История и легенды древнего Рима, стр. 40

Когда Сулла покинул Рим, чтобы заняться расправой над Пренестой, он отправил первому сенатору Луцию Валерию Флакку (возможно, отцу консула, убитого Фимбрией на Востоке) письмо, в котором недвусмысленно объяснил, что желает быть диктатором и что Валерий Флакк должен для этого сделать. Ибо после проскрипций Сулла решил заняться улучшением законодательства. По закону диктатор может осуществлять свои неограниченные полномочия в течение шести месяцев, а после этого срока должен сложить полномочия. Сулле шести месяцев было, несомненно, мало. Валерий Флакк оказался понятливым человеком. Он все устроил: и увеличение срока диктатуры, и назначение на должность диктатора Суллы. В награду Флакк получил должность начальника конницы, то есть стал заместителем диктатора.

Сулла старался обеспечить как можно большее число сторонников. 10 000 рабов, прежде принадлежавших проскрипированным, получили свободу и родовое имя «Корнелий», отныне они стали самыми преданными псами диктатора. Один из таких «Корнелиев» Хрисогон появится в главе о Цицероне.

В январе 81 г. до н. э. Сулла отпраздновал триумф. Празднество длилось два дня — 29 и 30 января. С появлением диктатора появились и льстецы, Суллу называли вторым Ромулом и уверяли, что диктатор создаст эру изобилия и мира.

Диктатор навел порядок в Риме, в умах и в законах тоже. Особенно в законах о занятии должностей. Отныне запрещалось раньше чем через 10 лет вновь занимать высшие магистратуры, и к тому же все должности надо было занимать поочередно. Диктатор тут же дал пример применения закона. Некий Офелла, успешно занимавшийся осадой Пренесты, решил выставить свою кандидатуру на должность консула. Поскольку раньше должностей он не занимал, то Сулла велел Офелле кандидатуру с выборов снять. Тот ослушался. Тогда Сулла приказал убить неугодного кандидата. Диктатору лучше повиноваться — этот закон римляне вскоре усвоят. А пока еще встречаются непонятливые.

Сенат Сулла расширил, новых членов ввел из сословия всадников. Сенаторы отблагодарили диктатора, распорядившись установить ему на форуме золотую статую. Лучше бы поставили бронзовую — простояла бы дольше. Были изданы и другие законы — о народных трибунах, закон против оскорбления величия (подразумевалось величие римского народа, хотя порой этот закон неверно называют законом оскорбления величества), закон против роскоши. Однако сам Сулла тут же нарушил это последнее ограничение и устроил роскошные празднества в честь Геркулеса. Вино пили только 40-летней выдержки, а угощений наготовили так много, что всего не успевали съедать, и остатки вечером вываливали в Тибр. Во время этого пира случилась досадная неприятность: смертельно занемогла Метелла, супруга диктатора. Чтобы не прерывать торжество и не оскорблять чествуемого бога человеческой смертью, Сулла послал Метелле разводное письмо, и ее, смертельно больную, унесли из его дома, чтобы она умерла в другом месте. Зато Сулла устроил ей пышные похороны, опять же нарушив закон против роскоши, запрещавший слишком пышные церемонии.

Наконец Сулла решил, что созданный им новый порядок может существовать и без его мощной поддержки, и захотел посмотреть со стороны, что же получилось. В июле 80 г. до н. э. были избраны новые консулы на следующий год, и Сулла в последний день этого года стал вновь частным лицом и удалился на покой диктовать мемуары, поселившись на своей вилле в Кампании. Однако как только возникали какие-то неурядицы, он тут же появлялся в Риме.

Но любовался он своим творением недолго: оказавшись не у дел, бывший диктатор вскоре умер. Решено было тело привезти Рим, сжечь его на Марсовом поле и там же захоронить. Что в принципе было нарушением закона. Ибо никто, кроме потомков Публия Валерия Публиколы, не имел права на похороны внутри Города, но и Валерии всегда отказывались от этой чести.

Закон еще раз был нарушен, и похороны Суллы превратились в еще один, уже последний его триумф.

Немного о римском праве

Квинт Муций Сцевола Понтифик, консул 95 г. до н. э., происходил из знаменитой династии римских юристов. Знатоками права были его прадед, дед и отец. Их предок боролся с Ларсом Порсеной и сжег руку на жаровне. Потомки легендарного героя занялись законами. Работа Муция Сцеволы «О гражданском праве» — первое систематическое изложение римского частного права.

Некоторые фрагменты этой работы вошли в Дигесты Юстиниана [41].

Глава 4

Спартак и Марк Красс Богатый

Спартак (?—71 гг. до н. э.)

Марк Лициний Красс (115-53 гг. до н. э.)

В Капуе в 73 г. до н. э. ланиста [42] Лентул Бадиат содержал школу гладиаторов. Обычно в Древнем Риме в гладиаторские школы рабы попадали за преступления. Недаром само слово «гладиатор» было ругательным и означало также «головорез» и «бандит». Людям благородного происхождения было запрещено выступать на арене. Многие аристократы содержали отряды гладиаторов. Времена были смутные. Зачастую вооруженных людей использовали во время уличных схваток, — чем постоянно занимались несколько лет спустя народные трибуны Клодий и Милон. Хозяева могли за хорошую плату «предоставлять» своих бойцов для схваток на арене. Гладиатор-победитель получал приз и после нескольких побед мог быть освобожден — в этом случае как знак свободы ему вручался деревянный меч. Бывали случаи, когда освобожденный заключал договор и вновь выходил на арену — слава гладиатора была сродни славе средневекового актера — пусть положение сомнительно, зато обеспечена популярность и любовь толпы. Существовал даже термин «любимые бойцы» — их вызывали на арену только по требованию зрителей. Желающих стать такими «любимыми бойцами» было не так уж мало. Например, в III веке н. э. практически все гладиаторы набрались из свободных людей. И еще несколько слов о самом восстании. Самые сильные восстания на самом деле происходили в Сицилии. Связано это было с тем, что там положение рабов было самым ужасным. Они работали на полях латифундий в основном закованными, на ночь их запирали в эргастул — карцер для рабов — и сковывали одной цепью, чтобы рабы не разбежались. После завоевания Сицилии римлянами положение невольников не изменилось. Кроме того, многие хозяева латифундий в Италии стали применять подобную «организацию труда».

Но вернемся в Капую. В школе Лентула содержались не преступники — ланиста покупал сильных и ловких рабов для будущих кровавых поединков. Сознание глубокой несправедливости объединило отнюдь не робких «учеников», и 200 гладиаторов сговорились бежать. Удача улыбнулась лишь 78-ми. Орудуя вертелами и ножами, добытыми на кухне, они вырвались на свободу. По дороге им как нельзя кстати попались повозки с гладиаторским снаряжением. Вооружившись, они почувствовали себя непобедимыми. Высланный им вдогонку отряд был обращен в бегство. Во главе гладиаторов встали два кельта — Крикс и Эномай, а также фракиец Спартак. Теодор Моммзен полагал, что Спартак был отпрыском благородного рода Спартокидов, служил во вспомогательных римских войсках, дезертировал, был пойман и продан в гладиаторы. Римляне часто использовали отряды конницы союзников и ставили во главе таких соединений местных вождей, так что вполне вероятно, что Спартак в прошлом мог быть одним из таких командиров. Одно несомненно: он прекрасно знал римскую стратегию и тактику. Как покажут дальнейшие события, он был одаренным полководцем и прекрасным организатором. Беглецы укрылись на вершине Везувия, который в те годы еще мирно дремал. Сюда стали стекаться беглые рабы из окрестных поместий и кое-кто из свободных работников. Из Рима против гладиаторов выслали претора Клавдия с войском.

Развеем главный миф, связанный со Спартаком. В самой Италии римляне практически не держали войск. Закаленные, имеющие опыт сражений легионы находились в провинциях. В тот момент основные силы были сосредоточены в Испании у Помпея Великого, у Луция Лукулла на войне с Митридатом в Малой Азии и у его брата Марка Лукулла, воевавшего во Фракии. То есть лучшие солдаты и офицеры уже были призваны в армию. Все отряды, посланные поначалу против Спартака, наскоро набирались из добровольцев, командиры практически не имели никакого опыта. Кроме того, война с рабами считалась унизительной, ветераны и граждане высокого положения не желали вступать в войска. Аппиан Александрийский пишет, что в первое время против Спартака посылалось войско не из граждан [43], а всякий сброд, набранный случайно. Против восставших рабов вышло необученное ополчение под командованием не умевших воевать офицеров.