Сладостная пытка, стр. 14

– Надеюсь, вы не станете думать плохо обо мне, Александра? – с беспокойством спросил он, словно прочитав ее мысли.

Девушка покачала головой и попыталась улыбнуться.

– Нет. Местное население должно как-то жить.

– Верно, – поспешно согласился он. – Кто-то должен расчищать остатки кораблекрушения. Правда, островитяне ужасно расстроены, что власти решили установить больше бакенов.

– Бакены?

– Да, конечно, чтобы освещать самые опасные места.

– Неужели они предпочитают хладнокровно наблюдать, как разбивается корабль?! .

– Боюсь, это именно так, – вздохнул Хейуорд и, помедлив, добавил: – Я не зря рассказал вам все это, Александра.

Непонятная тревога закралась в сердце девушки.

– Александра, вы не могли не заметить, какое впечатление произвели на меня с первой встречи.

Алекс безмолвно покачала головой, не желая больше ничего слышать. Однако бежать было некуда.

– Вы так прекрасны, милы и добры, что кажетесь неземным созданием.

– Я... я...

– Нет, позвольте мне продолжить. Я всегда мечтал о такой девушке, как вы, но не верил, что она существует наяву и когда-нибудь мы встретимся. Однако вы внезапно появляетесь в моем доме, совершенно одинокая, потерявшая память... Ваше прошлое меня не волнует, Александра. Вы... не могли бы остаться на Багамах... навсегда?

– Все это весьма неожиданно, Хейуорд, – запинаясь, пробормотала девушка. – Естественно, я очень польщена вашими словами. Но ничего не могу ответить... сама не знаю...

– Благодарю вас, дорогая: Главное, вы не отвергли меня сразу и готовы получше познакомиться со мной. Я ощущаю... – Хейуорд театрально приложил руку к сердцу, – ...что мы созданы друг для друга, Александра.

Трудно было поверить в столь внезапное чувство. А если он не солгал? И что именно хочет сказать? Неужели речь идет о женитьбе? Неужели он полюбил ее? Так быстро?

– Я не тороплю вас, Александра, но боюсь, что вы покинете меня и мы больше никогда не увидимся. Надеюсь, вы понимаете меня, дорогая?

Он обвил руками талию девушки и нагнул голову, ища губами ее губы, но Александра оставалась безразличной к нежному поцелую. Хейуорд жадно приоткрыл губы девушки, проник языком внутрь, упиваясь ее сладостью. Внезапное желание пронзило его. Хейуорд стиснул ее груди и, обезумев от похоти, начал возиться с пуговицами лифа.

Воспоминания о похожих сценах ярко вспыхнули в мозгу девушки, и она что было сил оттолкнула Хейуорда, мельком увидев раскрасневшееся изумленное лицо. Он ничем не отличается от других мужчин, и доверять ему нельзя!

Девушка побежала к тому месту, где они оставили лошадей. Хейуорд последовал за ней.

– Александра! – вскричал он. – Прошу, простите меня, не сердитесь! Вы так прекрасны, что я ничего не могу с собой поделать!

И снова Александра остро почувствовала свое могущество и власть над ним. Обернувшись к Хейуорду, она сухо обронила:

– Все же вы слишком торопите меня! Я не могу принимать никаких решений, пока не вспомню, кто я и что здесь делаю.

Поняв по его сокрушенному виду, что была чересчур резка, девушка постаралась смягчить удар и. осторожно коснулась рукава Хейуорда.

– Познакомимся получше, Хейуорд, прежде чем снова вернуться к этому разговору.

Его лицо мгновенно просветлело.

– Спасибо, Александра, спасибо. Я сделаю все, чтобы вы были счастливы.

Пока он вновь усаживал девушку в седло, она думала, что подобный тип людей нравится ей ничуть не больше, чем расчетливый, холодный Стен Льюис. Она интуитивно понимала, что не желает в мужья человека, которым может верховодить, или такого, кто станет постоянно причинять ей боль.

Они медленно отправились назад, только теперь Хейуорд что-то весело напевал или показывал Александре достопримечательности острова, словом, вел себя, как школьник, пытавшийся привлечь внимание хорошенькой девушки. Однако Хейуорд ей нравился, был приятным собеседником и всячески старался угодить.

День уже клонился к закату, когда они добрались до плантации, и первой, кого увидели, была Кэролайн.

– Дорогие мои, как провели время? Я днем прилегла, а когда проснулась, Леона сказала, что вы отправились на прогулку. Значит, вы ездите верхом, Алекс?

– Оказывается, да. Такой чудесный день. И остров великолепен! Никогда не видела ничего подобного.

– Что ж, если вам нравятся острова... – пожала плечами Кэролайн.

Хейуорд рассмеялся:

– Ты вечно всем недовольна, сестрица!

Женщина слегка прищурилась и небрежно бросила:

– О, здесь ты ошибаешься, Хейуорд. Кое-кто может сделать меня бесконечно счастливой, если захочет, конечно.

Александра сразу же поняла, что речь идет о Джейке. Значит, Кэролайн хочет, чтобы он женился на ней и увез подальше от этой безмятежной жизни. Но согласится ли он?

– Послушай, Кэролайн... – начал Хейуорд.

– Не объясняй, Хейуорд, сразу видно, что вы созданы друг для друга, и нет причин это скрывать, – перебила сестра.

Александра густо покраснела, не зная, как реагировать на подобную развязность. Она едва ли не насильно сводит их! Но почему?

– Кэролайн, ты смущаешь Александру! Надо дать ей время присмотреться к нам и нашим обычаям. Она не привыкла к такой откровенности.

– Простите меня, Алекс! Просто я хочу, чтобы все были так же счастливы, как мы с Джейком, – самодовольно промолвила женщина. Александра взглянула в ее огромные сияющие торжеством глаза, и почему-то к горлу подкатила тошнота.

– Но, Кэролайн, ты не должна так поспешно говорить за Джейка. Он... – произнес Хейуорд.

– Вздор! Он здесь, верно? Это доказывает мою правоту. Джейк вернулся за мной, и поэтому все будет хорошо, правда, Алекс?

Александра с трудом сглотнула противный ком и мягко ответила:

– Конечно. Я очень рада за вас с Джейком, Кэролайн.

– Спасибо, Алекс, – кивнула женщина.

– Кэролайн, поскольку ты уже оделась к ужину, не стоит ли и Александре поторопиться? – обеспокоено вмешался Хейуорд.

– Действительно, гости вот-вот начнут съезжаться.

Александра была рада поскорее покинуть брата и сестру. Она быстро направилась в дом, твердя себе, что ей совершенно безразличны отношения Джейка и Кэролайн. Пусть он вернулся к своей прежней любви, что ей до этого?!

Глава 7

Александра медленно спускалась по великолепной лестнице в облаках мягкого шелка, шуршащих нижних юбок и пряных духов. Сегодня она была уверена в собственной красоте. Леона переделала для нее платье нежного абрикосового цвета, прекрасно оттенявшего золото волос. Она забрала густые пряди в простой узел на затылке, слегка подчеркнув их сияющую роскошь. Никогда еще Алекс не чувствовала себя столь прекрасной и женственной.

Ветерок, дувший с залитой лунным светом веранды, доносил приглушенные голоса. В кустах трещали кузнечики и цикады, громко квакали лягушки. Девушка остановилась на пороге, и Хейуорд, казалось ощутив ее присутствие, быстро поднял глаза, не докончив очередной фразы.

Стук сердца громом отдавался у него в ушах. Хейуорд ничего не видел и не замечал, кроме Селесты ослепительной красоты стоявшей в дверях девушки. Александра держалась со спокойным достоинством, словно в собственных владениях, где всё и вся было лишь фоном для этого сверкающего прелестью создания. Светлая кожа матово светилась, волосы горели огнем. Хейуорд думал лишь о том, как уткнется лицом в эти полные высокие груди. Он в жизни никого не хотел так, как эту невесть откуда взявшуюся девушку. Он должен получить ее и как можно скорее!

Не отрывая взгляда от лица Александры, Хейуорд поспешно приблизился и, жадно вдыхая исходивший от нее аромат и ощущая тепло ее тела, тихо произнес:

– Вы неотразимы, Александра. Ни одна женщина на свете не сравнится с вами.

Александра почти не слышала его, потому что в этот момент ее глаза привыкли к полутьме, и она увидела Джейка. Сердце неожиданно дрогнуло, но тут же сжалось при виде склонившейся над ним Кэролайн. Пышные груди едва не вываливались из низкого выреза платья – по-видимому, она готова на все, лишь бы заполучить Джейка.