Милые Крошки, стр. 7

Кассиан вкратце описал увиденное.

Маргаритка сказала:

— Ничего не понимаю.

— А я понимаю, — сказала Примула.

— Это потому, что ты ещё мала и мало знаешь.

— О-о-о! — в один голос протянули Примула и Кассиан. — Как наша няня заговорила!

Маргаритка почувствовала, что от стыда её бросило в краску. Конечно, они были правы. Она ведь старшая и может иногда забыться и начать рассуждать совсем как няня.

— Простите, пожалуйста, — смущенно пробормотала она.

— Не расстраивайся, — утешил её Кассиан.

— Бывает, — согласилась Примула.

— Вот в чём дело, — сказал Кассиан. — Тут негде спрятаться. Если побежим, она погонится за нами на машине.

Маргаритка фыркнула, как всегда фыркали старшие сёстры с тех пор, как их младшие братья принялись высказывать мнение, что из шкуры саблезубого тигра получится отличный ковёр для пещеры.

— А если не убежим, и она вытащит нас через эту дверь?

— Тогда мы попадём в малину, — сказал Кассиан.

— С награбленными вещами, — добавила Примула. — Целой горой.

— И с Медвежьим Задом.

— Всё это, право, немного таинственно.

— И даже малость жутковато…

Крошки умолкли: их мысли вращались вокруг Королевского Зада, его таинственного появления в туманном прошлом и нынешнего почти что похищения.

— Хм, — сказала Маргаритка после долгой паузы, — значит, мы отправляемся за Задом?

— А что ещё делать? — сказала Примула.

— Тсс, — сказал Кассиан.

Няня Пит повернула громадный ключ в замке. И стала откатывать дверь в сторону. За дверью открылась арка — чёрный зев. Няня направилась к машине.

Кассиан охнул и надел на голову серебряное ведерко для льда, чтобы больше не смотреть. Ибо при лунном свете он увидел нечто страшное.

Няня Пит сняла котелок.

У нянь обычно красивые тёмно-каштановые волосы, они их аккуратно расчёсывают и убирают под сетку, чтобы они стали похожи на конский навоз.

Но голова няни Пита сверкала под луной, словно яйцо.

Няня Пит была абсолютно лысая.

Хлопнула водительская дверца. Заурчал мотор. Няня Пит въехала в дверь, задвинула её и заперла. «Ягуар» тронулся дальше, потом засигналил: би-би-би. Раздался противный металлический скрежет.

— Становится немного страшновато, — послышался из-под груды серебра приглушённый голос Маргаритки.

— Не немного, — прошипела Примула.

— Совсем страшновато, — отозвался Кассиан.

— Но интересно, — пробормотала Маргаритка.

— Всё-таки что-то новенькое, — шепнула Примула.

— Куда уж, к чёрту, интересней, — сказал Кассиан.

— Кассиан! — зашипели сёстры.

— Прошу прощения, — ответил он шёпотом. — Волнуюсь.

— Мы тоже, — шепнули Маргаритка и Примула.

Раздался громкий и очень интересный скрежет механизмов.

— Теперь что? — спросил Кассиан.

Маргаритка пришла к решению:

— Вылезаем!

Все трое разом выбрались из-под горы драгоценного металла.

— Ой, — сказала няня Пит и так быстро повернула голову, что дети явственно услышали щелчок у неё в шее. На макушке у няни Пита была татуировка. Маргаритка разглядела: орел.

— Ты мужчина! — воскликнула Примула.

— А кто же ещё?! — несколько ошарашенно ответил няня Пит. — А вы кто такие?

— Мы Крошки, няня, — ответили они хором.

— Провалиться мне. Это я и сам вижу.

Тут они затараторили сладко-елейными голосами: единственный выход — прикинуться маленькими деточками:

— Разве ты не помнишь? Ты пришёл к нам домой, увернулся от Атаки, купил нам чудную еду, уложил нас спать и спел песенку…

— И свистнул ложки, — холодно добавил Кассиан.

— И Королевский Зад, — уточнила Маргаритка.

До сих пор няня Пит сидел, развалясь на водительском кресле, и чистил ногти выкидным ножиком. Теперь он закрыл нож устрашающе сноровистым поворотом кисти и ловко убрал его под крахмальную манжету блузки.

— Что ещё за зад? — удивился он.

Может, няня Пит и был мужчиной с наколкой в виде орла на лысой макушке, но одет он был как няня, и потому являлся Законной Мишенью.

— Королевский Зад? — хором переспросили Крошки, применив испытанный приём под условным названием «Упомяни, Выслушай Вопрос и Изобрази Полное Неведение» — приём, с помощью которого они довели няню д?Ад до психиатрической лечебницы всего за две недели.

Няня Пит озадаченно помотал головой.

— Надо бы вас прямиком домой отправить, — сказал он. — Только теперь это не так-то просто.

— Всё равно, — сказала Маргаритка — Ты нас привез, и мы хотим тут побыть.

— Вот так кренделёк, — угрюмо произнес няня Пит. — То есть приятно слышать.

— Спасибо, няня! — взволнованно закричали Крошки.

— Хватит нянькать, — сказал Пит.

Дети закивали. Каждый понимал, что положение немного тревожное, но каждый был занят своими мыслями. Примулу занимал вопрос: очень ли больно, когда тебе накалывают орла на макушку, потому что самой ей до смерти надоели розовые ленты на голове. Кассиан восхищался гигантским краном, спускавшим сверху грузовую сеть, и недоумевал, что это за здание, рядом с которым они остановились. А Маргаритка, как всегда, обдумывала Ситуацию и придумывала, как бы ей получить ответы хотя бы на некоторые из тысячи вопросов, теснившихся в её премудрой голове.

— Ты, наверное, думаешь, как с нами поступить, — сказала она.

— Вот именно, — подтвердил няня Пит.

— Ты, конечно, должен быть добрым с нами, — сказала Маргаритка.

— Вы не у себя дома, — сказал Пит. — Я могу дать тебе по башке и спустить со шканцев.

— Со шканцев? — не поняла Маргаритка.

— Это значит, в море скинуть.

— Э, нет, не можешь, — сказала Маргаритка, хотя не была уверена в этом на сто процентов. Они сидели в чужом автомобиле за тяжеленной клепаной дверью, и грузовая сеть уже нависала над их головой.

Она мысленно поцокала языком. Ищи во всем светлую сторону. Они, наконец-то, сами себе хозяева. Няни нет, если не считать Пита, — а его можно не считать, — и родителей тоже нет. О таком положении дел они мечтали долгие годы.

— Так что же мне помешает тебя утопить?

— Ну, вот ещё, — сказала Маргаритка, на этот раз действительно цокнув языком. — Ты же грабитель, а не убийца. Где твоя профессиональная гордость?

— Хороший довод, — согласился Пит. — А может, я ещё и убийца. По совместительству…

— Ну уж нет, — возразила Маргаритка, хотя во рту у неё, по правде говоря, немножко пересохло.

— Извините меня на минутку, — сказал няня Пит.

Грузовая сеть уже совсем опустилась. Крошки увидели, что за неё цепляются два человека. Один был с метр ростом. У обоих были бритые головы и татуировки. Спустившись, они начали закреплять сеть вокруг машины.

— Закрепляйте и вира помалу, — скомандовал Пит.

— Жаложники? — заглянув в окно «ягуара», спросил метровый человечек, у которого вдобавок не было зубов.

— Заложники. — Пит кровожадно хихикнул, хотя Маргаритке показалось, что кровожадность его слегка наигранная.

— Он выдумывает, — сказала она. — Мы гости. Почетные гости. Поднимайте нас, ребята.

— Ага! — сказал Пит, и у Маргаритки возникло сильное ощущение, что она права и что под этой татуированной внешностью скрывается золотая душа.

«Ягуар», тихонько раскачиваясь, повис в сети, и земля начала уходить у них из-под ног.

— Слушайте, — прошептал Пит. — Это была не моя идея. Я хочу только тихой, спокойной жизни. Отвезу вас домой, ладно?

— Как бы не так, — сказала Примула. — Мы не хотим домой. Если отвезешь нас назад, мы тебя заложим. И сядешь, как миленький.

Стало тихо, только поскрипывал кран. Маргаритка пыталась сообразить, что ожидает их наверху, но её отвлекали разные посторонние вещи.

Стена, вдоль которой они поднимались, вышиной была, наверное, метров в тридцать. Добравшись до самого верха, они поплыли мимо длинного ряда иллюминаторов. В некоторых горел свет. Через один иллюминатор Примула увидела огромную, уходящую куда-то в бесконечность кухню. Через другой Кассиан разглядел блестящие медные генераторы.