Поверь мне (СИ), стр. 2

- Почему? – Ник внимательно за ней следил и заметил, как она смутилась, когда он разглядывал ее дом. – Ты не хочешь меня больше видеть?

Девушка удивленно распахнула глаза.

- Ты себя в зеркале видел?

- Причем тут это?

Удивительно, теперь он совсем не понимал, в каком направлении двигаются ее мысли и при чем тут зеркало.

- Ник, ты посмотри на себя и меня. Зачем нам еще встречаться, это смешно ведь.

- Так вот в чем дело! – Ник постарался не выругаться в слух. – Маш, прекрати думать о глупостях. Ты мне нравишься, очень сильно, поэтому я перестану добиваться с тобой встреч, только в том случае, если тебе я совершенно не симпатичен и не интересен. Насильно мил не будешь, это я понимаю.

- Ты не правильно понял. Ты мне симпатичен…

Она еще не успела договорить, а он уже улыбался как дурак.

- Это не может не радовать.

- Только не зазнавайся, хорошо, – кажется, она сама смутилась своих слов, потому как быстро поспешила отвести взгляд в сторону. – Спасибо, что подвез.

- Если помнишь, то я как раз этого и хотел, - Ник улыбнулся, не в силах сдерживать свои эмоции. - Ну, так что, дашь мне свой номер?

- Хорошо, только не звони мне после двенадцати.

- Почему?

- Просто, не нужно.

Нику совсем не нравилась ее просьба. Он бы конечно и не стал ей названивать так поздно, но теперь его распирало от любопытства.

А почему собственно нет?

Проводив девушку до калитки, Ник с интересом наблюдал, как на ее лице сменяются эмоции. Он даже мог бы рассмеется, заметив с какой надеждой, она смотрит на свой дом.

Решив не травмировать нежную психику девушки, Ник слегка коснулся ее губ легким поцелуем и, не дожидаясь реакции, вернулся в машину.

В конце концов, он сделал первый шаг, теперь многое от нее зависит.

**Маша**

Сердце готово было выскочить из груди.

Маша прижалась к двери, боясь включить свет и потерять это странное, непривычное чувство полета. Рядом с Ником ей действительно хотелось летать, есть в нем что-то такое…

Она запомнила его еще в тот раз, недели две назад, когда он приходил за покупками. Красивый и высокий блондин, в строгом костюме выглядел до смешного испуганно, разглядывая многочисленные ряды с игрушками.

Маша медленно сползла по стеночке, хорошее настроение постепенно исчезало. В голове одна за одной появлялись мысли, что как бы Ник не старался ее убедить, что для него не имеет значение какая она это скорее от жалости, чем на самом деле. Ну, зачем такому парню, как он, такая жалкая она. У нее ничего нет. Нет дорогой одежды, украшений, да она почти никогда не красится…

Почему-то фантазия рисует совсем других девушек рядом с Ником.

- Машенька, у тебя все хорошо?

Взволнованный голос пожилой соседки, как ушатом воды ее окатил.

Это, она что же все из-за какого-то парня, так расклеилась? Да, совсем плохи дела. Не хватало еще самой поверить в сказку…

Тем более, что между ними нет ничего такого, чтобы она сейчас себя поедала…да - подвез, да - сказал что она нравится…

Но это только слова.

- Я, немного сегодня устала, - Маше удалось выдавить улыбку, очень не хотелось расстраивать эту милую женщину. – Спасибо вам, что присмотрели за Темой. Я надеюсь, он не очень много проблем вам доставил?

Баба Люся, а именно так звали эту милую бабушку, которая иногда оставалась приглядывать за Артемом, только улыбнулась. Вообще она и сама воспитывала подростка, правда в отличие от Машиного брата у Вероники не было никаких проблем со здоровьем.

- Машенька, все хорошо. Они с Никой провели весь день вместе, выбирались из комнаты только чтобы поесть. Сегодня он был молодцом.

Да уж, молодец. Маша устало опустилась на старенький диван, прикрыв глаза. Она устала спорить с Темой, на тему его самостоятельности и ненадобности постоянного, как он выражается «тотального» контроля.

Ну как она может, оставить его одного?

Артем всегда был слишком активным, не в пример ей. Чем он только не увлекался с самого детства, никогда не сидел на месте. Этакий человек – моторчик, всегда в движении.

Маша едва заметно улыбнулась, вспомнив, как брат только начал увлекаться BMX до этого он довольно долго занимался мотокроссом. Все его друзья еще тогда смеялись, что он круто понизил планку, так опустится…с мотоцикла до какого-то велика. А она вздохнула с облегчением, ей казалось, что по сравнению с мотокроссом, все остальное невинные шалости.

Кто же знал, что самые страшные неприятности впереди и связаны они будут с каким-то чертовым великом. Всего одно падение и от прежнего веселого Артема осталась тень. Парень для которого весь смысл жизни сводился к движению, вот уже второй год прикован к инвалидному креслу.

- Что-то тихо, – Маша удивленно посмотрела на притихшую соседку. – Неужели они уже спят?

Ника часто оставалась ночевать, как и сама баба Люся. Маша стеснялась сегодня перед Никитой, ей стало стыдно за свой ветхий дом, но даже он по сравнению с домом соседей, выглядит роскошно. Там давно пошли трещины по стенам и в доме иногда гуляют настоящие сквозняки, особенно когда на улице холодно. Сколько бы они не натапливали дом, как правило, через несколько часов, снова становится холодно.

Маша давно предлагала бабушке Люсе перебраться к ним, ей казалось, что хоть так она может отблагодарить женщину за помощь. Да и привязалась она к ним, как и Темка, хоть и не говорит и чаще сорится с Никой. Но по нему все видно, когда девочка не приходит к нему, он теряет интерес ко всему.

- Умаялись.

Машу усмехнулась, ей стало интересно, чем же сегодня занимались дети, что уснули в одиннадцать вечера.

Дети. Даже смешно, Темке скоро исполниться семнадцать, а Нике четырнадцать, но она по-прежнему считает их детьми.

- Я сегодня работаю в клубе, - Маша виновато опустила взгляд. – Попросили подменить…баб Люсь, вы же останетесь сегодня у нас?

Женщина понимающе улыбнулась.

- Конечно, Маш. Куда же я теперь пойду, если Ника уже спит.

- Спасибо вам, - Маша встала, собираясь по-быстрому сходить в душ. – Ложитесь спать, я, наверное, через полчаса уже убегу.

- Маш, прекращала бы ты работать в этом клубе.

Хотелось бы, да только пока получается что работа официанткой в ночном клубе, остается самой постоянной работой, и самой прибыльной. Есть свои недостатки в виде особо озабоченных клиентов и уже хронического недосыпания, но это все терпимо. Намного тяжелее без денег.

- Не могу, если я брошу работать в «Лайте», то долго мы с Темкой не протянем.

- От отца ничего не слышно?

Маша нахмурилась.

- Нет. У нас нет отца.

Маша поспешила спрятаться в ванной комнате.

Это была больная тема. Тема родителей, с которыми им с братом очень не повезло, сильно задевала Машу, да и Темку тоже.

Если мать еще какое-то время делала вид, что собственные дети ее хоть немного беспокоят, то отец, никогда не интересовался их существованием. Хотя какой он ей отец…

Вообще-то у них с Темкой разные отцы, но об этом никто не знает. Собственного Маша никогда не знала, мать в минуты особой откровенности говорила, что его убили еще до ее рождения. Якобы он был бандитом и вместе с какой-то бандой в начале девяностых держал город под контролем, за что его и убрали.

Если честно Маша не верила, во всю эту криминальную романтику. В последние годы, до того как окончательно исчезнуть из жизни собственных детей, Елена была не в себе. Говорила всякий бред, постоянно истерила и стала много пить, потеряв интерес ко всему. Такой человек не может внушать доверия.

Темкин же отец, исчез, когда брату было пять лет. Машу это не особо расстраивало, потому, как толку от Леонида было ноль. Все что она запомнила о нем, так это его постоянное отсутствие и вечные отговорки, что на работе много дел, что очевидно было правдой, потому как до его исчезновения жили они совсем не плохо.

Да, что там, они жили хорошо, не знали никакой нужды, а то, что они с братом были предоставлены сами себе, скорее невезение.

×
×