Вист втемную, стр. 28

При этом он пошел немного другим маршрутом, более коротким, и, обогнав Лизку, оказался во дворе раньше ее. Поглядел — и не увидел машины. То есть, конечно, он ее увидел, но под брезентом не узнал. Тем более что на брезент нападал мокрый снег, и создавалось впечатление, будто машина стоит под брезентом чуть ли не с осени.

Юрка сперва подумал, будто перепутал двор. Прошел было в следующий, но потом вернулся и опять остановился около машины, закрытой брезентом. Нет, точно, именно на этом месте оставлял! После этого Таран приподнял брезент с переднего бампера и посмотрел номер. Вроде тот… Но откуда взялся тент? Лизка нашла и накинула? Но это изнутри сделать невозможно, а если сделаешь снаружи, то обратно в машину не влезешь. И где тогда Лизка? Куда усвистала в валенках без калош, хотя утверждала, что в них сейчас мокро ходить?

Таран хотел было откинуть брезент и отпереть «девятку», но вовремя вспомнил, что ключи от машины отдал Лизке. Конечно, она могла оставить их внутри, а машину не запереть, но если заперла и слиняла, что тогда? Вот дура чертова!

Настроение у Юрки опять резко сменилось. Только что, исполненный жалости к этому заморышу женского пола, Таран чуть ли не бегом бежал сюда, чтоб бедняжка не считала его подлецом. Хотя мог бы — если б доехал до «Курской»! — уже купить билет на поезд, а если б совсем повезло — то и ехать в родной город! Мчался выручать эту дуру, хотя подозревал, что может именно тут, в этом дворе, столкнуться с Семеном и его братвой.

И очень сомневался, что итог этой встречи будет благоприятным…

А эта дура стриженая свалила куда-то, не досидев трех часов! Конечно, когда Юрка уходил отсюда, он не собирался возвращаться и назвал срок в три часа просто от балды. Но ведь четко сказал — три часа! Зла нет на этих мокрохвостых!

И тут он услышал где-то за спиной радостное:

— Ой, ты уже тут?

Таран повернулся и обалдел. С ума сойти! Если б Лизка не подошла близко и Юрка не сумел бы рассмотреть мордашку, то ему бы ее нипочем не узнать.

— Нарядилась? — строго произнес Таран. — А где кошка?

— Тут, в корзинке. А мне идет, правда?

— Ты ключи не потеряла? В старой куртке не оставила?

— Нет! — Лизка достала из кармана сперва выкидуху, а потом ключики. При этом она то ли нарочно, то ли случайно нажала кнопку, и острое лезвие со щелчком выставилось из рукояти.

— И ты с этим перышком по базару ходила? — Таран, озираясь — не приметил ли кто нож? — торопливо забрал и его, и ключи.

— Ну и что? А вдруг бы меня ограбить захотели?

— Ладно! — Юрке не хотелось заводить склоку посреди чужого двора. — Снимаем эту халабуду…

Он имел в виду брезент. Сняли, стряхнули снег, свернули и сунули в заднюю дверь. Таран на всякий случай обошел вокруг «девятки» и поглядел, не свинтили ли с нее резину или еще что-нибудь. Нет, вроде бы не успели.

Честное слово, забравшись в машину, Таран почувствовал себя так, будто человек, вернувшийся с работы в уютную квартиру после долгого и нервного трудового дня. Лизка на заднем сиденье хозяйственно прибиралась: сало, клюкву и прочие продукты, которые Юрка оставил Лизке, отправляясь на «Новослободскую», она возвращала на законное место — к Тарану в сумку.

Юрка подумал: как хорошо бы сейчас иметь в подчинении какого-нибудь киборга, который ни хрена не устает! Посадить бы его за руль, дать команду ехать, а самому вздремнуть малость. Ночью поспал всего три часа… Ну, и насчет пожрать бы не мешало. Но тут Лизка вдруг кого-то увидела через стекло, выскочила и подбежала к парню и девушке, которые с трудом тащили большую коробку с телевизором.

Само собой, Таран не знал, что Лизка час назад познакомилась с Геной и Аней. Но в принципе не очень удивился тому, что его спутница встретила знакомых. В конце концов, она москвичка, и эта парочка — тоже москвичи. Правда, от метро «Сокольники» до «Войковской», где до вчерашней ночи обитала Лизка, далековато, ее ребята, прямо скажем, выглядели куда приличней, чем Лизка в ее прежнем состоянии. Да и сейчас, когда по прикиду госпожа Матюшина почти не отличалась от них, интеллекта на физиономиях у этих ребят просматривалось на порядок больше. Тарана, конечно, не очень колыхало, что Лизка начнет им говорить, но все-таки он вылез из машины.

— Познакомься, Юрочка! — щерясь своими некрасивыми зубишками, улыбнулась Лизка. — Это Гена и Аня! Они мне машину укрыть помогли. А Юра — мой старший брат.

— Очень приятно! — сдержанным тоном произнес Таран, искренне радуясь, что Лизка не записала его себе в мужья, и пожал руку сперва Гене, а потом Ане, которая при этом рукопожатии чуть-чуть подогнула коленки. Будто импортная какая.

— Юрик, им телевизор тяжело нести, — протарахтела Лизка. — Может, подвезешь?

Таран, конечно, был не сильно настроен, но подумал, что не стоит огорчать Лизкиных знакомых. Тем более что Гена сказал:

— Тут недалеко в принципе, но мы оплатим.

— Да что вы! — отмахнулся Юрка. — За так отвезем.

Они с Геной погрузили телевизор в заднюю дверцу, Лизка с Аней сели на заднее сиденье, а Гена — рядом с Тараном. Юрка, конечно, очень некстати подумал, что будет с этими ребятами, если его сейчас остановят менты и обшмонают машину. В бардачке пистолеты лежат, в кармане у Юрки — запрещенный нож, а за задним сиденьем — телевизор, который хотя и куплен по-честному, но может сойти и за ворованный.

Лизка, Гена и Аня как только уселись, так и принялись хохотать. Таран больше слушал, а потому узнал, как сердобольные Гена и Аня помогали «мальчику» брезент разворачивать и как потом были удивлены, когда «мальчик» превратился в девочку, и они от неожиданности чуть не уронили телевизор.

Между делом Гена объяснял Тарану дорогу. Правда, если б он с самого начала назвал адрес, то Юрка крепко подумал бы, ехать или нет. Но Гена просто говорил ему, куда поворачивать. И ехали они в основном дворами, по какому-то сокращенному маршруту, отчего Таран узнал, куда именно прибыл, только в самый последний момент.

А прибыли они на ту самую улицу, к тому самому дому и к тому самому подъезду, где накануне, незадолго до прибытия Юрки в столицу, был убит Павел Степанович. Тот самый, к которому Юрка направлялся за таинственными компакт-дисками…

Часть вторая

КОМПАКТНЫЙ ВОПРОС

КВАРТИРА 56

Подрулив к тротуару, Юрка остановил «девятку». Несколько последних минут поездки он сильно колебался. С одной стороны, ему очень хотелось поскорее высадить своих пассажиров вместе с их телевизором, попрощаться с ними по-доброму, а потом мотать отсюда побыстрее. С другой стороны, Таран ощущал непреодолимое желание войти в этот злополучный подъезд, где убили человека, к которому он ехал за компакт-дисками. К тому же эти ребята могли знать об этом убийстве кое-какие подробности, которые, вероятно, заинтересовали бы Генриха и помогли бы ему в его делах. Тогда Таранова командировка перестала бы выглядеть совершенно провалившейся, а сам Юрка смог бы хоть чуточку реабилитироваться за то, что так по-идиотски вел себя в столице на протяжении еще не завершившихся суток. Поэтому Таран предложил Гене:

— Ну что, может, и наверх занести помочь?

— Учтите, Юра, там третий этаж и без лифта, — улыбнулся Гена.

— Вот поэтому и предлагаю! — усмехнулся Таран. — Неужели вам с Аней его легче будет нести?

Конечно, Гена никак не возражал против такой помощи. Подхватив увесистую упаковку, парни внесли ее в подъезд, а Аня с Лизкой при этом держали двери. Лизка, конечно, прихватила из машины корзинку с кошкой. Стали подниматься наверх. Навстречу им по лестнице спускалась малой скоростью бабка с пустыми кошелками.

— Здравствуйте, баба Валя! — поприветствовал ее Гена.

— Здравствуй. — Валентина Петровна без особой приязни посмотрела на Аню и прочих. — В грузчики устроился или уже вещи к невесте завозишь?

— А вы разве не знаете? — вместо Гены отреагировала на бабкину колкость Аня. — Он завтра ко мне переезжает насовсем. Сообщите всему подъезду, пожалуйста!