать. На всякие статуэтки и ножки от стульев можно тряпок намотать и коньяком или виски полить. Бухла у нас много осталось, – выдал свой нехитрый план Казарян.

У людей появилась надежда. Даже Блидевский воспрянул духом.

– А что мы будем делать, когда выберемся?

Такой простой вопрос Вали поставил всех в тупик.

– Прорываться будем. Уходить отсюда надо, – сказал Кирилл.

– Как ты прорываться будешь, дурень? – спросил его адвокат.

– А вот как раньше, так и сейчас. Дубиной по башке – и бежать. Они медленные. Если на открытом пространстве, то пусть они обломятся. Я через все поле с мячом проходил, – начал горячиться Кирилл.

Армянин остудил его пыл, рассказав о сегодняшнем событии, когда чудовище задрало целую семью около соседнего корпуса. Причем один из погибших был вооружен, но он даже выстрелить не успел.

Подросток упорно продолжал думать в своем направлении:

– Так там ружье заряженное от убитого осталось! И патроны к нему, скорее всего, есть.

– Как ты туда доберешься? И умеешь ли ты из ружья стрелять? – вновь попытался охладить пыл подростка его отец.

– Добежать успею. А охотничье ружье дело нехитрое. Разберусь как-нибудь. Не лох же я.

– Не успеешь добежать. Морф тебя схавает, – сказал Казарян.

– Кто?

– Морфами мертвых крыс называли, которые живых крыс ели. Они мутантами от этого становятся. Быстро расти начинают, зубы и когти отращивают. Изменяются так сильно, что невозможно понять, что это раньше было. На монстров из кино больше походят, чем на крыс. Мне даже фотографию на телефон пересылали. Из них получаются очень опасные хищники – крупные, сильные и неимоверно быстрые. Похоже, что мертвые люди тоже такими становятся.

– А откуда у вас все эти сведения? – заинтересовался адвокат.

Беседа настолько захватила всех, что люди практически перестали обращать внимание на рвущихся к ним мертвяков. Все начали говорить в полный голос.

– Мои партнеры и клиенты по бизнесу сообщили. У меня юридическая фирма есть с адвокатами. Людям помогали решать всякие вопросы. Ох, какие у меня связи были. Любые проблемы мог решить. И позавчера всю информацию от них получил.

– С адвокатами, – передразнил Казаряна адвокат. – Знаем мы таких адвокатов. Коррупция, использование силового административного ресурса, злоупотребление должностными полномочиями и посредничество в даче взятки должностному лицу. Вот как это называется. Вы почтальоны счастья – конвертики с деньгами по кабинетам носите. Так? Еще хорошо, если проституток ваших по зонам не таскаете.

– Ну зачем проституток. Мы вообще людям добро делаем. Если проблемы у кого какие или потребности. Ведь в зонах и в тюрьмах тоже у людей свои потребности есть. Зачем человеку мучиться. Есть у нас мальчики и девочки с адвокатскими корочками, которые могут помочь и расслабиться несчастному человеку. Мы это психологической поддержкой называем. Нормальный бизнес.

– Ага! Вот из-за таких, как вы, нас все гомосеками считают, – злорадно зашипел Блидевский.

Старик вообще не понял, о чем говорят эти двое.

– А что за бизнес на потребностях? – попыталась уточнить Валя.

– А все очень просто! – просветил ее Блидевский. – Они проституткам обоих полов корочки адвокатские делают. Согласно закону адвокат может посещать своего клиента в местах заключения и находиться с ним безнадзорно сколько угодно. Администрация исправительного учреждения обязана им отдельное помещение выделить, для того чтобы адвокат с клиентом мог с глазу на глаз пообщаться без посторонних. Вот так эти шалавы с купленными корочками клиентов своих по тюрьмам навещают. А те их трахают в предоставленном администрацией отдельном помещении. Все по закону. Думаете, это тайна? Еще они наркоту и жрачку с выпивкой туда таскают. Досматривать адвокатов запрещено.

– Да, это так, – спокойно согласился Казарян. – Еще древние императоры говорили: «Деньги не пахнут». Это хороший бизнес, доходный. А самое главное – стабильный. Когда вопросы всякие решаешь, проблемы часто возникают. Да и по-разному с доходом получается. Бывает, что легко и быстро сработаешь, а бывает, и долго. Занес деньги одному – а его завтра сняли, и не успел он человеку помочь. Бывают такие, которые просто берут деньги и не делают ничего.

– А! Это как в анекдоте! – радостно уточнил Блидевский.

– Каком анекдоте?

– В простом анекдоте. Вы знаете, чем взяточничество отличается от коррупции? – продолжил Блидевский. – Взяточничество – это когда берут деньги и подарки за то, что должны делать бесплатно или за меньшие деньги, а коррупция – это когда берут деньги и ничего не делают.

– Ну, это редко бывает. У нас все люди проверенные, – возразил Казарян.

– Тамик, а у вас действительно проститутки обоих полов по тюрьмам ходили? – поинтересовалась Валентина.

– Да, и так и так было.

– А зачем мальчиков в тюрьмы отправляли? Там же, кажется, свои петухи есть?

– Есть, милая. Но гигиена. Наши мальчики без тюремного запаха. Да и выглядят они получше, чем Машки на парашке.

Все вздрогнули от сильного удара в дверь. Некая успокоенность от крепости оконной решетки и металлической двери улетучилась как дым на ветру. Уже не обращая внимания на рвущихся сквозь окно мертвяков, люди кинулись двигать тяжелый диван к двери. Дверь сначала загородили шкафом с безделушками, а потом подперли его тяжелым диваном. Пока они толкали мебель, удары сыпались на дверь практически постоянно. Потом они опрокинули набок стол и поставили его вертикально, заслонив им окно. Стол привалили двумя креслами. По натянутой коже поверхности столешницы скребли мертвые руки. Слышался треск раздираемой обивки. Скрежет зубов и скуление трупов вкупе с их вонью просто сводили с ума. От ужаса хотелось непрерывно орать – так было страшно.