Ыых покидает пещеру, стр. 13

Ыых ловко подпрыгнул и забросил в отверстие связку копий. Затем он каким-то неуловимым для глаз движением тела мелькнул перед Вовкой и схватился за выступ скалы у самого отверстия. Через несколько секунд он уже выглянул оттуда и подал знак Уау. Тот быстро вскочил на камень, передал Ыыху свои копья и протянул руку Вовке.

«Эх, будь что будет!», — подумал мальчик, чувствуя, как у него заколотилось сердце, и протянул обе руки Уау.

Спустя несколько минут, когда все уже пролезли через отверстие в скале и очутились в низкой полутемной и сырой пещере, Ыых взял Вовку за руку (отчего у мальчика пошли мурашки по телу) и, пригнувшись, двинулся вперед, туда, где, как это теперь ясно увидел Тутарев, брезжил слабый оранжевый огонек. Все остальные молча двинулись за ними.

Вспомнив, что у него в кармане находится электрический фонарик, Вовка вынул его и, несколько раз щелкнув кнопкой, включил свет. Что тут сделалось! Ыых, державший его за руку, отпустил ее и, слабо ахнув, распластался на щебне. Его примеру мгновенно последовали остальные. Вовка осветил попеременно каждого дикаря. К своему удовлетворению, мальчик заметил, что едва пучок света касался лица кого-либо из неандертальцев, тот вздрагивал и отворачивал исказившееся от страха лицо.

Долго так продолжаться не могло, и Вовка выключил фонарик. С минуту дикари лежали не шевелясь, но когда Тутарев произнес: «Вставайте!», все они, будто поняв его, поднялись на ноги.

Ыых снова протянул Вовке руку, и на этот раз мальчик почувствовал, что лохматая кисть дикаря дрожит.

Наконец из-за поворота ударил яркий оранжевый свет, и Вовка увидел, что перед ним большая пещера, освещенная пламенем костра.

Медленно вошли в пещеру. Возле кучи горевшего хвороста стоял низкорослый дикарь. При появлении своих соплеменников он как-то странно забормотал и слегка согнулся. Вовка не сразу заметил, что хранитель костра горбат, но когда тот повернулся в профиль, стало очевидным наличие этого физического недостатка.

По знаку Ыыха горбун подбросил сучьев в костер и отошел в сторонку. И только теперь Вовка, наконец, обратил внимание на странную фигуру, видневшуюся в глубине пещеры. На большом плоском камне лежало сделанное, видимо, из глины туловище какого-то животного. Вовка долго вглядывался в эту грубо сработанную, неуклюжую скульптуру и никак не мог понять, кого она изображает. Мысленно поставив ваятелю двойку за такую работу, мальчик стал ждать, что будет дальше. Повернувшись к Ыыху, стоявшему посреди умолкших дикарей, он вдруг заметил в руках у него голову козла с большими саблевидными рогами. Точь-в-точь такого козла Вовка видел когда-то в зоопарке.

Случайно повернув голову в сторону одного из наименее освещенных углов пещеры, мальчик увидел какие-то поблескивающие предметы. Вовка внимательно вгляделся в темень и вскоре, к своему удивлению, различил сложенные в кучу вещи, пропавшие у ребят. Здесь лежали вилки и ложки, две отвертки, молоток и тюбик «Хлородонта», зубная щетка, две мыльницы, мешочек с солью и два коробка спичек.

Вовка вспомнил, как стыдила его Галка за мелочность, и опять покраснел. И вправду, зачем ему ложки, если супу у неандертальцев и в помине нет? А вот молоток и отвертка пригодились бы. Может, удастся, вбивая отвертки в отвесную стену котловины, подняться наверх и уже потом на веревке вытащить Галку.

Но как забрать инструменты у неандертальцев? Надо подумать.

Тем временем Ыых медленно подошел к глиняному изваянию и, слегка приподняв рогатую голову, насадил ее на туловище. Вовку это отвлекло. Он невольно улыбнулся. Однако, заметив недоброжелательные взгляды неандертальцев, молча наблюдавших за ним и за действиями Ыыха, он снова стал серьезным. Его так и подмывало объяснить дикарям, что туловище козла не может быть меньше головы. Впрочем, Вовка быстро оставил эту мысль, так как, водрузив козлиную голову на глиняную статуэтку, Ыых очень быстро отскочил назад и схватил одно из лежавших в куче копий с каменным наконечником. В ту же секунду неандертальцы вооружились такими же копьями. Их лица стали свирепыми. Даже при тусклом освещении было видно, как подергиваются у них мускулы.

Все расступились. В образовавшемся полукруге остался один Ыых. Взмахнув копьем, он начал подпрыгивать, то и дело издавая протяжный звук. Дикари подхватили этот звук, но не двинулись с места. Ыых стал кружиться, воинственно потрясая копьем, выкрикивая какое-то слово и запрокидывая назад голову. Затем, под завывания соплеменников, он медленно приблизился к глиняному изваянию. Взмахнув перед самыми рогами козла копьем, он быстро отскочил на несколько шагов назад и диким, полным ненависти и азарта, голосом закричал:

— Мии кии!

Ыых покидает пещеру - i_009.png

— Мни кии! — повторили дикари нестройным хором, и в ту же секунду глиняное изваяние было забросано копьями.

Теперь уже не только один Ыых, а все неандертальцы, включая горбуна, пустились в пляску. Вовка старался определить, как можно называть, исходя из общеизвестных терминов, этот странный танец, но у него ничего не вышло. Ни вальс, ни мазурка, ни фокстрот сюда явно не подходили. Разве что твист или рок-н-ролл. Вовка видел, как танцевала твист их соседка Алла. Он долго глядел на пляшущих дикарей. И только когда прекратилась эта сумбурная сцена, понял, что присутствует при традиционном танце охотников в святилище рогатого божества.

Мысли мальчика были прерваны Ыыхом, который подошел к нему, держа в руке копье с каменным наконечником. Протянув копье Вовке, Ыых показал рукой на фигуру козла и каким-то торжественным голосом произнес:

— Офх! Мии кии!

«Вот это положение, — подумал Вовка. — Как же я будут метать это проклятое копье, если сроду не держал его в руках? Ведь наверняка промахнусь. А вдруг у них обычай — убивать тех, кто промажет? Эх! Сколько раз учили дурака на уроках физвоспитания копье бросать— не хотел, отлынивал. Теперь вот кусай себя за локоть».

Мальчик взглянул на глиняную скульптуру и невольно пересчитал вонзившиеся в нее копья. Их было двадцать — ровно столько, сколько дикарей находилось в пещере. Вовка мысленно уже распрощался с жизнью и успел даже подумать о горестной судьбе, kqторая ожидает Галку, как вдруг в его голове мелькнула мысль, за которую он немедленно ухватился.

Отведя в сторону протянутое ему копье, мальчик поднял руку, как бы призывая Ыыха быть внимательным, и достал из кармана рогатку.

Дикари молча наблюдали за ним. Ыых стоял, держа в руке отвергнутое Вовкой копье, и с удивлением смотрел, как мальчик возится с каким-то странным предметом, напоминающим два растопыренных пальца с надетой на них толстой жилой, с куском кожи посередине. Вовка вложил в рогатку камешек и прицелился.

Крик изумления вырвался из груди неандертальцев: камешек с силой ударил в козлиную голову и проделал в ней небольшую дыру. Вот здорово! Вовка сам был потрясен своей удачей. Он не знал, что череп козла был стар, лобовая кость в нем настолько обветшала, что ее можно было без труда проткнуть просто пальцем.

Как бы там ни было, выстрел произвел на дикарей небывалое впечатление.

— Мии кии! — восторженно закричал Ыых. — Мии кии, Офх!

— Мии кии, Офх! — повторили дикари. Они не спускали с рогатки сияющих глаз. И Вовка почувствовал себя среди своих.

Глава пятнадцатая,

дающая некоторое представление о дикарских уловках и диких козлах

Дикари отошли от пещеры километра на два, но никто и не думал устраивать привал.

Вовка устал и еле передвигал ноги, мысленно проклиная неандертальцев, забывших, очевидно, что среди них находится мальчишка, которому трудно соревноваться в ходьбе со взрослыми. Впрочем, Вовка мог бы ругаться даже вслух — все равно его здесь не поняли бы.

Внимание мальчика привлек звук, чем-то напоминавший блеянье. Оглянувшись, Вовка внимательно прощупал глазами участок тропы, который они только что миновали. Он взглянул влево, вправо, задрал голову вверх, но нигде не увидел ничего, что указывало бы на возможность присутствия четвероногих.