Космические пираты, стр. 35

Так, небольшими перебежками, Жвачкин все дальше и дальше удалялся от места первоначальной засады.

Прошел час, а подмоги все не было. Зато стала ясна цель их движения. Это был большой лес, постепенно вырастающий на горизонте. Надо было решаться.

— Эй! — даже не обдумав последствий своего решения, Жвачкин вскочил в полный рост и не таясь, бросился за неприятелем. — Стой! Кому говорю. Вы все арестованы!

Шум, поднятый им, на этот раз трудно было не расслышать. Зловреды одновременно повернули головы назад. Но вместо того, чтобы убегать, остановились и начали чем-то заниматься. Еще на бегу Жвачкин понял, что они быстро, быстрее чем Марс, копают яму. Не успел он удивиться, как его удивление возросло еще больше. Кончив копать, невидимки спрыгнули вниз.

«Так может они ненормальные?». Как раз в этот момент он подбежал к яме и встретился с мрачным взглядом запрокинутых лиц зловредов. Кого другого такое могло остановить, но не Жвачкина. Раскинув руки, он без колебаний спрыгнул вниз и обхватил сразу обоих врагов.

«Хорошо, что худые», — удовлетворенно подумал Жвачкин. «Одним махом двух поймал». Продолжая удивлять его, зловреды вели себя как ангелы. Не дергались и не вырывались. Это начало казаться ему подозрительным. «Готовят какую-нибудь хитрость. Я стреляный воробей. Лучше отпущу одного, зато покрепче буду держать другого».

Так он и сделал, крепко обняв, как родного брата, одного из беглецов. Когда первое волнение миновало, Жвачкин обнаружил, что держит Флеша, а Финт скалит зубы в дальнем углу. Шоколадик тут же выпустил Флеша и переключил свое внимание на Финта.

— Сдавайся, — негромко произнес он тому на ухо, любуясь жесткой интонацией своего голоса. — Вот и свиделись.

— ФОТ И ШФИДЕЛИШЬ. — С такой же жесткой интонацией ответил Финт.

— Ты — Финт? — решил не терять времени Жвачкин.

— ТЫ ФИНТ, — ничуть не возражал Финт.

«Похоже, зря я наговаривал на Финта», — торопливо рассуждал Жвачкин. «Он совершенно мирный и не опасный. Чуть-чуть с приветом. А тот, Флеш, уж точно что-то готовит. Обоих вести нельзя — вырвутся. Схвачу лучше Флеша, а Финта попробую уговорить».

Сказано — сделано. Очередной обмен и опять без всякого сопротивления. Его не было и в помине. Как и ожидаемой подмоги.

— Я победил, — теперь уже Флешу растолковывал Жвачкин.

— Я ПОБЕДИЛ, — как раньше Финт, соглашался тот.

— Не ты, а я.

— Я, я, — кивал головой пленник.

В очередной раз выпрыгнув над краем ямы, Жвачкин, наконец, увидел далеко-далеко появившиеся у деревьев точки. Это могло быть только подкрепление. Убежденный в скором завершении операции, он не скрывал восторга победы.

— Все! Победа! Конец!

— ФШЕ! ПОБЕДА! КАЮК! — как испорченное эхо повторил Финт.

— Да ты, братец, дурак, как я вижу, — не смог сдержаться Жвачкин, намереваясь в очередной раз поменять их местоположением.

— ШАМ ДУРАК. ОТ ДУРАКА И ШЛЫШУ. КАЮК, КАЮК, КАЮК! — для убедительности повторил тот несколько раз.

Чтобы еще более убедительно показать, кто из них дурак, Финт поднял руку с вытянутым вперед указательным пальцем и ткнул им в грудь Жвачкина, разворачивающегося для обнимания с ним. Затем отступил на шаг назад.

Сам-то он отступил, зато палец его остался, удлинившись на разделяющее их расстояние. Не раздумывая особенно, Жвачкин попросту отмахнулся от длинного пальца. Но палец не позволил с собой так вольготно обращаться и уцепился за руку. Пока Жвачкин пытался его стряхнуть, Финт сделал несколько плавных движений пальцем над его головой.

Бесконечный палец, словно кольца веревки, прижал пытавшуюся бороться руку к телу и опутал ноги недавнего победителя. Затем Финт на шаг приблизился к Жвачкину и, повторив «каюк», легонько толкнул того в грудь. После этого палец у него опять стал нормальным, зато Жвачкин, как бревно, свалился на дно ямы.

Оба зловреда, помогая друг другу, быстренько вскарабкались на край ямы. Затем бросились прочь. Причем Финт даже в таком положении не забыл наградить Жвачкина прощальным «носом».

Это чуть не добило того окончательно. Сделав героическое усилие, он поднялся с земли и привалился к краю ямы, как свернутый в трубку ковер. Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы оценить обстановку. Пригибаясь, зловреды пытались незаметно уйти в большой лес. А Аза с помощниками беспомощно топталась на месте их старой засады, не зная в какую сторону податься.

Надо было дать им о себе знать. Но как? Выбраться наверх без помощи рук он не мог. Зато даже одной рукой мог с успехом использовать свою дудочку. Теперь бояться, что его услышат зловреды, не приходилось. Главное, чтобы услышали свои. И Жвачкин засвистел изо всех сил.

О, чудеса! Не успел первый звук долететь до беспомощной погони, как зловреды, совсем в другом конце поля, замерли, как пораженные молнией. Затем, что уже неоднократно было и до этого, развернулись назад в его сторону и сделали несколько неуверенных шагов. Однако на этот раз, вместо того, чтобы перестать, Жвачкин только усилил дудение. Соответственно и зловреды, вместо того, чтобы остановиться, ускорили шаги.

Не раздумывая, что бы это значило, Жвачкин продолжал свистеть в волшебную флейту. Вот над его головой показалось ничего не выражающее лицо Флеша. Также без всякого выражения он сделал шаг в яму, прямо на Жвачкина. От такого соприкосновения оба упали на дно. Как и дудочка, отлетевшая в сторону. А над краем ямы уже балансировал Финт.

Однако последний шаг он так и не сделал. То ли для этого обязательно нужна была музыка, то ли ему не понравилось положение Флеша, на которого навалился связанный Жвачкин, удерживая его под собой. А может и горячее дыхание преследователей, топот которых был уже отчетливо слышен. Как бы то ни было, а постояв неподвижно секунду, Финт развернулся и бросился наутек. Его место над ямой тотчас же заняли Лица Азы, Альфа и Дормидонта.

Наконец, увидев невидимку, они спрыгнули вниз, вытащили его из-под Жвачкина и начали связывать.

— Меня, меня освободите сначала, — требовал Жвачкин. — Надо догнать второго. Где дельтоплан?

Дельтоплан был далеко, а Жвачкина освободить почему-то оказалось непросто. Его оковы не рвались, а растягивались, при этом вновь прилипая не только к нему, но и к тем, кто освобождал. Поэтому о втором беглеце пришлось забыть. Сначала довязали первого, а потом подали наверх в первичном виде Жвачкина. Как раз к этому моменту подоспели Па и Ма.

— Да это же жвачка! — удивился Па, попробовав сам освободить Жвачкина. Зачем ты ее столько наделал и как сам в нее влип?

— Как, как, — несколько униженный таким способом пленения, неохотно ответил Жвачкин. — Помогли мне, вот как.

— Кто?

— Да есть тут один. — И он бросил взгляд на чернеющий лес, в котором только что скрылся Финт.

Пришлось потратить добрый час, отдирая от Жвачкина жвачку. А затем еще столько же на отдирание ее от самих себя. Хорошего качества была жвачка. Крепко держалась.

— Ну, Финт, погоди, — только и повторял Жвачкин, участвуя в этой весьма трудоемкой операции»

Глава 17

Пленники

Флеша поместили в самую дальнюю комнату госпиталя. Теперь, чтобы удрать, ему пришлось бы пройти через комнаты землян. И в первую очередь, Жвачкина.

Находясь по соседству, он же первый, прямо с утра, провел пробный допрос пленника.

— Привет, начал он очень вежливо.

— ШЛАВА ФШЕМ, — с поклоном и почти торжественно ответил Флеш.

— Я — Жвачкин.

— Я ФИЖУ.

— Как Фижу? Ты же был Флеш. Хочешь скрыть свое имя? Не выйдет. Я его уже знаю. Ты — Флеш.

— НЕ ФЛЕШ. ШОФШЕМ НЕ ФЛЕШ. ФОТ.

— Ага, уже стал Фотом. Запутываешь следы. Итак, кое-что я уже установил. Тебя зовут Флеш и ты имеешь две клички — Фиж и Фот. Настоящий бандит. Кто твой напарник? И где он? Отвечай.

— ШМЫЛШЯ.

— Вчера был Финт, а сегодня он уже Шмылшя? Не хочешь выдавать? Вообще-то это правильно, но придется. Против меня не устоишь. Кто вас сюда доставил?

×
×