Необычайные приключения Арсена Люпена, стр. 1

Морис Леблан

Необычайные приключения Арсена Люпена

КАК АРЕСТОВАЛИ АРСЕНА ЛЮПЕНА

I. Сообщение беспроволочного телеграфа

Вот так путешествие? И, однако, оно так хорошо началось! Никогда еще не путешествовал я при лучших условиях. «Прованс» — быстроходный, удобный трансатлантический пароход и управляется одним из самых любезных капитанов. Самое избранное общество собралось на нем. Завелись знакомства, устраивались общие развлечения. Всеми нами овладело восхитительное чувство полного разъединения со всем миром, заставлявшее нас, словно жителей необитаемого острова, ближе сойтись друг с другом. И последняя связь между миром, с которым мы только что расстались, и нашим маленьким плавучим островом мало-помалу ослабевала и порвалась наконец среди океана.

В пятистах милях от Франции в один бурный день беспроволочный телеграф принес нам следующую новость: «Арсен Люпен на вашем пароходе в первом классе. Блондин, рана на правой руке. Путешествует один под именем Р…» Как раз в этот момент страшный удар грома словно рассек мрачное небо, и электрический ток прервался. Конец телеграммы не дошел до нас, и из имени, под которым скрывался Арсен Люпен, мы узнали только начальную букву.

Будь эта новость другого содержания, она, без сомнения, сохранилась бы в тайне. Но бывают известия, против которых никакая сдержанность, никакая скромность не устоит, и в этот же день мы все узнали, неизвестно каким образом, что Арсен Люпен среди нас.

Арсен Люпен среди нас! Неуловимый вор, виртуоз, о поразительных подвигах которого твердили все газеты в продолжение нескольких месяцев! Загадочная личность, с которою старик Ганимар, наш лучший сыщик, затеял борьбу не на жизнь, а на смерть, борьбу, полную интереснейших приключений.

Арсен Люпен, фантастическая личность, оперирующая только в замках и важных салонах. Проникнув однажды ночью к барону Шорману, он вышел оттуда с пустыми руками, оставив барону свою визитную карточку со словами: «Вернусь, когда у вас окажутся настоящие драгоценности».

Арсен Люпен! Человек, постоянно меняющий наружность… Он то шофер, то тенор, то букмекер, то сын почтенных родителей, юноша, старик, коммивояжер из Марселя, русский врач, испанский торреадор…

И вообразить, что Арсен Люпен мог свободно прогуливаться по сравнительно небольшому трансатлантическому пароходу? Что я говорю! По маленькому салону первого класса, где ежеминутно встречаешь друг друга: в столовой, в курительной! Арсеном Люпеном мог быть вот этот господин или вот тот… мой сосед за столом, мой сосед по каюте…

— И так будет продолжаться еще пять дней и пять ночей! — воскликнула на следующий день мисс Нелли Ондердаун. — Но ведь это невыносимо! Надеюсь, что его арестуют?

— Послушайте, мистер Андрези, — обратилась она ко мне, — вы так хороши с капитаном… Неужели вы ничего не узнали?

О, я очень хотел бы узнать что-нибудь, хотя бы для того, чтобы понравиться мисс Нелли. Это было одно из тех прекрасных созданий, которые везде, где только появляются, занимают первое место.

Их красота, их богатство ослепляют всех; они всегда окружены, ими восхищаются, их обожают. Воспитанная в Париже матерью-француженкой, она теперь возвращалась к отцу, богачу из Чикаго. Подруга ее леди Джерлэнд сопровождала ее.

С первого момента знакомства я решил заняться с ней флиртом, но когда совместное путешествие сблизило нас, я слишком глубоко почувствовал ее очарование, особенно когда взгляд ее больших черных глаз останавливался на мне.

Однако она принимала мое ухаживание довольно благосклонно.

Меня беспокоил только один соперник — довольно красивый молодой человек, элегантный, молчаливый, сдержанность которого она, казалось, предпочитала иногда моей свободной, чисто парижской манере обращаться с женщиной.

Он находился как раз в числе обожателей, окружавших мисс Нелли, когда она обратилась ко мне со своим вопросом.

II. Кто же Арсен Люпен?

Все мы сидели на палубе, удобно приютившись в качалках и креслах.

Вчерашняя буря очистила небо. Был великолепный день.

— Я ничего достоверного не знаю, мадемуазель, — отвечал я, — но почему бы нам самим не заняться следствием и так же искусно, как это сделал бы старик Ганимар, личный враг Арсена Люпена?

— Задача в действительности совсем не так сложна, раз мы имеем данные для ее решения. Во-первых, Люпен называется господином Р… Во-вторых, он путешествует один и, в-третьих, он блондин. Не начать ли нам с проверки списка пассажиров первого класса и с исключения неподходящих лиц?

В кармане у меня лежал список.

— Я вынул его и прочел.

— Отмечу сперва тринадцать лиц, инициалы которых обращают на себя наше внимание. Из этих тринадцати, в чем вы можете убедиться, девять путешествуют с женами, детьми или слугами. Останутся четверо: маркиз де Равердан…

— Секретарь посольства, — прервала мисс Нелли, — я его знаю.

— Майор Раусон…

— Мой дядя, — сказал кто-то.

— Господин Ривольта…

— Здесь! — отозвался один из нашего кружка, итальянец, с лицом, густо обросшим черною, как смоль, бородою.

Мисс Нелли громко рассмеялась.

— Господин Ривольта не очень-то похож на блондина. Из этого мы должны заключить, — продолжал я, — что преступник последний по списку, то есть Розэн. Кто знает господина Розэна?

Никто не отвечал. Но мисс Нелли, подозвав к себе молчаливого юношу, постоянное ухаживание которого не давало мне покоя, сказала ему:

— Как, мистер Розэн, вы не отвечаете?

Все посмотрели на него. Он оказался блондином. Признаюсь, сердце мое дрогнуло.

Неловкое молчание общества доказывало ясно, что и все присутствующие ощутили такое же волнение. И, однако, подозревать его было бессмысленно, так как ничто в его манерах не давало повода к подозрениям.

— Почему я не отвечаю? — сказал он. — Да потому, что, приняв во внимание мое имя и цвет моих волос, я сам пришел к заключению, что, согласно выясненным данным, меня надо арестовать.

Странное было у него лицо при этих словах. Его тонкие губы сделались еще тоньше и побледнели, глаза налились кровью.

Разумеется, он шутил, но его лицо и манеры произвели на нас тяжелое впечатление.

Мисс Нелли наивно спросила его:

— Но ведь у вас нет раны?

— Правда, — сказал он, — раны не хватает.

И нервным жестом он засучил рукав и показал руку.

Тогда внезапная мысль осенила меня, и мои глаза встретились с глазами мисс Нелли: он показал левую руку.

Честное слово, я собирался сделать замечание по этому поводу, но в ту минуту новое событие привлекло наше внимание.

III. Арсен Люпен заявляет о своем присутствии на корабле

Леди Джерлэнд стремительно подбежала к нам, расстроенная, потрясенная. Все окружили ее, но лишь после долгих усилий она могла наконец пролепетать:

— Мои драгоценности, мои жемчуга… все украдено!

Нет, не все было украдено, как мы потом узнали. Интересно, что кража совершена была с большим выбором. Из бриллиантовой звезды, из подвески с рубиновыми кабошонами, из сломанных ожерелий и браслетов были вынуты не самые большие, но самые лучшие камни, те, которые, представляя наибольшую ценность, вместе с тем занимали меньше всего места. Для своей работы вор воспользовался часом, когда леди Джерлэнд пила чай, и в узком проходном коридоре среди бела дня выломал дверь каюты, отыскал мешочек, спрятанный на дне картонки из-под шляпы, и выбрал, что ему понравилось. Все разом вскрикнули. У всех была одна и та же мысль: бриллианты украл Арсен Люпен!

Действительно, только он и мог совершить такую необыкновенную кражу, таинственный и неуловимый, как всегда.

Следствием кражи было то, что за обедом места по обе стороны Розэна остались свободными. А вечером все узнали, что капитан призывал его к себе для объяснений.