Полные записки кота Шашлыка, стр. 32

Однако недавно мы все-таки услышали причину, по которой Андрей не дает нам ложиться на диван (он об этом говорил Свете, а мы подслушали). Оказывается, ему не нравится, что после нас на диване остается шерсть... Нет, вы слыхали? Шерсть от нас остается! А от него что остается — он не думал? Рассказать? Рассказать? Я не буду молчать! Я всем расскажу! Итак, Андрей проводит вечер на диване, сначала занимаясь своими компьютерными железками, а потом с удобством посмотрев фильм. Смотрим, что именно остается на диване после него (подчеркиваю — после одного единственного вечера!):

1) Штук двадцать всяких компьютерных винтиков.

2) Две компьютерные железки, очень похожие на шоколадки. Я одну даже куснул — сладенького захотелось, — так чуть зубы не обломал.

3) Какой-то журнал о глубинах моря. «Подводная лодка» называется. Почему он вдруг морем увлекся? Пиво, что ли, навеяло?

4) Пакетик от какой-то компьютерной железки. Но я на него точно не налью. Маленький он больно. У меня душа широкая, требует здоровые пакетики.

5) 18 фисташков, которые он грыз, попивая пивко. Из них 8 — в скорлупе, а остальные очищенные. Первые выпали из пакетика, а вторыми он просто промахнулся мимо рта.

6) Четыре пустые бутылки из-под пива, валяющиеся под диваном.

7) Одна полностью сплющенная полулитровая банка из-под пива, на которой он просто заснул.

8) Один пульт от телевизора.

9) Один универсальный пульт, который он взял, потеряв в глубинах дивана пульт от телевизора.

10) Трубка мобильного телефона, которую он засунул под диванный валик, чтобы она своим звоном не мешала ему смотреть кино.

11) Сидюк неизвестного происхождения. Я осторожно провел когтями по блестящей стороне — остались глубокие полоски. Значит диск качественный.

12) Носки, которые Андрей снял, когда разгорячился от пива и от боевика, шедшего по телевизору.

Ну как? По-моему, вполне впечатляющая картина. И это еще не рекорд! Один раз я насчитал порядка 25 различных предметов. И ЭТОТ ЧЕЛОВЕК ЗАПРЕЩАЕТ НАМ ВАЛЯТЬСЯ НА ДИВАНЕ! Он считает, что два паршивых волоска (кстати, от его лохм волосков остается никак не меньше; просто они не так заметны) от моей шкуры проблемы создают, а целый склад всевозможных вещей, который остается после его кратковременного пребывания на диване, проблемы не создает, да? Ну, знаете, после этого я вообще не знаю, что об этих людях и думать. Какие-то они все-таки очень странные...

Дрессировка диких домашних животных

Что интересно, Андрей так и не оставил своей совершенно — как я считаю — идиотской мысли выдрессировать Цигейку, чтобы она могла выполнять простейшие команды, — всякие там «апорт», «фас», «лежать», «сидеть», «в пять минут сбегать за пивом». Но еще более интересен тот факт, что он и меня хочет научить выполнять те же самые дурацкие команды. Он вообще очень странный, этот наш Андрей. Кто его вообще воспитывал? Почему парень не знает совершенно элементарных вещей? Котов невозможно научить выполнять простейшие команды. Равно как и сложные. Но не потому что они необучаемые! А потому что они в гробу видали все эти команды. Что хотим, то и делаем. И никто нам не указ!

Честно говоря, я Свете уже много раз пытался намекнуть, что... ну... это... ну что Андрей наш — не очень подходящий экземпляр. Вот сами посудите... Кормить он нас — не кормит. Если Света вдруг где-то задержалась, и мы с Цигейкой бродим по квартире голодные, то что, как вы думаете, делает этот негодяй? Бежит нас покормить? Черта с два! Он орет, как дворник в снегопад, чтобы мы прекратили «выть», ибо это, дескать, мешает ему заниматься научными исследованиями на порносайтах. Себя-то он, небось, всегда кормит вовремя. И пивом своим дурацким наливает — по самое горлышко.

Далее. Вы посмотрите, как он ходит по квартире! Он же не смотрит под ноги! Он даже мне на хвост и лапы ухитрился наступить раз двадцать, не говоря уж о Цигейке, которая вообще не понятно как еще жива!

Впрочем, это довольно утомительное занятие — перечислять все его недостатки. Проще, вероятно, будет сказать, что достоинств у него практически никаких и нет. Так что не нужен нам такой муж, хозяин и отец нашего со Светой ребенка (они что-то уже обсуждали на эту тему, и я полон самых мрачных предчувствий). Причем молчать я, как вы понимаете, не буду. Не на того напали! Правда, прямо Свете сказать я это не могу, потому что мое горло не приспособлено для того, чтобы издавать такие же идиотские звуки, как это делают люди-человеки, однако у меня есть методика получше! Методика, которая получила название гипно-котическое программирование! Но не в том смысле, что это на компьютере там какие-то программы и прочая лабуда, а в том смысле, что я аккуратно залезаю Свете на плечико, почти прислоняюсь головой к ее уху и эдак нежно начинаю выводить внутренним моторчиком:

— Нам этот муж-ж-ж-ж-ж не нуж-ж-ж-ж-жен. Муж-ж-ж-ж объелся груш-ш-ш-ш. Давить такого муж-ж-ж-ж-жа, как наш Адр-р-р-рюш-ш-ш-ша.

Ну и так далее. Мурчу-мурчу... Она, вроде, точные значения слов не понимает, однако в голове программа закладывается: «такой муж — не нужен», а также «муж — объелся груш».

Что интересно, Андрей, зараза, чувствует, что я там Свете на ушко нашептываю. Он эту картину совершенно не переносит! Как завидит, что я у нее на плече лежу и мурлыкаю, так сразу пытается Свете найти какое-нибудь занятие, чтобы ей было неудобно его делать со мной на плече, или начинает ее забалтывать, чтобы она меня не слушала. Но ему это не поможет! Гипно-котическое программирование всегда действует шикарно! Я это точно знаю!

Однако вернемся к этой дурацкой дрессировке. Как я уже писал, Андрею эта мысль очень крепко засела в голову, а если ему что-то засело — бери лопату и начинай окапываться, так как парень будет свою линию гнуть до тех пор, пока не прогнет окончательно. Уж такой у него характер вредный...

А начались все эти наши мучения с дрессировкой простым воскресным утром, когда ничто не предвещало беды...

Было летнее воскресное утро. Как обычно, раньше всех встал хозяин дома — сами понимаете кто. Причем я с вечера так утомился, гоняясь по коридору за шариком тополиного пуха, что заснул даже сам не зная где — на нижней полке для ботинок шкафа в коридоре. А Света, идя спать, аккуратно закрыла дверцу шкафа, так что я, когда проснулся, то решил, что меня уже похоронили — вокруг все темно, тесно и выбраться нет никакой возможности. Хорошо еще, что когда я забился в истерике, дверца полки шкафчика открылась, и я счастливо вывалился на пол, не успев схватив инфаркт сердца или, не дай бог, какого-нибудь миокарда.

Пережитое волнение отозвалось резким чувством голода, поэтому я, не особенно церемонясь, зашел в спальню и пятью резкими словами выразил свое желание перекусить. Андрей от разговоров уклонился бросанием тапка прямо мне в голову. Но не попал, мазила чертов. Я ему так и сказал, что он — косой, грубиян и негодяй. Но пока я говорил, этот дурак запустил вторым тапком и уже попал. Я взвыл. Света проснулась и треснула сначала Андрюшу подушкой, а затем меня. Вот интересно, меня-то за что? Я ни в кого ничем не кидался!

После этого все поднялись. Света пошла на кухню готовить завтрак, а Андрей занялся своим любимым делом: схватил со шкафа какой-то компьютерный журнал трехсотлетней давности и отправился в туалет. Он только в туалете и читает! Большого ума человек и блестяще образован!

Впрочем, нам с Цигейкой в этот момент было совершенно наплевать, что и где он читает, потому что обычно, пока Андрюша занимается сортирным самообразованием, Света нас кормит. И в этот раз она не дала нам с Цигейкой умереть от голодной смерти! От обжорства, впрочем, умереть она нам тоже не дала, потому что утренняя еда была какая-то скромная. Я сдуру начал было кобениться, требуя свежей говядинки, но в этот момент эта дура Цигейка сожрала мою порцию. Пришлось мне ей в бок вцепиться и напомнить, кто в доме хозяин. Она, конечно, извинилась, но съеденное-то не вернешь. Пришлось тереться об Светины ноги, чтобы мне хотя бы открыли лососевые консервы...

×
×