Агентство магических катастроф, стр. 1

Ольга Мяхар

Агентство магических катастроф

Я бежала по коридору, явно не успевая на свой годовой экзамен. За мной, завывая на все лады, неслась пара случайно созданных во сне привидений, на которых я всю ночь оттачивала приемы боевой и превращательной магии – для практики. В итоге призраки выглядели не просто плохо, а ужасно, плюс от них воняло. В их жутком вое была слышна вселенская тоска, раздирающая уши и барабанные перепонки, а сами они были жутким хаосом из разных частей всех тех уродов, которых нам демонстрировала единственная на факультете книга ужасов: за ней до сих пор охотятся все преподаватели во главе с деканом, и это при том, что ее давно прочел каждый уважающий себя студент (причем по мере чтения книги каждый седел на глазах и молча писался в постель). Студенты, попадавшиеся на моем пути, с воплями шарахались в стороны, а те, кто постарше, норовили пульнуть вслед мне и призракам какое-нибудь заклинание – помощнее и понадежнее. Все это еще больше замедляло мой галоп по коридорам замка магии и волшебства, заставляя меня перепрыгивать через лужи лавы, защищаться прозрачными куполами от медуз и горгон, проноситься сквозь туманы смерти и при всем этом громко и на все лады непристойно ругаться. Кстати, давно и прочно сошедших с ума призраков эти препятствия даже не притормаживали, а потому они верно и упорно настигали меня, собственно свою создательницу!

Завернув за следующий поворот и чуть не поскользнувшись на чем-то кишаще-гнойном, я с радостью заметила в конце коридора уже выходящего из пустой аудитории мэтра Правви. Мэтр хмуро пытался запереть дверь, явно не желая ждать одну из самых нелюбимых своих студенток. Я радостно заорала и помахала ему рукой. Мэтр вздрогнул, обернулся и... начал стремительно бледнеть на глазах, руки его все так же активно дергали дверь, но уже с обратной целью: Правви явно хотел попасть в только что покинутую аудиторию... но не успел. Сначала на него упала я, не сумевшая вовремя затормозить, потом на нас скопом повалились весьма довольные и плюющие во все стороны слизью привидения, ну а в довершение нашу веселую куча-малу наконец-таки догнали все те убойные заклинания, которые гнались за объектом с опытом старого следопыта, все-таки нагнавшего свою добычу. От радости они сдетонировали все разом, и всех, кто просто не успел выбежать за пределы коридора, вымело из него взрывной волной...

БУМ!!!

Я с трудом села, с интересом ощупала весьма прочно вставшие дыбом волосы и оглушительно чихнула. Подо мной что-то застонало. Я на всякий случай шарахнула по этому мощным шаровиком, и стон немедленно оборвался. Откашлявшись от дыма и приглядевшись, я с ужасом увидела, что сижу на свежезажаренном трупе нелюбимого учителя.

– Кранты, – задумчиво сообщила змейка, обычно охватывающая мое запястье изящным браслетом (в данный момент она свисала с плеча и рассматривала плоское и черное лицо уже лысого Правви).

Ну и конечно тут же за моей спиной раздался недовольный голос ректора М.А. (полностью его имя не смог выговорить даже эльф, а это о многом говорит).

– Что здесь происходит?! – прогрохотал он, и я тяжело вздохнула. Ну вот, опять я виновата. Жизнь явно несправедлива ко мне.

Я сидела в кабинете ректора вот уже полчаса и, понурив голову, следила за передвижениями довольно забавного таракана. А в комнате стоял неумолчный гомон собравшихся для обсуждения моего отвратительного поведения преподавателей. Таракан явно хотел нырнуть под ковер или хотя бы на крайний случай просто смыться в щель в стене, однако на его пути постоянно возникали невидимые препятствия, которые, сопя от напряжения, создавала я. Смысл издевательства над несчастным таракашкой заключался даже не в том, чтобы не дать ему убежать, а скорее в том, чтобы основательно бунтующий против моего присутствия преподавательский состав не заметил, что виновница их негодования упорно не намерена размышлять над своим поведением, а в очередной раз мается дурью. Правда, судя по грустным, искоса бросаемым на меня взглядам ректора, мое поведение явно не осталось незамеченным. Волосы, черной волной обнимающие мои плечи, тут же взметнулись и закрыли волнами внезапно покрасневшие щеки. Я чуть улыбнулась и вновь обратила свой благосклонный взгляд в сторону утла. Но таракан, как и ожидалось, уже сбежал, найдя-таки лазейку в странном лабиринте. Я нахмурилась, но тут над головой Лобиуса (преподавателя по магическим существам и тысяче и одному способу изничтожить каждого; студенты ласково называли его гнильком за склочный характер и совсем уж ненормальную любовь к двойкам и тем маньякам, которые таки умудрялись сдавать сей предмет в срок) пролетела грозная смесь паука, тарантула и осы с кулак размером, злющая по характеру и обладающая потрясающим набором ядовитых жал, каждое из которых жалило по-своему. Обычно препод натравливал ее на особо нерадивых студентов, которые потом ходили с опухшими лицами, заплывшими глазами, а то и вовсе с какими-то нарывами по всему телу, нередко сочившимися гноем. Фу-у-у. Я не получила ни одного укуса, но пережила около четырех нападений. Как их пережила сама крылатая тварь, я и по сей день не очень понимаю. Потом до препода дошло, что склеивать каждый вечер части его произведения слишком накладно, и он перестал ею меня травить, но ненависть между нами осталась. Вот и теперь эта гадость грозно смотрела на меня, жужжа прямо над правым ухом своего создателя. Я прицелилась и запустила в нее мою любимую кусачку-невидимку. Гносик – так звали это жуткое насекомообразное – еще некоторое время сверлил меня грозным взглядом, а потом вдруг удивленно подпрыгнул в воздухе и с визгом рванул удирать от невидимого врага. Тут же поднялась всеобщая суматоха (не только я недолюбливала Гносика – многие преподы его явно побаивались). Почтенные мэтры с криками бросились к открытой двери, даже не пытаясь использовать магию в экранированном от всех магических действий кабинете ректора. Но в конце концов давка закончилась, а полузадушенный, злой и сильно покусанный Гносик вылетел-таки в открытую форточку.

Я осторожно опустила поджатые во время паники ноги с табуретки на пол и испуганно взглянула на ректора. У него был такой взгляд!

– Ну я пошла?

Я вскочила и решительно направилась к все еще распахнутой двери, но тут М.А. приподнял правую бровь и... Дверь, резко повернувшись на петлях, громко захлопнулась прямо перед моим носом. Я настороженно застыла, ожидая громов и молний. Но ректор молчал. Я, если честно, прекрасно понимала его состояние: по-хорошему меня уже тысячу и один раз стоило выгнать из Академии, ну хотя бы за один мой внешний вид...

Однако все по порядку.

На самом деле меня зовут Эллинарролеумлин, а для друзей просто Эллин. И я самая что ни на есть настоящая сказочная принцесса эльфов, про которую не только люди рассказывают сказки и небылицы, но и сами эльфы слагают прекрасные песни и легенды, в которые мой дорогой папочка чуть ли не ежедневно тыкал меня носом, наизусть зачитывая то, какой, собственно, должна быть принцесса всех эльфов этого мира. Задолбал. И на дерево не лезть, и мальчишек не бить, и уж тем более не совращать своей красотой на кражу яблок из королевского сада – дескать, в его прекрасном саду на деревьях остались одни огрызки, на которые даже черви сморят со здоровым недоумением. А сколько я выслушала о своей дружбе с водяными и кикиморами во главе с главным Чебурашкой наших прекрасных лесов (давно разыскиваемым за большое вознаграждение) – лешим; кстати, отличный парень, только вот зарос очень. Но все это и многое другое не шло ни в какое сравнение с теми проказами, которые я устраивала своей природной, внезапно возникшей магией. Приглашенная издалека, эльфа-ведовица долго разглядывала меня как новое чудо природы и мучилась от осознания того, что меня явно нельзя будет вскрыть для более досконального изучения.

– У нее огромный дар, но самое удивительное заключено в том, что еще никто из эльфов не смог использовать такой сильный источник сил. У принцессы он очень мощный.

×
×