Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг., стр. 93

Будур

09.11.

Случай, который произошел в октябре, до нашего переезда. Я, как обычно, торговала книгами на рынке. Уже собралась уходить, собрала товар. И заспешила к автобусу. Тут появилась Айна. Та самая, что учила меня математике. Я не видела ее долгое время! Она задержала меня. Я не вошла в маршрутку. Мы проговорили минут десять, и я села в следующее маршрутное такси.

В это время на нашей остановке произошел взрыв. БТР подорвался на фугасе и начал гореть. Когда я подъехала, по обеим сторонам дороги бегали российские солдаты, стреляли. БТР лежал вверх тормашками. Рядом стояла целая бортовая машина. Несколько бесстрашных чеченских женщин кидались на военных с кулаками. Они кричали:

– За что убили парня? Сволочи!

Шофер, не останавливая маршрутку, спросил меня:

– Будешь здесь выходить?

Я ответила:

– Нет. Можно на следующей остановке.

Проехав лишние четыре квартала, я быстро выбралась из машины. Стрельба продолжалась. Под свист пуль, с двумя сумками чужих книг я перебежала дорогу. Вскарабкалась на пригорок, за большие дома и, пригибаясь, побежала в сторону своего двора. Бежать пришлось остановку!

Мама встретила меня на улице. Встревоженные соседи (мать и сестра Джима) метались на подъезде. Все испугались стрельбы. На мои вопросы все наперебой стали объяснять: “Когда взорвался БТР, солдаты с перепугу начали стрелять. Убили семнадцатилетнего парня Зелимхана. Сына водовоза, который приезжал к нам во двор со своим отцом. Его убили не сразу”.

Люди, видевшие взрыв на остановке и сумевшие живыми убежать, сказали: “Парень был ранен. Скорее всего, осколком, когда переходил дорогу. Он начал кричать, просить помощи. А военные, не разобравшись, застрелили его при всех”. Так вот почему скандалили и бросались на вооруженных военных обезумевшие от несправедливости и горя чеченские женщины!

За несколько минут до взрыва мама ходила встречать меня к остановке. Она дошла до железнодорожных путей и увидела: впереди молодой человек, в белой рубашке, черных брюках, приближается к трассе. Далеко по шоссе быстро движутся военные машины. Мама крикнула:

– Военные на дороге! Пережди!

Но паренек по инерции продолжил свой путь. Мама не захотела оставаться на пустынном месте. Развернулась и бегом помчалась назад, к нашим домам. Через две минуты за ее спиной прогремел взрыв!

И как это Айна задержала меня? Мистика! Иначе я переходила бы дорогу навстречу сыну водовоза.

Царевна Будур

10.11.

Убираем в новой квартире. Побелили семь раз! Тут был пожар – все стены черные, в копоти. Потратились на известь и щетки. Теперь чисто. Окно со стеклом! Стекла мы три года не видели! Квартира с входной железной дверью. Я покрасила дверь. Правда, краской для пола. Уставали ужасно! Копоть со стен смывали тряпками. Хоть бы полгода пожить в такой чистоте! А главное – бесплатно!

Мама берется нянчить маленькую дочь Таисы. Хрупкое, болезненное создание, но очень хорошенькое! Возраст ребенка – полтора года.

Новые соседи-чеченцы взялись нас кормить! Дали банку говяжьей тушенки. Мы искренне их благодарили. Но в общении с людьми есть опыт. Мы не доверяем. Помним об оклеветанной Вале. О том, что когда помогают – часто нож или яд держат наготове за спиной.

Здесь, на нашем новом месте жительства, взрывы гремят постоянно. Жители рассказывают: “Теракты повторяются. На одной и той же дороге! Не реже двух раз в неделю!”

Еще здесь живут наркоманы. Они же воришки. В целом – жителей много!

Воду водовозы доставляют ежедневно. Правда, она с водорослями и песком. Продают кто за один рубль ведро, а кто за полтора рубля. Перебоев с водой нет! Канализация и слив в квартире работают! Мы в своем старом доме после боев 1999 г. носили помои ведром на улицу. Правда, тут нет электричества. Отопления, конечно, тоже нет. Но условия после наших трущоб райские.

Царевна Будур

22.11.

Милицейской семье передали посылку из ОАЭ. Я смотрела у них кассетный фильм. В фильме родные и дом.

Частная гостиница, принадлежащая родственникам, уехавшим в 2000 г. после войны. Дети рассказали: каждые две недели они получают подарки!

Конечно, когда живешь рядом, узнаешь много того, чего и не хотел бы. Начинают одолевать сомнения.

В новом доме, как и в старом дворе, полно воров! Подъезд на ночь мы запираем. Но несмотря на это, неизвестные ходят по этажам! (Видимо, забираются через балконы и окна!) Я взяла гвозди у родственников нашей квартирной хозяйки. Забила все двери квартир на нижних этажах. Чтобы похитители, когда в какую-нибудь квартиру залезут, в подъезд не смогли выйти. Так я надеялась. Но мои расчеты не оправдались. Эти люди не боятся высоты! Они посетили наш подъезд через четвертый этаж! Унесли счетчик! Я отыщу еще гвоздей (мои закончились!) и заколочу все двери четвертого этажа! “Ворам – нет!” – таков мой лозунг.

Царевна

28.11.

Уже три дня, как мама нянчит девочку хозяйки. Кроме предоставленной квартиры Таиса дает 20 р. в день и часто кормит меня на рынке!

Вышел инцидент с Тоней. Я продала ее книгу, но покупку вернули. Пришлось забирать деньги назад. Мимо шел парень. Остановился. Представился – Ислам. Сразу попытался устроить меня на работу в кафе. Но там хозяйка – подруга Кусум. Меня не взяли. Явился на другой день. Веселый! Сообщил, что он женат, но я ему как сестра. Такое я уже слышала несколько раз. Однако приятно. Подарил на удачу 50 рублей.

У Козерога вчера убили друга. Другу 16 лет! Он школьник. Убили в родном подъезде! Выстрелили, когда он позвонил в дверь. Это потому, что его отец работает в милиции! Козерог сильно расстроен.

Я в пустоте. Любить некого. Сегодня я попала в перестрелку на дороге. Выстрелили по военному посту, из-за моей спины. С поста – ответили. Я успела спрятаться за дерево.

До чего грустно жить! Никто не понимает меня.

Будур

29.11.

Взорвали фугас. Я случайно не попала. Бабахнуло рядом.

Завтра торговать. Узнала: супруга милиционера посетила наши дворы. Насобирала сплетен. Поняла: мы знали ее близких, их проделки.

Таиса приносит продукты. Мама готовит девочке и себе.

Убийства ежедневно! То чеченцев случайных, а то – рядовых русских солдат. Нелепо и страшно. Зато те, с кого надо бы спросить, – здоровы, живы, благоденствуют.

При взрыве погиб подросток на остановке “Электроприбор”.

У нас в новом дворе есть неплохой сосед, зовут – Арби. Он помогал русской бабуле с первого этажа грузить ее имущество. Совершенно бескорыстно. Бабушка отправила вещи родным, а сама осталась. Будет ждать лучших времен, чтобы продать уцелевшую квартиру. Арби женат. И жена у него симпатичная. Мы набирали воду у водовоза, разговорились. Почему я не умею жить?

Царевна Будур

2002

16.01.

Опять жена милиционера сплетничает. Рассказывает чеченцам, будто видела, как я хожу к русским солдатам на пост. А другим окрестным жителям она же продолжает врать, что я дружу с чеченскими бандитами. Кого имеет в виду? Не своих ли знакомых? И почему на кинокадрах, которые она сама мне показывала, ее самый старший сын в военной форме? На улицах в ОАЭ! Во дворе мать и отец рассказывают: “Сын учится”.

Но рядом существует много хорошего. Таиса дала сто рублей (за пять дней работы с ее доченькой). Амина, что продает чай, подарила джинсы. Их не захотел носить сын первой жены. Я счастлива!

Наши бывшие соседи-воры с улицы Заветы Ильича шли мимо моего торгового места, увидели – меня нет на рынке, и распространили новую ложь обо мне, о чем мне сразу рассказали ближайшие торгаши. Почему за клевету и наговоры у нас в стране не судят? Клевета подобна колдовству.

За одну ночь, у свечи, я перечитала книгу “Мастер и Маргарита”. Поэтому вчера у меня было самое приятное общение.

×
×