Полные записки кота Шашлыка, стр. 10

Следующий час прошел в стенаниях Андрея, который валялся на диване, жалел себя и проклинал меня. Почему меня, хотя он сам виноват, — не знала даже Света. Но в поступках людей часто не бывает вообще никакой логики. Наконец, Света ему прижгла перекисью все царапины, перебинтовала особо — как сказал Андрей — кровавые раны, и мы стали потихоньку собираться домой.

Как обратно ехали — даже рассказывать не могу. Андрей настолько был увлечен своими «боевыми» ранениями, что думать забыл обо мне и об опасности которую для него представляет кот в машине. Он всю дорогу орал, что не может пользоваться правой рукой и правой ногой, так как они исполосованы этим тигром (то есть мною), которого он легкомысленно пригрел у себя на груди. Поэтому в задачу Светы входило нажимать левой ногой на педаль газа, а также переключать передачи. Так что вы можете представить, как мы ехали. Впрочем, разрушения, которые мы принесли окружающим по дороге домой, были минимальны. Один раз легонько сшибли бабку, которая торговала у дороги. Она было подняла крик, но Света купила у нее целое ведро червивых яблок, так что бабка быстро успокоилась и даже помогала выталкивать машину из канавы. Проломили два забора, но поблизости хозяев не было, так что это удовольствие нам ничего не стоило. Четыре раза нас останавливали гаишники, глядя на те кунштюки, которые «копейка» выделывала на дороге, но поглядев на то, как Андрей со Светой вдвоем управляют машиной, немедленно нас отпускали, а двое даже перекрестили машину на дорожку.

Так что домой приехали живые и относительно здоровые. И у машины всего-то был помят передний бампер, разбита одна фара (Андрей сказал, что наплевать, потому что она все равно не горела) и снесено боковое зеркало. Поднялись в квартиру, Андрей достал из холодильника пиво и стал понемногу приходить в себя. К десятой банке он меня простил и даже почесал мне шейку. Я сделал вид, что в восторге и немного побурчал внутренним моторчиком.

Но весь вечер меня грызла мысль, что я что-то забыл сделать... И никак не мог вспомнить, что именно. И только укладываясь спать, сообразил: я же ему на приборную доску так и не накакал! Ну ничего. Это дело поправимое.

Дитя просится на травку

Между тем, инстинкты давали о себе знать все настойчивей и настойчивей. То есть мне явно требовалась кошка, причем не в плане духовного общения, а в плане самого что ни на есть разнузданного секса. Вы уж извините, что я так прямо об этом говорю, но с природой не поспоришь. Короче говоря, дошел я до такого состояния, что ни о чем другом даже и думать не могу. Только о тесных сексуальных контактах с эротично настроенной кошечкой. Впрочем, о еде я тоже не забывал, но только до еды. Потому что после принятия пищи мысли о попытках продолжения своего рода вспыхивала со все возрастающей силой.

Как было выпутываться из этой ситуации — не знаю. Сначала несколько раз подходил к Свете, забирался к ней на ручки и начинал мявом рассказывать о своих проблемах. Она же — ноль внимания. Девочка думала, что это я с ней играюсь. Ничего себе игры! У меня от этих игр уже уши дымятся. Затем пробовал поведать о вновь возникших потребностях Андрею, но он в ответ тут же начинал орать, что если я буду у него под боком мурлыкать, мешая ему работать (это он так называет чтение анекдотов в Интернете), то меня выставят из комнаты.

Короче говоря, дело кончилось тем, что пришлось ходить по квартире взад-вперед и петь Песню Половозрелого Кота, которой традиционно коты привлекают самочек. Разумеется, смысла исполнять эту Песню в четырех стенах квартиры было немного, но мне только оставалось надеяться, что какая-нибудь юная прелестница рискнет и заберется ко мне на двенадцатый этаж.

Надеждам, как водится, сбыться было не суждено, но зато хоть ребята обратили внимание на мои проблемы. Андрей сначала орал из своей комнаты, требуя, чтобы я заткнулся, но потом все-таки уяснил суть моих требований, поэтому отправился на кухню, чтобы провести совещание с женой.

— Слышь, Свет, как Шашлык заливается? — спросил он жену, мотнув головой в сторону гостиной, где я выводил затейливые рулады, с надеждой глядя в окно.

— Да его только глухой не услышит, — недовольно сказала Света. — Я из-за этого концерта сегодня даже с мамой не смогла по телефону поговорить, представляешь?

По лицу Андрея было видно, что он не считает это уж слишком большой трагедией.

— С мамой не смогла поговорить, — фыркнул он. — Вот я из-за этого нытья сегодня работать не мог, а у меня, между прочим, сдача программы на носу.

— И чего ты предлагаешь? — поинтересовалась Света.

— Я пока ничего не предлагаю, — сказал Андрей. — Я просто хочу, чтобы эта песнь одинокого кота прекратилась раз и навсегда. Иначе мне придется искать для работы и отдыха какую-нибудь другую квартиру.

— Ах, вот как вы ставите вопрос? — разозлилась Света. — Значит пусть я тут одна остаюсь с орущим котом, а муж поедет на другую квартиру, чтобы без помех общаться со своими программистками? Ну спасибо тебе, муженек! Спасибо огромное! — и Света начала с возмущением драить плиту.

— При чем тут программистки? — растерялся Андрей. — Я просто говорю, что не могу работать в таком шуме. Ты у нас хозяйка — вот и придумай что-нибудь.

— А что я могу придумать, — злым голосом спросила Света, — если это у парня инстинкты играют. Его надо или кастрировать, или таблетками какими-то кормить.

— Какими таблетками? — спросил Андрей. — Из той серии, что «попрыгайте — они сами отвалятся»?

— Не знаю я никакой серии, — ответила Света. — Я только знаю, что есть такие таблетки, от которых кот перестает орать.

— У него от них, наверное, музыкальный слух портится, вот ему и становится стыдно петь, — предположил Андрей.

В этот момент я взвыл особенно яростно, потому что ветер донес из окна всякие волнующие запахи.

— Боюсь, что ему таблетка не поможет, — вздохнула Света. — Надо парня кастрировать.

Андрея передернуло.

— Жалко, конечно, кота, — задумчиво сказал он. — Ну, ничего не поделаешь. Это же ради его блага. Так что, Свет, чтобы не тянуть, бери Шашлыка и прямо сегодня вези в клинику.

— Чего? — удивилась Света. — Чтобы я Шашлычка своими руками кастрировать повезла? Да ни за что. Ты мужчина, ты его и вези.

— Вот это номер! — удивился Андрей. — Как же я — мужчина — могу его своими руками повезти на эту процедуру? Это неэтично.

— Как знаешь, — сказала Света. — Я его точно никуда не повезу.

Андрей задумался. Потом накинул куртку и куда-то ушел. Вернулся через полчаса очень довольный, неся в руках какой-то флакон.

— Тебе не наврали, — сказал он жене. — В первом же собачьем-кошачьем киоске обнаружилось средство от кошкиных воплей. Продавец сказал, что действует железно, в любое время дня и ночи, а кроме того — использовать его очень просто.

— Да? — с сомнением в голосе произнесла Света. — Что-то я не очень уверена, что в Шашлыка без кровавых потерь удастся запихать хоть одну таблетку.

— Я тоже не очень уверен, — признался Андрей, — но продавец сказал, что с котом даже контактировать не придется.

— Это как? — удивилась Света. — Таблетки на расстоянии действуют, что ли? Во наука вперед шагнула.

Андрей стал внимательно рассматривать флакон, но на нем ничего не было написано, кроме названия средства — «Беруши». Он аккуратно открыл крышку и достал оттуда четыре мягких цилиндрика.

— Что-то они не очень на таблетки похожи, — нахмурилась Света. — Здоровые больно. Шашлык такие точно не сожрет.

— Подожди, — сказал Андрей, — тут инструкция есть.

Он достал свернутую бумажку и стал вслух читать:

— «Новое средство, с очень высокой эффективностью помогающее от кошачьих воплей. При этом ваш домашний любимец не испытает на себе никакого негативного воздействия. Способ употребления: беруши необходимо вынуть из упаковки и аккуратно вставить в уши по одному мягкому цилиндру на ухо. Благодаря особой форме и материалу, из которого состоят беруши, вас больше не будет беспокоить ни один посторонний звук. Средство одобрено Международным Комитетом по Защите Домашних Животных».

×
×