Девушка по имени Судьба, стр. 97

Загорелась свеча и за тех, что не пожалели своего счастья и своей жизни для их общего счастья, — за Росауру и Лилен.

Загорелась свеча и за Мануэля, который сам казнил себя за жестокость к дочери.

Загорелась свеча и за Энкарнасьон, помнили ее только Виктория и Мария, но свет ее любви горел в них и согревал и детей и внуков.

Последнюю свечу Милагрос зажгла за Августо, желая ему долгой жизни, которая умудрит его и наполнит сердце сладостью прощать и быть прощенным.

Двенадцать свечей горело на столе, и старые и молодые сидели, глядя на них и вспоминая всех тех, кто дарил им счастье и веселье, кто болел и страдал за них, кто любил и заботился, — вспоминали корни и ветви дерева, которое зовется семьей. Вспоминали все ветви семейного дерева — и больные, и отсохшие, потому что семья устроена так, что, когда отсыхает одна ветвь, на другой расцветает цветок.

И вспоминая, постигали простую истину: семья жива только не иссякающей силой прощения…