Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994–2004 гг., стр. 105

– Какого хрена?! Вы что, играетесь? Рядом под плющом дети! Вам не видно?! Ироды!

К моему счастью, военные не ответили.

Скоро Новый год!

3 января начинается сессия. Проблема: нужны деньги на дорогу до института.

На каратэ произошел инцидент. Марьям, отвлекая внимание, спросила:

– Ты не знаешь, где моя сумка?

Когда я отвернулась поискать ее сумку, она нанесла мне удар в живот. Я сразу выдала ей “ответ”. Было обидно. Мы друзья?

Вечер. Негромко стучит пожилой чеченец, наш сосед Анкел Бенс. Он делает крохотные отверстия в общей с нами стене. Интересно, для чего? Подслушивать? Или чтобы разрушить ее?

Внезапность – часть победы.

Анкел Бенс живет, как и мы, на третьем этаже, но в подъезде рядом. Вчера ночью неопознанный мной гражданин лез по нашей оконной решетке! Решетке третьего этажа, стремясь попасть на четвертый – в чужую, запертую квартиру! Знакомый голос Анкел Бенса давал со своего окна указания: куда лучше ставить ногу и за что следует держаться руками. Сегодня выяснилось: из квартиры на четвертом этаже украли трехлитровые стеклянные банки.

Я написала стихи и хочу отдать их твоим страницам, Дневник. Позволь выразить тебе благодарность за то, что всегда был лучшим другом. Только тебе я могу доверять.

Я елку нарядила, как когда-то,
В далеком и кровавом декабре.
И вспомнила российского солдата,
Убитого осколком во дворе.
Торжественное слово “ополченцы”,
В нем дух свободы, юности, мечты.
И сильные, бесстрашные чеченцы,
Штурмующие яростно мосты.
Тот снег в крови. Сгоревшие машины.
Как мародер приплясывал с мешком!
И труп ребенка на руках мужчины,
И женщину, накрытую платком.

25.12.

Была в гостях у Тодди. Мы пили чай с коржиками. Что предлагал, на что сманивал?! Шучу, конечно. Он корректен.

Но повторил: “Если дашь согласие стать моей женой – мы уедем. Здесь жить не дадут”. Эти слова были так сказаны, что я поняла – правда. Мне от такого лестного предложения стало плохо. Тодди 52 года, как моей маме! Сразу вспомнилась картина “Неравный брак” художника В. Пукирева. Вот наш портрет!

– Это выход! – сказала мама, узнав обо всем и сразу повеселев. – Будешь сыта и одета!

Но я ответила:

– Нет! Я всего в жизни добьюсь сама.

Ко мне приходили девчонки из института. Они писали контрольную. Помогала им. Они попросили на память мои стихи о Грозном. Конечно, написала.

Вчера я впервые покрасила волосы. Рассчитывала стать блондинкой. Оказалась – рыжей! Купила себе зеленые тени для глаз. Наверно, поэтому хозяин книг Тодди так бежал за мной по улице, провожая домой. Обычно я не крашусь.

У соседки Чувырлы с четвертого этажа горе. Ночью военные в масках забрали ее зятя. Мужа Натали-Малики. Перепутали с другим парнем. Одинаковыми оказались имена, а фамилию не спросили! Это потом выяснилось. Говорят, его уже нет в живых.

У Малики-Натали через неделю должен родиться ребенок! Полфат

29.12.

27 декабря в пятницу (14.34), на остановке “Автобаза” взорвали Дом правительства. Погибли люди! В основном сотрудники из обслуживающего персонала. Никого из большого начальства на месте не оказалось! Тема для расследования?

По одной версии, это сделали смертники-ваххабиты, заехав во двор на двух машинах, одна из которых точно была “КамАЗ”. По другой версии – здание обстреляли ракетами со стороны совхоза “Родина”. Теперь уже два дня горит в той стороне школа № 7.

Мы – горячая точка на планете. Поэтому на Северном базаре было затишье.

Когда торговала, познакомилась с молодым чеченцем по имени Умар. Я сразу прозвала его Дракоша. Он родился в год Дракона. Парень сообщил, что несколько лет занимается по системе йогов. Он смеялся надо мной. Предлагал:

– Придумай новую религию, объединяющую всех людей, станешь Пророком! И на земле больше не будет войны.

Про себя он сделал следующее заявление-афоризм:

– Считаю, не нужно выходить из молитвы. Я, например, всегда в ней.

Богохульство? Насмешка? Постоянная связь с Богом?

Умар, в чеченской манере общения, специально сердил меня и дразнил. Говорил, как с маленькой. Я выяснила: он не читал Гомера, Аристотеля, Рериха. Но вдруг! Легко начал декламировать стихи Пушкина! Проговорили часа четыре. Я сделала выводы: он человек с характером. Увлекается магией и парапсихологией. Расспрашивает о многом, ничего не говоря о себе. Ему место в спецслужбах!

Мы договорились о “заочном свидании” – телепатическом. Я буду “следить” за ним в пятницу, 3 января нового 2003 года, с 19.00 до 21.00. Для этого мне нужно войти в состояние покоя. Закрыть глаза, помедитировать, сидя в позе лотоса, а потом просто наблюдать. Сила мысли преодолевает сотни километров, и есть возможность видеть того, кто далеко. Когда увидимся, расскажем друг другу, кто чем был занят, во что одет в “договорное” время. У меня подобные опыты были. Видеть получалось.

Зеленоглазый парень хорошо смотрелся. Аккуратность дополняла образ. Я пришла домой и сразу написала стихи.

Ты не внушаешь мне доверья.
Ты гордый, хитрый. Ты – Дракон!
И в Рая светлое преддверье
Ты не летаешь испокон.
Твой дом – леса, моря и горы.
Ты не собака – есть с руки,
Людей пустые разговоры
Твердыне сердца не близки.
Рисуешь ты огонь, квадраты.
Рычанье пламени – твой зов!
Как твои родичи-пираты,
Ты в скалах ищешь лучший кров.
Зачем тебе земные карты?
Ты знаешь звездные Пути!
Душа твоя всегда азартна,
Но в ней святого не найти.
И когда ночью, одинокий,
Ты пронесешься, как стрела,
То взгляд очей твоих глубоких
Повторят только зеркала.

Царевна Будур

2003

01.01.

С Новым годом!

Вчера, 31 декабря, русские военные стреляли, но не так сильно, как ожидалось. Тарахтели, как погремушки, автоматы и пулеметы. Трассирующие пули заменяли иллюминацию в непроглядной ночи и создавали атмосферу некоего торжества. Но боевые гранаты с российского поста – “Вышки” военные вниз не бросали. Из гранатомета “Муха” не выстрелили ни разу. Мы даже удивились. Устроить адскую стрельбу на праздник – для них норма. Может, на российском посту поменялся командир? Или на них повлияло одно событие.

Несмотря на частые “празднички” в моем городе, мне все еще трудно привыкнуть к жизни на постоянной, нескончаемой войне. Я, как и в детстве, боюсь громкой стрельбы и наивно мечтаю о мире.

Теперь пули входят в жилище тихо, без звона. Они пробивают не стекла, а прозрачную клеенку, натянутую на разбухшие от дождей деревянные рамы. Стекол на окнах давным-давно нет.

×
×