Сердце горца, стр. 15

— Ты меня заинтриговала. Спи. Я постараюсь принести целую связку дичи.

— Уже засыпаю. И надеюсь, ты не притащишь за собой на хвосте какое-нибудь отвратительное двуногое создание.

— Не волнуйся. Я уже много лет как охотник, а не дичь.

Глава 8

Подтащив вещи к выходу из хижины, Тэсс нахмурилась и протиснулась в узкий проем, который с трудом можно было назвать дверью. Она стояла на большом плоском камне, служившем порогом, и разглядывала лес, окружавший маленькую хижину. Похоже, эти места в свое время расчищали, но сейчас все заросло. Взор Тэсс вовсе не привлекали омытые дождем красоты. Она с нетерпением ждала Ривена. Он уехал с первыми проблесками зари, и Тэсс не могла не думать о подстерегающих его опасностях.

Вздохнув, она вернулась к очагу, оделась, уложила вещи. Отбросила в сторону шляпу и принялась заплетать косу — только бы чем-то заняться.

Внезапно ей почудились чьи-то шаги. Даже не обернувшись, она поняла, что это не Ривен. Он непременно дал бы знать о своем приближении. Это оказался человек дядюшки, Томас.

Она вскочила на ноги, но было слишком поздно. Томас в сопровождении Дональда шел прямо к ней. Она увернулась и бросилась к двери, но дорогу ей преградили еще двое. Шансов убежать не было. Теперь она думала только об одном: как продержаться до прихода Ривена? Хотя в сложившейся ситуации он вряд ли смог бы ей чем-то помочь.

Томас бросился к ней, она снова увернулась. Хватала все, что подпадало под руку, — поленья, куски торфа, п швыряла в своих врагов. Чертыхаясь, они позвали на подмогу еще двоих. В ответ раздались хохот и издевки. Как только все подручные средства кончились, Дональд с Томасом бросились к ней. Она вновь ускользнула из рук Томаса, но Дональд подставил ногу, и она упала. Грузный Дональд прижал ее к полу.

— А ну-ка слезь, чурбан несчастный, — задыхаясь, проговорила Тэсс.

— Оставайся на месте, Дональд, — приказал Томас, связывая Тэсс руки.

— Вы не можете увезти меня к дяде Фергусу, — заявила Тэсс.

— Могу и увезу. Все в порядке, Дональд, вставай.

Дональд вскочил на ноги, и Томас потащил Тэсс к выходу. Она попыталась пнуть его, но он держался на безопасном расстоянии. Тогда девушка решила его припугнуть.

— Ты будешь соучастником убийства, Томас. — Ее последняя надежда растаяла, когда она увидела его усмешку.

— Что бы с тобой ни случилось, во всем обвинят твоего прекрасного рыцаря.

— Единственный, кто жаждет моей смерти. — это мой дядя.

— В общем-то его можно понять, — проворчал Дональд.

— Думаю, невесело тебе будет болтаться на виселице и думать о том, что на этом деле тебе почти ничего не удалось заработать.

— Там будет болтаться твой милый сэр Халиард, — огрызнулся Томас, проталкивая ее в дверь.

— Да, именно так задумал сэр Теркетл, — подхватил Дональд, шагавший впереди.

Тэсс, споткнувшись у порога, зло ругнулась. Ее спутники расступились. Эти дураки и в самом деле надеялись, что ее дяде удастся избежать правосудия. Она старалась не думать о том, как часто это ему удавалось.

— В один прекрасный день его схватят, а вместе с ним и вас обоих. Он без колебаний бросил бы вас на съедение собакам, если бы решил, что это поможет ему сохранить все свои дела в тайне.

— Заткнись, распутная девка. — Томас грубо схватил ее и бросил на лошадь. Остальные тоже вскочили в седла. — Еще раз откроешь рот, и мы закроем его тебе навсегда, — погрозил он Тэсс кулаком.

Тэсс решила немного помолчать. Она не знала наверняка, чем именно ее дядя держал в страхе своих людей. То ли тем, что они вместе с ним замешаны в заговоре и им грозит опасность, то ли их верой в то, что сэр Фергус может безнаказанно делать все, что пожелает, и не раз уходил от справедливого наказания за совершенные преступления.

— Он хочет втянуть вас в заговор против короля, — заговорила наконец Тэсс. Это была последняя попытка сломать их слепую готовность подчиняться приказам дяди.

— Я уже сказал тебе закрыть свой рот. — Томас послал лошадь с места в галоп, и Тэсс пришлось резко схватиться за излучину седла. Четверо всадников, не особо заботясь о том, чтобы остаться незамеченными, отправились в путь, и Тэсс через плечо попыталась еще раз оглянуться на хижину. Ее уже почти не было видно, но Томас резко ударил Тэсс локтем, и она, мотнув головой от сильного удара, уткнулась лицом в его спину.

Ее удивило, что они не попытались устроить ловушку для Ривена, который, несомненно, нужен ее дядюшке больше, чем она. Девушка от всей души желала, чтобы Ривен не попал в засаду возле хижины. Он должен остаться на свободе, это необходимо всей Шотландии. Она сама лишь крошечный винтик огромного колеса, и ее жизнь ничего не значит. Главное сейчас — остановить Дугласов в их стремлении захватить власть.

Тэсс всеми силами боролась с охватившим ее отчаянием. Ривен не вправе рисковать собой ради ее спасения, прежде всего он обязан думать о Шотландии и короле Якове. но это не значит, что она обречена. Она пока жива. Надежда умирает последней. Эта мысль согревала ее.

Тэсс плохо ориентировалась на местности и старалась запомнить дорогу, по которой они скакали. Если ей удастся освободиться, придется в одиночку добираться до Ривена или до замка ее родни. Она гнала от себя мысль о том, что, возможно, никогда больше не увидит Ривена.

Ривен придержал лошадь и внимательно присмотрелся к следам на земле. Это были отпечатки чужих копыт. Ривен в этом нисколько не сомневался.

Приподнятое настроение от удачной охоты сразу пропало. Может быть, это был всего лишь случайный путник, но вряд ли. Слишком много у них с Тэсс врагов. Не дожидаясь, пока в поле зрения покажется хижина, он осторожно спешился, привязал лошадь у невысокого раскидистого дерева.

Изучая следы, Ривен все больше убеждался в том, что здесь побывало четверо всадников. Он осторожно подполз к хижине в надежде обнаружить следы нежданных гостей, и понял, что они уже покинули это место. Ривен быстро пересек открытое пространство перед хижиной и вошел внутрь. Тэсс там не было. Отбросив все предосторожности, он осмотрел место происшествия и окрестности, пытаясь определить, в каком направлении скрылись похитители.

Обстановка в доме ясно свидетельствовала о том, что Тэсс сопротивлялась, следы снаружи показали направление, в котором ее тащили к лошадям. После этого отряд двинулся на юг, той самой дорогой, которой они шли с Тэсс, назад, к имению Теркетла. Утешало то, что нигде не видно было следов крови. Значит, Тэсс не ранена. Он быстро собрал пожитки и поторопился к лошади в надежде спасти девушку.

Вскочив на лошадь, Ривен поскакал по следу. Враги даже не пытались скрыть отпечатки копыт, и они были легко различимы на влажной после дождя земле. Убедившись, что всадников по-прежнему четверо, Ривен предался размышлениям. Он, конечно, ощущал угрызения совести, поскольку пришлось, хоть и на короткое время, прервать свой путь к королю. Но у него не было выбора. Надо спасать Тэсс, иначе она погибнет.

— Мы остановимся здесь, — громко объявил Томас, приподнявшись в седле и окинув взглядом своих спутников.

Тэсс готова была поблагодарить его. Весь день они скакали по самым опасным дорогам. И слава Богу, с ней пока ничего не случилось. Она зло глянула на Томаса, который, спешившись, грубо стаскивал ее с лошади.

— Поосторожнее, ты, боров, — произнесла она, едва держась на ногах, пытаясь преодолеть предательскую дрожь в коленках.

— Посмотрим, как ты теперь будешь со мной разговаривать, ничтожная девка.

— Что же ты со мной сделаешь? Какое меня ждет наказание? Что может быть хуже того, что уже произошло? — Призвав на помощь всю свою выдержку, Тэсс старалась не замечать злобного взгляда Томаса.

— Малышка, я могу превратить твои последние в жизни мили в сущий ад.

— Ты уже сделал это. Всю дорогу я задыхалась, уткнувшись носом в твою вонючую спину.

Томас вспыхнул, услышав, как захихикали товарищи.