Ааргх в Эльфятнике, стр. 1

Андрей Белянин

ААРГХ В ЭЛЬФЯТНИКЕ

Ааргх в Эльфятнике - i_001.jpg
Ааргх в Эльфятнике - i_002.jpg
Ааргх в Эльфятнике - i_003.jpg

Лето в горах, что может быть лучше?.. Вопрос чисто риторический, ответа не требует, и, если бы вы даже захотели ответить, мне было бы лень слушать, а уж тем более вступать в спор. Потому что неизвестно, где вы, но я-то лежу себе на зеленом склоне, дышу ароматами трав, рассматриваю облака, и весь мир кажется таким благодушным, что хочется обнять его, насколько хватит ширины рук…

— Эй, Малыш! — раздалось снизу. — А можно мы его убьем?

— Пожалуйста, — не поворачивая головы, прорычал я.

— Но он говорит, что он твой гость?!

— Это его проблемы!

— А-а, ну тогда убиваем…

Опять этот Эшли поперся знакомиться к молодым ааргхам. Не помню, что ему удалось наплести в прошлый раз, но вырвался он без моей помощи, исключая двадцать восемь аналогичных случаев, когда я был просто вынужден на всех орать и спасать этого несносного хлыща от закономерной гибели.

Его полное имя — граф Эшли Эльгенхауэр-младший, он племянник (троюродный!) какой-то крупной шишки в столице. Дворянин и аристократ до мозга костей, таких никто не любит, но все восхищаются, тощий, самовлюбленный, храбрый, ничего не знающий о жизни. Вот, пожалуй, полный портрет этого писклявого куренка. А еще, по воле случая, он мой теперешний хозяин. И самое смешное, что я сейчас встану и его спасу. Кто бы знал, как мне это надоело…

— Гр-р-р!!!

От моего высокопрофессионального рева толпа молодых ааргхов удивленно обернулась, прекратив отплясывать вокруг Эшли танец «Отдави ногу мамонту». Суть его предельно проста: партнеры стараются изо всех сил наступить на ногу друг другу. Но Эшли — человек, а они — ааргхи, их шестеро — он один, результат, сами понимаете, предопределен.

— Все нормально, Малыш, все нормально… — кривясь от боли в ушибленном колене, поднялся мой худосочный господин. — Мы просто играем…

— Мы просто играем, Малыш, — передразнивая его, захохотали ребята.

Они не злые, недоростки еще, сила бурлит, а с мозгами туго. Впрочем, мозги для нас, ааргхов, скорее даже противопоказание. Меньше думаешь — дольше живешь…

— Тихо всем, Малыш думает! — со смехом проорал еще один.

Ну вот, я же говорил… Пора принимать меры.

— Малышом меня может называть только моя мама, — наставительно напомнил я, без предупреждения врезая ближнему кулаком в челюсть.

Он не удержался на ногах — я старше и тяжелее…

— Начинается… — недовольно пробурчал юный граф, быстренько отгребая в колючие кусты. — Ни дня без мордобоя, что вы за народ такой…

Ааргхи! В принципе этим все сказано. Я с удовольствием помесил оставшихся минуты две-три, сам словил пару нехилых тумаков, убедился, что молодежь у нас растет достойная, и, наваляв всем вдоволь, отправился домой. Утро прошло недаром, но романтическое настроение испорчено. Мама опять будет ворчать по поводу перепачканного килта…

— Да брось ты, — беззаботно махнул рукой Эшли, вприпрыжку хромая рядом. — Я тут у вас уже вторую неделю, и мне здесь нравится! Не столица, конечно, вечером пойти некуда, ни танцев, ни салонов, еда грубая, жители тупые, почитать нечего, пообщаться не с кем… Зато живой! А покинь я ваши милые края? Кто знает, как далеко бы я ушел под пристальным взглядом тайной полиции… А давай махнем в харчевню к старине Трувору?

— Почему нет? — пожал плечами я. — За ремонт мы ему заплатили, и та новая служанка вроде не очень на тебя дуется. Ты ведь не забыл рассчитаться с ней за несложившееся замужество?

— Во-первых, жениться я не обещал! Во-вторых, щедрость рода Эльгенхауэров давно вошла в поговорку на всех континентах, двух морях и четырех сторонах Империи! Ей не в чем меня упрекнуть. Ну, в крайнем случае, заплатим еще раз, делов-то…

На самом деле после той памятной эпопеи, когда мы фактически разгромили Блуждающий замок ведьм, оборвав нить контрабанды опаснейших деревянных кукол, заняться было абсолютно нечем. Я, как последний дурак, согласился взять этого задохлика погостить к нам, в горную деревеньку ааргхов.

Так наш умник умудрился втереться в доверие к моей маме, натаскал ей каких-то цветочков с луга, все расспрашивал о здоровье и о том, какой я был маленький, а в результате — прижился. Мама пару раз «высказала свое мнение» тем из соседей, кого это не устраивало, еще пару голов разбил я, и маленького графа никто всерьез не трогал. Вопрос лишь в том, как долго мы с ним будем испытывать терпение общества. Я и без того тут не в особом фаворе…

Примерно часа три спустя мы топали в долину — до харчевни бывшего наемника, друга моего отца, было не очень далеко. Над трубой его заведения призывно клубился синий дымок, на дороге не попадались врлаки и хнары, а из кустов не выскакивали невежливые, агрессивные рыцари в черных плащах.

Лично я вот так уж особо об этой тайной полиции Империи даже не беспокоился. Они наверняка просто вернулись в столицу за новыми указаниями. Пока туда-сюда-обратно, да отдохнуть, да набрать новых людей, да разобраться, где мы прячемся… Минимум месяц форы у нас есть! Поэтому в харчевню Трувора мы шли абсолютно спокойно, не ожидая ни малейших неприятностей, а зря… Эшли и неприятности — близнецы-братья! Надо запомнить и записать.

В харчевне (трактире, постоялом дворе, распивочной, гадюшнике, бандитском притоне — любое название верно) нас встретили одобрительным ревом и подняли вверх кружки:

— Да здравствует достославный граф Эльгенхауэр!

Угу. Обо мне ни слова. Я кто? Я ааргх. К тому же неправильный. В смысле, умею читать, считать, увлекаюсь философией и вообще — мыслящий индивидуум, когда нам полагается быть просто тупорылой горой мышц!

Свободный столик расчистили быстро, традиционно в самом углу, подальше от стойки. Бывший наемник все еще никак не привыкнет к тому, что я периодически разбиваю ему всю колоннаду бутылок чьим-нибудь очередным ретивым телохранителем. Хотя, с другой стороны, примерно так я и познакомился со своим теперешним хозяином…

— Привет, Малыш, привет, Эшли! — мимоходом поздоровался Трувор, собственноручно ставя перед нами две кружки с выдержанным элем. — Глаза б мои на вас не смотрели!

— А на наше золото? — Мой господин величаво выставил на стол монету достоинством в пять обедов или две хорошие пьянки.

Старику ничего не оставалось, как выругаться, накрыть монету ладонью и распорядиться насчет жаркого. Когда он развернулся уходить, я поймал его за рукав:

— А почитать ничего нет?

— Ничего. Книги к нам попадают редко. Разве что ребята кого из купцов ограбят…

— Искренне жаль. Нехватка хорошей литературы пагубно сказывается на моем вынужденном времяпрепровождении, — опустив голову, загрустил я. — Дядя Трувор, если будут торговцы с книжками, попросите убить парочку, ради меня…

— О небо, Малыш, да все давно об этом знают! — раздраженно вырвался он. — Как только на фронтире мелькнет хоть какая-то книга, включая новогодний справочник по племенному животноводству, я тут же отложу ее для тебя.

— Спасибо! За мной не заржавеет…

— За нами, — значимо поправил граф.

Трувор страдальчески вздохнул и вернулся к себе за стойку. Буквально через десять минут рыжая Эльза с грохотом поставила перед нами блюдо дымящейся свинины. Большое такое, скорее даже корыто, с учетом аппетита такого крупного ааргха, как я. Мы удовлетворенно перемигнулись, дружно чокнулись за здоровье моей мамы и… начались неприятности. Хотя лично я, с высоты своего роста, заметил их не сразу.

— Хозяин, эй! Подать нам два быстро просим пива!

Вот согласитесь, хотя бы эту ничем не пробиваемую манеру речи я был бы должен узнать сразу. Так нет! Я предпочел углубиться в крепленый эль и сделать вид, что ничего не слышу.

×
×