Повелитель книг, стр. 1

Мэл ОДОМ

ПОВЕЛИТЕЛЬ КНИГ

ПРОЛОГ

ЖУТКИЙ ВСАДНИК

Всадник гнал по тропе коня, громко стучащего копытами по земле. Вокруг раскинулся лес. Из ноздрей скакуна вылетали серые облачка пара, исчезающие в ночной тьме.

Только что, взлетев на очередной холм, он заметил свет на старом постоялом дворе в горах, куда и держал свой путь. Доставка пакета особого удовлетворения ему не приносила. Но как только он выполнит это задание, ему поручат другое.

Он надеялся, что уж следующее-то не будет бескровным, как это. Он научился убивать давным-давно и, как только прикончил свою первую жертву, понял, что это пришлось ему по вкусу.

Внезапно конь под ним споткнулся. Копыта не в такт скользнули по утрамбованной земле и голому камню.

Животное умирало.

Всадник это знал, но мог только пожать по сему поводу плечами. Лошадей он, разумеется, не жалел. Три из пяти его последних коней погибли под ним — он скакал на них, пока те не испускали дух, после чего преодолевал оставшиеся мили до следующей станции, где получал свежую лошадь.

Вначале он был не один. С ним следовали двенадцать спутников.

Тринадцать. Это число было благоприятно по многим причинам, и пророчества его клана требовали, чтобы по зову волшебника выезжали именно тринадцать всадников. Они никогда не нарушали требований пророчеств и никогда, если уж брались за дело, не отказывались от выполнения поставленной перед ними задачи.

Теперь их осталось трое. Десять остальных погибли, пробираясь по труднопроходимой местности или сражаясь с ужасными тварями и бандитами-людьми, которые пытались убить их в надежде присвоить золото, что они везли, или пакет, который они должны были доставить.

Теперь с ним остался только один спутник. Второй несколько миль назад столкнулся со стаей голодных волков, и те задрали под ним лошадь.

Вернуться за компаньоном или помочь ему им и в голову не пришло. Они сражались бок о бок, только пока направлялись в одну сторону, чтобы выполнить задачу, которую на себя взяли.

Может, их спутник прибудет на постоялый двор утром, а скорее всего этого не произойдет. Значения это не имело. Важно было только двигаться вперед, причем как можно быстрее.

Наконец всадники подъехали к постоялому двору; конь под одним из них уже шатался. Но животное добралось почти до самых ворот конюшни, прежде чем у него отказало сердце.

Когда знакомые ощущения подсказали всаднику, что его скакун вот-вот падет, он высвободил правую ногу из стремени и спрыгнул с седла — и в этот момент мертвый конь замертво повалился на землю.

Его спутник осадил свою лошадь и тоже спешился.

Не обращая внимания на изумленные взгляды двух людей и гнома, сидевших под навесом на крыльце постоялого двора с кружками пива в руках, покуривая трубки, всадник, высокий и прямой, поправил два меча у себя на поясе и шагнул вперед.

Он был выше большинства людей. Весь в черном, закутанный в плащ с капюшоном, он выглядел устрашающе и гордился этим. Он не только великолепно держался в седле, но был еще и опасным в противостоянии воином.

Всадник знал, что кроме роста, одежды и манеры поведения его выдавали еще и глаза. Когда он выполнял свою задачу, они горели почти безумным пламенем так, что любой мог его опознать.

Он вошел в небольшое полутемное помещение и огляделся вокруг, чувствуя, что спутник его идет чуть сзади и справа, чтобы, если понадобится, оказать ему помощь в завязавшейся стычке. Ему навстречу уже спешил щуплый старик, судя по всему, хозяин постоялого двора, с тревогой поглядывающий на нового гостя.

— Что угодно господину? — спросил старик, робко улыбнувшись.

— Я здесь, — уронил всадник.

Хозяин постоялого двора несколько удивился.

— Вижу. Вам нужна комната для вас и вашего друга?

— Нет, — сказал всадник нетерпеливо. Он не любил разговаривать, не любил долго оставаться в неподвижности, ему не нравилось, когда становилось нечего делать после того, как он выполнял задание.

Внезапно кто-то произнес:

— Всадник.

Он поднял голову и увидел человека на лестнице, ведущей на второй этаж постоялого двора.

— Ты приехал ко мне, — сказал человек. — Я Даннис.

Всадник знал это имя. Люди, гномы, эльфы, двеллеры и даже гоблины настаивали на том, чтобы выражать таким образом свою индивидуальность. Всаднику это казалось странным — его сородичи просто знали друг друга, и имена им были ни к чему.

— Пойдем, — сказал Даннис и сделал ему знак подняться по лестнице.

Всадник пошел впереди, его спутник последовал за ним. Человек привел их наверх, в маленькую комнату освещенную лампой.

Свет всаднику не нравился. Он обычно передвигался ночью, и на свету его глаза видели хуже.

Даннис был плотным немолодым человеком с гладко выбритым лицом. Большинство не обратили бы на него внимания, но всадник ощутил в нем магию. Среди всадников магия была чем-то врожденным, он это знал, а вот люди собирали в себе магию будто болезнь.

— Пакет у тебя? — осведомился Даннис.

Всадник молча снял сумку с плеча и протянул ее человеку. Во время путешествия все всадники чувствовали магию внутри пакета, но никто из них не стал выяснять, в чем дело, — им подобное было несвойственно. Сейчас он тоже не испытывал особого любопытства по этому поводу.

Даннис вскрыл пакет с видом человека, делающего нечто необыкновенно важное. Он достал прямоугольный предмет из бумажных листов, который, как оказалось, можно было открывать снова, и снова, и снова…

Всадник взглянул на пометки, показавшиеся на листах бумаги, и заметил, что на некоторых листах были и какие-то изображения.

— Ты когда-нибудь видел такое? — осведомился Даннис.

— Нет. — В ходе выполнения этого задания всаднику не велели проверять состояние предмета, который он должен был передать. Кое-что из того, что он перевозил, было хрупким и могло быть повреждено от неосторожного прикосновения. Такие вещи впитывались его сородичами с молоком матери.

— Ты знаешь, что это? — Данниса, похоже, чрезвычайно радовало обладание этим предметом.

— Нет.

— Это книга. — Человек улыбнулся. — Их теперь не много осталось.

Всадник слышал о книгах. Когда-то считалось, что их все уничтожил лорд Харрион, объединивший под своей рукой полчища гоблинов и почти завоевавший мир. Во время той долгой войны всадники служили как повелителю гоблинов, так и его противникам. Обе стороны платили за службу золотом, а сама она — стремительные броски на большие расстояния — давала всадникам смысл жизни.

Так что он спокойно ждал, что скажет его собеседник.

Даннис, похоже, был разочарован.

— На тебя, как я погляжу, это не производит впечатления.

Всадник решил, что подобное самоочевидно и ответа не требует.

— Что показательно, — произнес человек, явно не в силах скрыть свою радость, — выглядит этот предмет как книга, но на самом деле он является ловушкой. И весьма хитроумной.

Последнее наконец-то вызвало у всадника определенный интерес. В ловушках он разбирался.

— И ловушка просто замечательно подходит для тех, кому она предназначена. — Человек убрал книгу обратно в сумку. — Когда мы договаривались о доставке сюда, то еще не знали окончательное место назначения ловушки. С тех пор мы узнали, где находится человек, для которого мы ее устраиваем. Мне говорили, что тебе можно поручить еще одно задание.

Всадник почувствовал возбуждение.

— Это так.

Даннис вернул ему сумку, добавив мешочек с золотом — окончательную плату за работу.

— Это надо отвезти в Хортугал. Ты знаешь, где это? Один из гоблинских городов на юге.

— Да, — сказал всадник, не став объяснять человеку, что всадники знали расположение всех мест на свете.

— Значит, с гоблинами у тебя проблем нет.

— Нет, — последовал короткий ответ. Гоблины были вроде волков. Если они вставали у него на пути или мешали ему, он их убивал. Точно так же, как поступал с людьми, гномами и эльфами.

×
×