Сердце горца, стр. 19

— Да, Томаса Дельгадо Макинтайра. — Тэсс с легким упреком глянула на Ривена, заметив его ироничную улыбку.

— Макинтайра? Так они тоже твоя родня?

— Да, Томас женился на наследнице их титула, но не более того. Он взял имя Макинтайров, чтобы сохранить недвижимость. Я помню, какой закатили пир. Было много придворных короля, потому что Томаса хорошо принимают при дворе. Я тогда последний раз была среди отцовской родни. А потом родители погибли. Во время бури водой размыло мост, по которому они проезжали.

Поглощенная воспоминаниями, Тэсс рассеянно слушала слова утешения Ривена и лишь кивала в ответ. Пока Тэсс резвилась с младшими кузенами, вспоминалось ей, родители веселились со своими друзьями, танцевали, и порой казалось, что это их собственная свадьба. В памяти проносились яркие картины того дня. Вот родители, поднимающие тост за новобрачных, вокруг звучат шутки и смех, рядом с родителями стоит высокий темноволосый придворный, он похлопывает отца по плечу и заигрывает с мамой. Тэсс похолодела. Это был он, без всяких сомнений, тот самый придворный. Высокий, худой, с хищным лицом. Он носил на платье свои цвета, свидетельствующие о принадлежности к знатному роду.

— Святая Дева Мария, — прошептала Тэсс.

— Что случилось, Тэсс? — Ривен взял ее за руку. — Ты побледнела.

— Я поняла, почему лицо того человека показалось мне знакомым.

— Ты знаешь его имя?

— Нет, имя еще не знаю. Но он был на свадьбе моего брата Томаса. Он — один из придворных короля.

— В этом нет ничего опасного. Вокруг королевского двора крутится целая толпа дворян. Многим из них ни разу не доводилось даже говорить с Яковом. А ты можешь припомнить, какие цвета он носил? Это гораздо важнее.

— Да, конечно, на нем были его цвета. Он не считал нужным скрывать, кто он такой, по крайней мере, в тот день. Боюсь, он опасен. На нем были цвета домашней свиты короля.

— Господи, спаси и сохрани! — Ривен был ошеломлен. — Ты уверена, Тэсс?

— Абсолютно. Мне это сказал сам дядя Комин. В домашней свите есть один или два человека из нашего рода, это особая честь. Может быть, он так же, как вы с Саймоном, шпионит для короля?

— Дай Бог, чтобы это было так, но уж очень не похоже. Саймона и меня выбрали не только из-за наших знаний и умений. — Он выпустил руку Тэсс. — Сочли, что обычные рыцари, нечасто бывающие при дворе, не попадали в поле зрения врагов короля и легче могут остаться не узнанными, в отличие от других придворных.

— В отличие от людей из домашней свиты короля. — Теперь только она поняла, почему так взволновалась, увидев этого человека рядом с предателями.

— Именно так. И это страшная весть.

— Я могла ошибиться,

— Вряд ли.

— Уж очень не хочется, чтобы это оказалось правдой, но воспоминания говорят об обратном. Он как живой стоит у меня перед глазами: высокий, худой, похлопывает папу по плечу и до слез смеется над какими-то шутками. Думаешь, он еще тогда был предателем?

— Нет, иначе Дугласы использовали бы его уже давно.

— Ты можешь вычислить, кто это именно? Все-таки ты рыцарь короля. Должен знать многих людей при дворе.

— Придворные часто сменяются. Кроме того, как правило, нужен большой срок, чтобы войти в число приближенных короля Якова. А я не должен был быть узнаваем, как уже говорил, поэтому знаком далеко не со всеми. Кроме того, по долгу службы я часто отлучаюсь. У каждого свой способ делать карьеру при дворе. Да, я знаю многих при дворе, но мне не приходилось близко общаться с людьми, охраняющими короля в его личных покоях. Нескольких я видел, но этого, к сожалению, я не знаю. Я был у короля всего несколько раз.

— Может быть, именно поэтому им удалось оклеветать тебя?

— Может быть. Но мое имя и мой род известны при дворе. С прошлого года король знает меня в лицо, а не только по имени.

— Тогда что за игру ведет этот человек?

— Есть много вариантов. — Ривен рассеянно ворошил палкой угли. — Но один из них волнует меня больше всего.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Тэсс. Задумавшись, он смотрел на угасающий огонь.

— Он может устроить покушение на самого короля Даже если Дугласы выиграют предстоящую битву, они не смогут занять трон, пока король жив.

— И пока живы его наследники, — прошептала Тэсс. потрясенная.

— Да, и его наследники. В случае, если грядущую битву Дугласы проиграют, они могут повернуть ход войны в свою пользу, уничтожив того, за кого сражается противник. Поражение превратится в победу. При любом исходе войны убийство необходимо для захвата власти. И совершить его должен человек, приближенный ко двору, но преданный Дугласам.

— Из него может получиться хороший шпион.

— Самый лучший. Он всегда будет знать почти все, что говорится, делается или планируется королем и его союзниками.

— И что же нам теперь делать?

Ривен поморщился и обхватил плечи руками.

— То же, что мы делали до сих пор — стараться как можно быстрее добраться до короля. Теперь нельзя надеяться на то, что Саймон донесет важные вести раньше нас, — мы знаем больше его.

— Кроме того, они могут догадаться, что мы узнали всадника и поторопятся с докладом к королю.

Он поцеловал ее в щеку и немного отстранился.

— Пора спать. Необходимо хорошенько отдохнуть. Последние два дня нас вымотали, а дальше придется скакать еще быстрее.

Она стянула сапоги и легла на одеяло. Ривен устроился рядом, положив сверху второе одеяло и прижавшись животом к се спине. Оба испытывали блаженство, но сил на занятия любовью не было. Усталость оказалась лучшим средством от любовной страсти.

— Тебе не кажется, что надо было бы караулить по очереди? — спросила Тэсс, засыпая.

— Нет нужды. Нас не будут искать. К тому же мой коняга лучше любого дозорного. Обучен предупреждать о приближении чужака, а я просыпаюсь от любого шороха. Поэтому привязываю его неподалеку, хоть он и не образец чистоплотности. Зато раньше меня чует запах человека и слышит любой посторонний звук.

— А ты так и не удосужился наградить его достойным именем.

— Ты права. Мне стыдно. Но сейчас не время этим заниматься. Нам предстоит более опасная игра, от ее исхода зависит будущее Шотландии.

Тэсс теснее прижалась к Ривену. Ей не хотелось думать о коварных интригах, в которые они оказались втянутыми. И еще о том, что их ждет в случае поражения. Она верила в победу, когда Ривен был рядом с ней. Как сейчас.

Глава 10

Тэсс с трудом сдержалась, чтобы не пнуть нетерпеливо гарцующего коня: два с половиной дня они проехали без всяких приключений, и вдруг на тебе: лошадь потеряла подкову. Бедное животное не было в этом виновато, но Тэсс больше не на ком было сорвать свою досаду. Фортуна явно отвернулась от них. Мало того, что выполнение их миссии оказалось под угрозой срыва, ей еще приходилось одной торчать тут в лесу рядом со спокойно пасущейся лошадью. Ривен ушел в деревню, а она наблюдала за дорогой, выглядывая из-за деревьев. Он хотел убедиться, что в деревне нет врагов и можно найти кузнеца, который может быстро подковать лошадь. Она должна была ждать его здесь до ночи, и если он не вернется — отправиться без него к родне своего отца. Такая перспектива не слишком вдохновляла девушку. Заметив фигуру, отделившуюся от деревенских строений и направившуюся в сторону леса, Тэсс пригляделась и через пару минут увидела Ривена. Вздохнув с облегчением, она едва удержалась, чтобы не броситься ему навстречу.

— Все спокойно? — спросила Тэсс.

— Кажется, да. Никого из знакомых я не видел.

Они отправились в деревню. Ривен держал Тэсс за руку. В деревне можно помыться и вкусно поесть, выспаться на приличной постели, мечтала девушка. Плохо только, что они будут на виду и их могут запомнить. Особенно ее в странном мужском костюме. Заметив, что Ривен смотрит на нее, она подняла на него печальные глаза.

— Мне тоже все это не слишком нравится, но коняге нужен кузнец, — произнес Ривен.