Полные записки кота Шашлыка, стр. 31

— На «спать» они оба реагируют без проблем, — язвительно сказала Света. — Без всяких команд дрыхнут сутками напролет.

— Решено, — заявил Андрей. — Приглашаю Тимура, чтобы он занялся Цигейкиной дрессировкой. Пускай хотя бы простейшие команды выполняет и защищает дом. Может быть, — с надеждой в голосе сказал он, — Тимур еще и Шашлыка заставит слушаться, а?

Я аж подпрыгнул, когда услышал это кощунственное заявление. Вот уж какие странные вещи он говорит! Это собаки, которые по природе достаточно глупы, слушаются всяких дурацких команд. Мы, коты, — животные крайне свободолюбивые и по команде ничего никогда не делаем и делать не собираемся из принципиальных соображений. И действительно, если хозяин по команде «Фу» не откажется от своего любимого пива, с какой стати я должен выполнять его команды? Тут Света совершенно права!

Правда, по телевизору несколько раз показывали кошек этого клоуна Куклачева, которые выделывают всякие антраша под его дудочку, однако я думаю, что это все равно не дрессура, а полюбовное соглашение. Наверняка за эту работу на арене они получают всякие мыслимые и немыслимые блага, поэтому и стараются. Врать не буду, есть кошки, которые за кусок свежего мяса готовы и на задних лапках ходить. Даже я, чего греха таить, могу потереться об ноги Андрея, если очень хочется кушать. Другое дело, что когда я поем — пошли все куда подальше. Никаких ног, никаких команд. И я так думаю, что Куклачев это все прекрасно знает, поэтому и заставляет выступать своих кошек на голодный желудок. На их голодный желудок, разумеется. Потому что черта с два он бы от них чего добился после обеда. Это собаки могут за косточкой в любом состоянии прыгать, идиотки. Мы, коты, свое достоинство ценим намного выше. Чего говорите? «фас»? Я сейчас тебе так фасну, что вся морда будет исцарапана. Не у меня, разумеется...

Пока я так размышлял, ребята всю комнату практически разгребли. Ничего не осталось из любимых моему сердцу и животу кушеточек и шубеек. Одна голая комната, выглядевшая в таком варианте крайне неприлично. Правда, в ней оказался паркет, что весьма обрадовало Андрея. Он сказал, что паркет способствует его творческому настроению. Вот врет ведь, как сивый мерин. Знаю я, чего способствует его творческому настроению. Есть там в Интернете несколько сайтиков, в которые он все время пялится, когда Светы нет дома. Если будет приставать ко мне со своей дурацкой дрессировкой, я все Свете расскажу! Пускай они лучше Цигейку дрессируют. А то она действительно какая-то туповатая. Может, действительно научится выполнять какие-то мои простейшие команды. А то нам же надо думать, как теперь жить — без своей-то комнаты. Надо приспосабливаться, мимикрировать. Ведь живем — в сплошном враждебном окружении.

Некоторые размышления

Как и ожидалось, на новой квартире наступили тяжелые времена. Раньше у нас была хоть какая-то своя комната, а теперь мы с Цигейкой шляемся по квартире неприкаянные, как два Гавроша. Ну да, комнатка была неимоверно пыльная и завалена всяким барахлом, однако среди этого барахла находилась огромная медвежья шкура, в которой я любил спать, представляя себе, что этого медведя завалил я, коробка с сушеной валерьянкой, которая часто служила источником хорошего настроения, настоящий дубовый буфет, который тетя Соня предусмотрительно обклеила пленкой «под дерево», и об него было очень удобно драть когти, половичок, на котором я очень любил прыгать, потому что от прыжка пыль взлетала и становилось понятно, что половичок желтый, а не серый...

Все, больше не могу писать. Слезы капают. Потому что всего этого мы с Цигейкой теперь лишены. Знаете как тяжело животному без своего угла? Думаете, только раку-отшельнику нужна своя раковина? Черта с два! Ему-то как раз хорошо! Он на себя домик взвалил — и отправился, куда зад глядит. Все свое, как говорится, ношу с собой. А у нас, диких домашних зверей, обязательно должна быть своя норка. Размером хотя бы в 10-15 квадратных метров. Это только люди думают, что можно купить коту пластмассовый футлярчик, в котором даже чихнуть нельзя без риска для жизни, и кот теперь будет доволен. У него, дескать, теперь есть свой ДОМ!

Я когда такие вещи вижу, мне сразу хочется дать такому человеку пожить недельку в коробке из-под холодильника. Вот посмотрим, как он тогда запоет. Как он будет любить этот свой «дом»...

Странные они все-таки люди, эти люди. Казалось бы, не надо быть семи пядей в каких-нибудь местах, чтобы сообразить одну очень несложную вещь: не делай животному того, чего не захотел бы себе. Не захотел бы ты жить в коробке из-под телевизора — так почему, как ты думаешь, кот от этого будет в восторге? Захотел бы ты иметь собственную комнату, так почему ты думаешь, что кот от этого откажется?

Вот тебе, к примеру, нравится сидеть на диване, да? Нравится, нравится, можешь не отнекиваться. Я прекрасно вижу, как ты садишься плотно, всей задницей, затем еще там ерзаешь, чтобы продавить небольшую ямку и устроиться со всеми удобствами, а затем сидишь на этом диване часами, пялясь в телевизор или считая мух. Или вообще занимаешь все горизонтальное диванное пространство и дрыхнешь, дрыхнешь, дрыхнешь так, что бедные домашние животные аж вздрагивают от твоего храповитого сопения. Животные все время боятся, что когда ты в очередной раз шумно втянешь воздух, спинка дивана не выдержит, сложится пополам и под давлением разреженного воздуха сама заползет к тебе в нос. Вот как ты на диване-то балдеешь!

Но почему, скажи на милость, ты думаешь, что кошки (и даже эти дуры собаки) диван любят меньше тебя, а? Какого черта ты нас оттуда все время прогоняешь, используя обидные прозвища и даже позволяя себе прямое физическое воздействие? Нам-то, небось, кинул в угол тряпицу, которой ты недавно вытирал пролитое на пол пиво, и это теперь наш диван, да? Мол, у вас свой диван, у меня свой! А ты сам не пробовал лежать на пропахшей пивом тряпочке, которая положена на голый пол? А ты попробуй, попробуй! У тебя ровно через пять минут бока заболят так, что ты проклянешь все на свете и взорвешь этот дом к чертовой матери.

Заметь, что мы, коты (и даже дуры собаки), ничего такого не делаем. Мы смирно удаляемся в свой угол, ложимся на эту чертову подстилку и делаем вид, что крайне довольны. Все для вас, эгоистичных людишек. Лишь бы вы были довольны и не нервничали.

Хотя, честно говоря, не питайте иллюзии на тему того, что мы вас очень любим. Мы, коты (за собак я не говорю; собаки, как известно, дуры и лицемерки), ни черта вас не любим. А все эти покорные выражения лица, трения у ноги и так далее — жестокая борьба за выживание. Мы же знаем, что если в ответ на требование убраться с дивана сделать то, что подсказывает разум — впиться в рожу, то тогда перестанут кормить. А мы, коты, без корма долго жить не можем. Мы вам не канарейки какие-то! Мы от этого немножечко умираем. Поэтому и приходится изгаляться самым пошлым образом, чтобы ВЫЖИТЬ... Вы извините, что здесь мокрое пятно. Просто я немножечко расчувствовался, вспомнив, как тяжко нам живется.

Так вот. А почему, собственно, вы не разрешаете нам валяться на диване? Я уж не говорю о том, чтобы валяться совместно, — нам это самим не сильно-то и хотелось, уж больно от вас разит табаком и этим дурацким пивом. Но когда диван свободен — почему бы нам и не поваляться? Между тем, Андрей не разрешает валяться на его диване ни мне, ни Цигейке. Даже в то время, когда он куда-нибудь сваливает из дома и диван ему не нужен.

Мы с Цигейкой много думали над тем, почему он так поступает. Откуда в нем это неприкрытое жлобство, недостойное разумного человека? Боится, что мы этот диван продавим? Черта с два! Мы с Цигейкой вдвоем весим, как одна его правая нога. Думает, что мы туда, пардом, нальем? Вот уж глупость! Цигейка вообще ходит только в свое корытце, а я, конечно, могу иногда схулиганить, но это делается только по отношению к пластиковым пакетам, на которых отрабатываются охотничьи технологии. На диван я бы в жизни лить не стал. Я же там сам лежу...

×
×