Милые Крошки, стр. 37

— Каким юнам? — спросила она.

— Сурово, надо признать, — сказала Маргаритка. — Но у меня такое впечатление, что всё ещё наладится.

— Хмм, — протянули брат и сестра. Но и они ощущали какой-то непонятный оптимизм.

Довольно долгое время они сидели в молчании. Все трое были сильно озадачены. Потом Примула сказала:

— Что это?

Из другой переговорной трубки послышались звуки музыки.

— Бальный зал, — сказал Кассиан.

— Пошли, — сказала Маргаритка.

И они пошли.

Ладно, теперь пора подпустить золотого сиропу.

Галерея над бальным залом была забита грабителями. Некоторые, ни мало не скрываясь, рыдали в носовые платки. Все смотрели на танцевальную площадку.

Сбоку от площадки стоял концертный рояль. На нём играла женщина в красном бархатном платье. Она играла «Останься со мной». Пел мужчина: мужчина в лохмотьях вечернего костюма. Женщиной была Капитан. Мужчиной — папа Крошки, решивший угостить публику двумя-тремя куплетами старой популярной песенки перед тем, как заняться уборкой гальюнов.

Рядом с детьми стоял Пит Фраер. Прерывающимся от волнения голосом он сказал:

— Эх, уха.

— Прости, не поняла?

— Уха, чепуха — невезуха.

Дети промолчали. У них сложилось впечатление, что если няня Пит закроет глаза, то из них потекут слёзы. А глаза эти были устремлены на Капитана. И тут Маргаритка всё поняла. Умелый, обаятельный грабитель, такой как Пит, проведя столько времени рядом с умной, элегантной атаманшей, не мог не привязаться к ней. Маргаритка вздохнула и сказала:

— Самые грустные слова, няня Пит, это: «Что, если бы».

— А? — сказал Кассиан. — Чего?

— Бедненький, — сказала Примула, сжав руку няни Пита.

— О чём вы толкуете, не понимаю. Опять о какой-то чепухе, — совсем неубедительно сказал няня Пит. — Ну что ж, Карибы. Приятный, тёплый край. Там хорошо пограбить по вечерам, я слышал. А? Как думаете?

— И к Америке близко, — сказала Маргаритка, стараясь утешить Пита. — Говорят, в Америке широкие перспективы.

— Ну, мы их обследуем. Всё равно, на каком они этаже, — сказал Пит, вытирая глаза. — Что ж, любовь есть любовь, куда от неё денешься. А мне пора приложиться к пивку.

А «Клептоман» резал волны под жарким тропическим небом, увозя семейство Крошек — родителей, детей и нянь-грабителей — к Майами, что в штате Флорида, приюту миллионеров.

* * *
Если ночью ребёнок не спит,
Вмиг приходит суровый бандит,
И ребёнок тогда —
Вот беда, вот беда! —
Засыпает уже навсегда!
Случай был. Мальчик лёг на бочок,
А уснуть всё не мог и не мог.
Тут суровый бандит,
Ус крутя, говорит:
«Здравствуй, мальчик!» — и давит курок.
Испугался малыш, закричал,
Папа вскоре на крик прибежал,
Но, увидев сынка,
Только шлёпнул щенка
По макушке и захохотал.
А бандит был плечист и жесток,
Издевался над парнем как мог.
В адских муках погиб
Без руки и ноги
Мальчик тот, что лёг спать на бочок!