Портретное сходство (СИ), стр. 2

  А на следующий день у Императорского трона возник из ниоткуда Камиль. Великий Камиль собственной персоной. Она рассматривала его исподтишка, находя явное сходство с портретом, а так же хрониками и описаниями очевидцев. Портрет, понятное дело, передавал только основные черты характера, как упрямство, отвагу и бесстрашие. Хроники и очевидцы были красноречивее, и упоминали так же сволочной характер, наплевательство на титулы и ранги, редкую нелюдимость и раздражительность.

  Живой Камиль презрительно кривил губы, перебивал Императора и полководца, когда ему того хотелось, бесился, когда перечисляли потери и описывали превосходящие силы противника. Больше Хельга его не видела - до памятного дня победы, разумеется. Зато слышала и предостаточно - о неукротимом гневе, бесстрашии, отваге и удаче, которая покровительствует всей его армии. Потери были минимальны, насколько это вообще было возможно на войне.

  Пока мужчины воевали, Хельга глотала библиотечную пыль, изучая хроники, историю и легенду о Великом Камиле. Итак, если сложить все имеющиеся данные, отбросить откровенное вранье и пошевелить мозгами, выходило следующее.

  Десять эпох назад, родился великий полководец. Появление его на свет было предсказано звездами, бродячими предсказателями и так далее. Родители его, понятное дело, знаки без внимания не оставили, и мальчик пошел по лестнице военной карьеры семимильными шагами. В двенадцать лет он повел свою армию в первый бой, и с тех пор ему не было равных - как в морских, так и в сухопутных сражениях. Удача покровительствовала ему, его людям, его семье и всем, кто к нему прикасался. Умные люди долго ломали голову, но объяснения такому феномену не нашли. Выяснили только, что такое бывает только раз за историю существования рода людского. И поэтому переключились на вопрос - а как бы и потомкам оставить такое сокровище, как Камиль. Что по этому поводу думал сам Камиль - история умалчивала. Факт в том, что способ нашли. Тогда еще были великие маги, которые могли многое. Они и предложили выход - заключить Великого в картину. Как, каким образом, и каким чудом уговорили на это самого Камиля - не уточнялось. Хельга подозревала, что обманом, и никак иначе. Потому что она бы на такое не согласилась бы и под угрозой смерти.

  Каким образом Камиля заключили в картину, каким образом здесь обеспечивались маломальские условия - осталось загадкой на века, ибо маги об этом не распространялись, а сведения были, по всей видимости, засекречены. Странным было и условие вызова Великого. По исполнению своего назначения - то есть, победы в войне, Камиль должен был вернуться в картину, выбрав себе женщину. Понятное дело, что женщине можно найти множество применений, даже не особо напрягая фантазию. Но почему - одну, а не две? Не сто? Не толпу придворных? Ограниченные возможности? Или еще что-то? Фактом оставалось одно - женщины никогда не возвращались, и судьба их оставалась неизвестной.

  Черт возьми, надо себя готовить к мысли, что она здесь навсегда - до смерти. Которая, кстати говоря, может оказаться преждевременной и не самой приятной. Вот вторую мысль Хельга старалась отогнать от себя, но получалось из рук вон плохо, и девушка тихо заплакала. Так и уснула.

  ***

   Камиль

  Пробуждение как всегда было отвратным. Во рту мерзкий вкус и запах, зверский голод, головокружение, слабость - вот полный комплект маленьких удовольствий. Зато четыре перелома срослись, пробитое легкое зажило, и не мешает дышать, и вообще, он жив. Снова, черт подери. Как достало-то....

  Он кое-как выбрался из лечебной ниши, придерживаясь за стены добрался до выхода, не спеша двинулся в столовую. И только по дороге вспомнил про Хельгу. Ругнулся, заставил себя шагать быстрее. Когда они вернулись, ему было настолько плохо, что он оставил женщину одну, и не хотелось бы, чтобы она свихнулась так рано. В то, что она не свихнется вообще, он сильно сомневался. Сколько было этих несчастных женщин - и всех ждало одно и то же. Рано или поздно, в той или иной степени. Исключения только подтверждают правила!

  В гостиную он ввалился во всей красе - отощавший, грязный, обросший и шатающийся. Обнаруженная тут же, вполне вменяемая Хельга, вскочила, сначала шарахнулась от него, потом, видимо, узнала.

  - Камиль, это вы? - она нерешительно подходила.

  - Это я, - сознался он, садясь за стол. Подумал, выговорил то, что он хотел съесть. Хельга тем временем уселась на свое место рядом с ним.

  - Как вы себя чувствуете? - осторожно спросила она.

  - Живым, - мрачно ответил он, и в гостиной повисла тишина. Камиль ел, Хельга пила какой-то напиток и, не скрываясь, его рассматривала. - Сударыня, вы на меня так смотрите, что меня тянет объясниться с вами. - Попытался съязвить он. Хельга спокойно кивнула и поставила кружку на блюдце. Тонкий фарфор негромко звякнул.

  -Это было бы неплохо. Но я принимаю во внимание ваше состояние, а так же тот факт, что времени у нас с вами много, поэтому не буду настаивать на немедленном прояснении ситуации.

  Он поперхнулся мясом и вытаращился на нее.

  - Сударыня, вы сейчас с кем говорили?

  - Видимо, сама с собой, - вздохнула она. - Позовете меня, когда возникнет необходимость в моем обществе. - Она встала и вышла из зала. Камиль какое-то время задумчиво смотрел ей вслед, потом продолжил завтрак.

  Все даже немного лучше, чем он надеялся. У девочки есть мозги и характер, а это большая удача. Ну, и внешность приятная - это тоже хорошо. Несколько раз он выбирал откровенных дурнушек, в надежде, что они окажутся приятными и умными собеседницами, но увы, надежды не оправдались.

  Помнится, первое время он как голодный набрасывался на бедняжек - не с плотскими утехами, хотя и это тоже присутствовало.... У него был информационный голод. Какое время, кто как живет, что происходило в мире за время его отсутствия.... Увы, этих разговоров хватало в лучшем случае, на год.

  Спасибо крошке Сью, с ее вечной тягой к книгам - в замке появилась библиотека, хоть какое-то развлечение.

  Женщины развлекать его перестали - в лучшем случае, он испытывал легкий интерес, как сейчас.

  Камиль встал, кинув салфетку на стол, и отправился в свою комнату - приводить себя в порядок. После он планировал пообщаться с Хельгой. По окончании всех банных процедур, он с удовольствием оглядел себя в зеркале - стал похож на человека. Он неспешно вышел из комнаты, спросил замок, где очередная гостья. Замок откликнулся быстро, указав на соседнюю с ним комнату. Стукнув для приличия в дверь, он вошел, оглядываясь. Вполне приятная обстановка стала, что уж говорить. Хозяйка комнаты обнаружилась возле окна.

  - Сударь, вы так быстро почтили меня своим вниманием, - приятно поразилась она, а Камилю почему-то показалось, что над ним изощренно издеваются.

  - Как можно заставлять даму ждать, - он с удобством устроился в кресле, с удовольствием рассматривая Хельгу. - Сколько вам лет?

  - Мне двадцать пять лет, - без эмоций ответила она и вернулась к вышиванию.

  - Понятно. А мне более тысячи лет.

  - Это много, - согласилась она, не поднимая головы.

  - Надеюсь, вы не собираетесь питать ко мне нежных чувств, - сухо осведомился он. Хельга подняла голову и ответила ему долгим задумчивым взглядом.

  - Вы знаете, я со своим мужем не всегда могла общий язык найти, а ему всего-то пятьдесят было.... Я полагаю, с нежными чувствами у нас будут трудности.

  Он с удовольствием захохотал, откидывая голову назад.

  - Это единственная причина?

  - Это единственная причина, которую я могу на данный момент четко сформулировать, - к ней снова вернулась неподвижность статуи.

  - Вы не стесняйтесь, я пойму и то, что вы не могли сформулировать, - подбодрил он ее. - Хотите, я начну за вас? Я слышал это множество раз, поэтому имею представление, что вы сейчас чувствуете!

  - Сильно сомневаюсь, - покачала она головой. - Но можете попытаться.