Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг., стр. 161

Тетя Лейла расстроилась и одновременно обрадовалась нашему отъезду. Мы сфотографировались на память.

Сегодня горы, кольцом окружающие Грозный, – белые от снега и синеют лишь с боков.

Я видела Габи, рассказала ей, что буду учиться в Ставрополе и работать там же. Попрощалась с журналисткой Айзан из газеты “Трудяга”, а седого Гапура и поэта Мусу не застала на службе.

Еще, совершенно случайно, я встретила давних знакомых. Когда-то на рынке они торговали видеокассетами: Козерог и его брат. Теперь они – сотрудники милиции и служат новой власти. Охраняют больницу № 9, на остановке “Автобаза”.

23.11.

Дождь. Небо затянули серые тучи. Их кровавым лучом прожигает оранжево-красное солнце. За холмом стреляли из тяжелых орудий, и земля слегка сотрясалась, напоминая о том, что каждый день, прожитый на моей родине, мог стать последним.

Я видела сны о том, как на землю хлынули волны, как земля уступила стихии воды и мы стали ее частицами, преодолев человеческий облик.

Когда-то в моем городе Грозном я маленькой девочкой сидела на санках, будто на скамеечке, в коридоре квартиры, обнимая маму. А по нашему дому на улице Заветы Ильича стреляли тяжелые российские орудия. Кирпичный четырехэтажный дом кренился, словно большой тонущий корабль, и скрипел. Мама обняла меня и сказала:

– Мы сегодня умрем, но ты не бойся.

А я спросила:

– Как умрем? Мне всего девять лет!

Мама сквозь слезы улыбнулась. Не было ни капельки света, и я не могла это увидеть, но знала – она улыбнулась.

– Для смерти возраст не важен. Такой обстрел нам не пережить. Боже, как страшно!

Хотела почувствовать мамин страх, но не могла – я еще не чувствовала страха, только сильно стучало сердце.

– Что самое страшное в смерти? – спросила я маму.

– То, что мы больше никогда не увидим солнца.

Но мама ошиблась – мы выжили.

В моей жизни с осени 1994 года солнце восходило множество раз, и я научилась классифицировать страх как древний объект осознания.

Сумасшедший Юрочка, мальчик-сосед, тоже ошибался, утверждая, что в комнату влетел снаряд и на самом деле мы очень давно мертвы. Мы не погибли – мы перешли на другой уровень бытия. Я знаю это наверняка, прощаясь с городом своего детства и своей юности.

Прощай, серое дождливое небо! Прощай, кровавое рыжее солнце! Прощайте, пыльные улицы в копоти пожарищ! Я люблю вас и однажды почувствую снова.

Когда земное тело превращается в пепел, мы просматриваем жизнь, захватывая моменты истины: так пусть сегодняшний дождь и канонада за холмом повторятся!

Пусть прогремит гром. Пусть тоннель из кровавого солнца заберет в лучший мир все заблудшие души. Пусть маховые колеса сделают свой оборот.

Полина

Иллюстрации

Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_001.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_002.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_003.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_004.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_005.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_006.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_007.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_008.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_009.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_010.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_011.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_012.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_013.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_014.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_015.jpg
Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг. - i_016.jpg
×
×