История и легенды древнего Рима, стр. 22

В честь победы на форуме была установлена ростральная колонна, а Дуилий получил первый в истории Рима триумф за морскую победу. Тут и до падения Карфагена недалеко, мнилось окрыленным победой римлянам, Консул 256 г. до н. э. Марк Атилий Регул вместе с коллегой Луцием Манлием Вульсоном отплыли в поход на 330 кораблях. У южного берега Сицилии римский флот столкнулся с карфагенским и победил. Затем консулы достигли Африки. Римляне осадили город Клупею и взяли богатую добычу, после чего коллега Регула вернулся в Рим с добычей и пленниками, а Регул остался воевать в Африке. Используя особенности местности, где преимущества конницы и слонов сводились на нет, он нанес поражение карфагенянам в битве при Тунете. После чего Регул обратился к Карфагену с мирными предложениями, и к нему были отправлены послы для переговоров. Но условия Регула показались просто неприемлемыми. Как раз в это время (не всегда Фортуна благоволила к римлянам) в Карфаген прибыл отряд наемников. Среди них оказался спартанец Ксантипп. Ему были переданы под начало войска. Используя конницу и слонов, Ксантипп разгромил римлян, около 500 римлян вместе с консулом Регулом были взяты в плен. 2000 римлян пробились в Клупею. Регул был послан в Рим, чтобы склонить римлян к заключению мира. Поскольку он находился в плену, то утратил право выступать в сенате [36], и даже в курию не вошел. Но у входа в курию, отстав от сопровождавших его пунийцев, пленный сумел переговорить с сенаторами и донести до римлян свою мысль: не заключать договора, поскольку Рим способен победить.

Договор не был заключен, а Регул вернулся в Карфаген, где его посадили в ящик, утыканный гвоздями. В этом ящике он и скончался. Моммзен считает этот рассказ дурацкой выдумкой. Однако, если учесть, что своих проигравших полководцев пунийцы распинали (это Моммзен не пытается опровергнуть), то ящик с гвоздями для командующего противника уже не кажется нелепой выдумкой и попыткой опорочить «человеколюбивых» карфагенских политиков.

Вдова и дети Регула, оставшись без средств к существованию, жили на то немногое, что могли доставить друзья.

Консулы 255 г. до н. э. опять одержали победу на море над карфагенским флотом, забрали римлян из Клупеи, но потеряли почти все корабли, попав в страшную бурю, ибо пренебрегли советами кормчих. На следующий год римляне построили новый флот — сразу 220 кораблей, осадили Панорм, взяли город, потом сделали рейд вдоль ливийского берега, (253 г. до н. э.), но и этот флот попал в шторм опять же из-за невежества и самоуверенности новоявленных «адмиралов» по дороге в Рим. Было потеряно 150 кораблей.

В 250 г. до н. э. было принято решение вновь построить флот. Соорудили 200 кораблей и отправились осаждать Лилибей. В 249 г. до н. э. консул Публий Клавдий проиграл морскую биту при Дрепане, памятную одним событием. Когда перед битвой выпущенные из клеток священные куры отказались клевать корм, что было дурным предзнаменованием, Клавдий велел побросать их в воду, заявив: пусть пьют, если не хотят есть. «Его смех, — как замечает Цицерон, — стоил ему многих слез». Потери составили 90 кораблей. Это единственная крупная морская победа карфагенян в 1-й Пунической войне.

Остатки флота римляне потеряли у берегов Сицилии: карфагеняне успели укрыться в бухтах от непогоды, а от римских кораблей остались только щепки. Карфагеняне ликовали, а римляне продолжали осаждать Лилибей. Пять лет римляне больше не строили кораблей, надеясь на силу сухопутных войск. Война шла вяло. Казна опустела. Потери были огромны — число римских граждан сократилось на 40 000 человек. Однако Карфаген не сумел воспользоваться помощью морской стихии, и так же не строил кораблей, решив, что все уладится как-то само собой. Но, видя, что без флота сделать ничего нельзя, Рим решил в 243 г. до н. э. создать еще один флот. Поскольку у республики денег не осталось, флот был создан на средства богатых граждан. И этот последний флот одержал решительную победу. В 241 г. до н. э. разбили карфагенян в битве при Эгатских островах у западного берега Сицилии. И эта морская битва решила исход 1-й Пунической войны.

Гамилькар Барка вел успешные военные действия против римлян в Сицилии с 247 г. до н. э., но исход войны решился не на суше, а на море, и Гамилькар был вынужден вести переговоры о мире. Оставляя, согласно заключенному мирному договору, крепость Эрике, карфагенский полководец заплатил римлянам выкуп за каждого своего солдата.

После поражения недовольная наемная армия карфагенян подняла мятеж — нумидийцы, ливийцы и другая разношерстная публика потребовала немедленной оплаты своих ратных трудов, пусть и оказавшихся безрезультатными. К недовольным наемникам присоединились жители подвластных Карфагену земель. Полибий свидетельствует, что на нужды войны в подвластных землях Карфаген в Ливии забирал у крестьян половину урожая, а для городских жителей подати повысились вдвое. Жители Утики, города на африканском побережье Средиземного моря, участники восстания, обратились за помощью к Риму, но римляне не польстились на африканские владения своего бывшего противника. Хотя не отказали себе в удовольствии захватить Сардинию и Корсику, прикрыв захват сомнительными дополнениями к мирному договору.

После перехода Сицилии и Сардинии под контроль Рима все земли остались в собственности прежних владельцев. Сохранено было и местное самоуправление. На островах расположились римские гарнизоны. Сицилия и Сардиния платили десятипроцентный налог плюс пятипроцентный таможенный сбор.

Лишенный возможности воевать с римлянами, Гамилькар вынужден был подавлять Ливийское восстание, война с мятежниками заняла более трех лет. Подробности этой войны могут смаковать любители ужасов: тут и отрубленные руки, отрезанные носы, зарытые живьем изувеченные пленные; приказы распять или затоптать слонами; людоедство — словом жестокость и ненависть с обеих сторон. Расправившись с восставшими, Гамилькар отбыл в Испанию, чтобы расширить там владения Карфагена и сложить голову на этой войне. Главнокомандующий карфагенян избирался войском и утверждался советом старейшин Карфагена. После смерти Гамилькара Барки избран был Гасдрубал, зять Гамилькара, и еще восемь лет он продолжал политику покойного тестя, то есть завоевывал и покорял испанские племена и основывал города, в том числе — Новый Карфаген. Гасдрубал также погиб в Испании — его убил человек, мстивший за смерть своего господина. Теперь войска провозгласили своим командующим Ганнибала.

Ненависть Гамилькара Барки к Риму была личным, почти интимным чувством, полководец заставил своего малолетнего сына Ганнибала дать клятву вечной ненависти к Риму.

Римляне тем временем опять увязли в войнах с галлами, и тягаться с Карфагеном у них пока не было желания, тем более что они получили все, что хотели: Сицилию и Сардинию.

«Избирательная комиссия» Древнего Рима

Как не допустить неугодного человека к власти, даже если его выбрал народ? Проблема, которая волновала римлян не менее сильно, чем наших современников. Для этого в Риме существовал простой и безотказно действующий способ.

Должностные лица, при избрании которых были допущены какие-либо погрешности или не были приняты во внимание дурные знамения (допустим, во время церемонии грянул гром), считались «избранными огрешно» и должны были сложить с себя полномочия. Авгуры могли «снять» любого неугодного кандидата уже после избрания. Так были объявлены «огрешными» выборы Марцелла вместо погибшего консула на 215 г. до н. э., поскольку второй консул Тиберий Семпроний Гракх был плебеем и у власти могли оказаться два плебея.

Разумеется, римляне в III веке до н. э. чтили своих богов и относились к обрядам всерьез, но благочестие никому не мешает использовать веру в своих интересах.

Глава 15

2-я Пуническая война

Фабий, Ганнибал и Сципион Африканский

218-201 гг. до н. э

Борьба между личным талантом и национальной силой…

Т. Моммзен