Злая война, стр. 43

— Я так понимаю, что вы потому еще и Волкодава так недолюбливаете? — решил уточнить позиции Дайс.

— А чего его любить-то. Его стрелять надо, как бешеную собаку. И щенков его тоже. Чтоб другим неповадно было, — разгорячился Капрал.

— В общем, да. Эта паскуда, как те швейцарцы, давно забыл, что главное богатство наемника — его слово. Только он сволочная сволочь, потому что еще и чистеньким вечно остаться хочет, поэтому всех вокруг подначивает обязательства нарушать.

* * *

Сочетание сытной еды, выпитого за ужином виски и бушевавший над Зоной аномальный шторм породили вязкую дремоту. Мартин понял, что точно вырубится, если и дальше будет сидеть, заставил себя встать и пройтись по коридору. Прислушался. Спят бойцы, только в кладовке, где обосновался Ангел, тихо байки травят.

«Шугануть их, что ли? Не стоит».

Выброс на людей по-разному действует, и каждый с ним по-своему борется.

Наемник зевнул, потряс головой, разгоняя муть, и достал из кармана пачку сигарет.

В спину дохнуло леденящим холодом, и негромкий молодой голос спросил:

— Угостишь табачком, земеля?

Рука Мартина рефлекторно скользнула к оружию, тело начало движение, уходя вниз и… В следующее мгновение он осознал, с кем имеет дело, расслабил мышцы и пробурчал, не оборачиваясь:

— Шухов. Какого черта тебе спокойно не лежится, бродяга?

— Выброс, — напомнил Черный Сталкер, и в тоне его появился призвук иронии: — А ты, Мартин, все кочуешь, все стреляешь?

— Работа такая, — пожал плечами наемник и повернулся. — Держи.

Призрак на лету подхватил коробочку «Карелиас и сыновья», достал из нее сигарету, щелкнул зажигалкой, прикурил и, как в прошлый раз, невозмутимо присвоил пачку.

— Дима, ты по делу зашел или так, поболтать?

— Хамишь, наемник.

— Брось, — отмахнулся тот и посмотрел на часы. — Просто мне сменяться скоро. Рубит меня. Спать хочу, сил нет. А завтра с утра выступать.

— Рубит его, — пробурчал Рэд. — Вся Зона на ушах стоить от ваших разборок, а он спать собрался. Волкодав, между прочим, бодрствует. Он хоть и темным стал, а дураком отродясь не был.

— Что значит темный? — не понял Мартин.

— Темный — это полный звиздец, — категорично отрезал Черный Сталкер. — Ты глаза его видел? Это не наркота, брат. Это Зона его пометила.

Помолчал и велел:

— В Госпиталь не ходи, Волкодав придет туда. Барыга из «Берцов» ему на ПДА цинканет. На Янове опорные пункты «Долга» и «Свободы». Не пропустят тебя.

«Это вряд ли».

— Нарываешься, ландскнехт, — от Черного Сталкера повеяло могильным холодом. — Я большой войны не хочу. Точка.

«Запятая», — упрямо промолчал Мартин.

Что бы там себе ни думал Дмитрий Шухов, а на «Юпитер» наемники попасть обязаны. Даже если придется идти по трупам.

— Ну и что мне с тобой делать? — вздохнул призрак, неожиданно улыбнулся и громко потребовал: — Капрал, дорогой, ухо из коридора убери, простудишь. Слышь, золотая рота, дайте землякам спокойно за жизнь перетереть. Отбой, архаровцы.

Позади Мартина раздался виноватый скрип дверных петель.

«Юпитер»

— Мартин, ты меня извини, но это чистой воды безумие, — мрачно сказал Капрал, разглядывая чуть подрагивающую радужную полупрозрачную сферу, угнездившуюся на бетонном полу.

Командир собрал свидетелей ночного визита в подвале, в той самой кладовой, где раньше была «жарка». Выброс заменил одну аномалию другой.

— Шухов пришел и ушел через «телепорт», — пожал плечами Мартин.

— Ты хоть сам понял, что сейчас сказал? — Ангел постарался придать своему голосу как можно более мягкую интонацию. — Черный Сталкер — часть Зоны, а мы всего лишь люди. Откуда нам знать, что на другой стороне. Может, туда «жарку» выбросило, или приземлимся прямиком на Луну.

— У тебя есть реальный альтернативный план, как пробиться на «Юпитер»? — в лоб спросил его Мартин. — Я готов выслушать. Только учти, Кот, Джузи и человек «Пельцер-Гальбах» уже ждут нас в Припяти на базе «Монолита». Кто будет прикрывать их и обеспечит вывоз товара, если мы все поляжем под Госпиталем или на Янове?

Еще вчера Дайс был уверен, два наемника-ветерана, которых он видел на сборе в Карловых Варах, отказались от участия в предприятии. Оказалось, нет. Пока «Серые гуси» шумно играли в кошки-мышки с «Псами», Кот с Джузи тихо и без помех вели в Припять коммерсанта. В Зону они проникли со стороны белорусского кордона — Мартин задействовал старые связи. Утром через спутник пришло подтверждение: мужики благополучно добрались до цели.

Капрал ожесточенно поскреб затылок, повернулся и, ни слова не говоря, вышел за дверь.

— Куда это он? — озадачился Дайс.

Мартин пожал плечами.

— За вороной, — догадался Ангел.

Наемник притащил птицу. Держа пленницу так, чтоб та не могла долбануть клювом, он направился к Дайсу и спросил:

— Леска есть?

Само собой, иначе как растяжки ставить. Дайс отмерил метра три и посмотрел на Капрала.

— Добавь еще, — сказал тот.

Один конец петлей закрепили на запястье человека, другой привязали к птичьей лапе.

— Брате, подальше вставай, — посоветовал Ангел. — Забрызгает, вонять будешь.

— Поучи.

Капрал примерился и подкинул ворону вперед. Та хлопнула крыльями, по инерции влетела в пузырь и исчезла. Леска натянулась струной, визуально обрываясь на границе аномалии. Наемник подсек и выдернул отчаянно каркающую птицу назад в подвал.

— Опыт с животным прошел удачно. Перейдем к экспериментам на людях, — предложил он. — Коллега Дайс, будьте любезны, приготовьте добровольца Ангела к контрольному забросу.

— Эй-эй! — возопил пациент. — А ну, убрали от меня ручонки.

— Обойдемся без промежуточных тестов. Принимаем в эксплуатацию, — вынес вердикт Мартин. — Полчаса на сборы и выступаем.

В коридоре Капрал дождался, пока командир отойдет подальше, и негромко потребовал:

— Мужики, пришлите по десятке.

— Мы не забивались, — встрепенулся Дайс. — За что платить-то?

— За ноу-хау. На пенсии аттракционы в Зоне показывать будете.

В назначенное командиром время наемники собрались у «телепорта».

— Стартуем, мужики. Цепочкой по одному. Оружие держать наготове. От точки высадки не отходить. Занять круговую оборону. Внимание! Первый пошел!

При Союзе, который — нерушимый республик свободных, на военные объекты сил и средств не жалели. Строили с размахом и фантазией. Стоит, к примеру, посередь Среднерусской возвышенности обыкновенная березовая роща средних размеров, птички там, ежики-зайчики всякие, и вдруг тревога, раз, и вся эта красота в сторону отъехала, а вместо нее неслабый аргумент борьбы за мир во всем мире высунулся. Да что там роща, по всей стране настроили секретных подземных городов с автономным жизнеобеспечением, включая выработку растительных и белковых продуктов.

Основные цеха завода «Юпитер» — типичного «почтового ящика» времен СССР — располагались на поверхности, хотя и тут подземелий хватало. Ходили слухи, на территории завода находился подземный путепровод, по которому подвозили сырье и вывозили готовую продукцию. Изучая доклад майора Дегтярева, Мартин нашел карту и описание похода группы сталкеров в Припять по заброшенному транспортному тоннелю. Вернувшись на Большую землю, Дегтярев получил повышение по службе и в Зоне больше не появлялся. Другие участники того отчаянного предприятия или отошли от дел, или погибли, возможно, не без помощи СБУ. Позднее все, кто пытался повторить подвиг майора, либо исчезали, либо возвращались несолоно хлебавши. На путепровод махнули рукой и отнесли его к разряду мифов Зоны. Мартин положил доклад Дегтярева в основу своего плана.

«Телепорт» высадил наемников на равнинной местности в точке, именуемой «Вертолетная площадка». Согласно данным Дегтярева, летное поле было заминировано, и Мартин дал себе обещание при следующей встрече с Димой Шуховым — если доведется — высказать земляку все, что он думает о его манере шутить: «Лягушек не боишься? Их там тьма под ногами». Хотя должен был и сам сообразить, настоящие лягвы в Зоне давным-давно повывелись.