Найти себя, стр. 55

Безусловно, дамы были не одни. Почти всех сопровождали мужчины. Причем многие из них были не братья или дядюшки этих дам, выводившие их в свет на Императорский Бал. Зачастую в каретах сидели пылкие молодые юноши, которые, естественно, не могли отпустить прекрасных дам одних в столь опасную дорогу. Хотя это было и не очень прилично, оставлять наедине молодых девиц и юношей, об этом не слишком думали. Дамы, действительно, были напуганы, и до кокетства дело не доходило. Особенно по-началу.

Так что, прибыв к месту стоянки своих воинов, оставшихся за городскими стенами, граф Зануил понял, что его передвижной отряд разросся в несколько раз и растянулся как минимум шагов на двести.

— Ваше Сиятельство, надеюсь, что наши беды кончились сегодня ночью, — обратился барон Густас к графу Зануилу. — До столицы рукой подать. Дорога хорошая, еще засветло доедем.

— Надеюсь, — ответил граф. — Медведь, ты у нас быстрый, обойди всех наших новых друзей. Спроси, все ли готовы? Через минут десять выдвигаемся.

Медведь ушел выполнять приказание, а барон Густас вопросительно посмотрел на графа. Было понятно. Что граф зачем-то отослал своего телохранителя подальше, видимо, что-то хотел сказать. Послать на обход карет можно было кого-нибудь из воинов.

— Барон, ты знаешь, леди Катарина считает, что Огненный Медведь оборотень.

— Оборотней не бывает!

— Я это знаю. Но я вот что подумал… Почему это раньше не приходило мне в голову? А что если наш Медведь — истинный жрец Богини Жизни?!

— А почему…, - начал было барон, но замолчал.

— Вот, и я тоже задумался, — продолжал граф. — Что мы знаем об истинных жрецах Богини Жизни? Только то, что она их создает сама. Это не люди. Это неизвестно кто. Но на людей похожи. И для чего их создает Богиня, мы не знаем. За всю новую историю люди видели только одного истинного жреца, да и то случайно. У него глаза, как у змеи.

— Да, Ваше Сиятельство, я знаю эту давнишнюю историю. Его еще хотели убить, приняв за неизвестное чудовище, хорошо, сразу не сумели — тот был очень силен и быстр. А потом явилась сама Богиня Жизни и велела не трогать ее Истинного Жреца.

— Так вот, а что если таких жрецов несколько? И все разные? Вот у Медведя действительно бывают очень странные глаза. Не очень-то на человеческие похожи. Прям огнем горят. Причем не всегда, а когда он как бы ни в себе, или когда разъярен либо сильно взволнован. Мы всё думаем, что это отблеск ламп, или солнца. А если нет?

— Ваше Сиятельство, любите Вы загадки задавать… А как же Брунил?

— А что Брунил? Если Медведь Истинный Жрец Богини Жизни, то нет ничего удивительного, что наш адепт ничего про него не смог узнать. Богиня без труда может показать любой нужный для нее результат при обращении к ней.

— Об этом я не подумал… Но нет, мы, по-моему, всё слишком усложняем и ищем какие-то страшные тайны. Но даже если Медведь — Истинный Жрец Богини Жизни, он за нас. И не раз уже доказал это.

— Нет, — через некоторое время продолжил барон Густас. — Я всё-таки больше склоняюсь к тому, что Огненный Медведь как-то связан с Волками Смерти. Какой-нибудь Повелитель Зверей или, может быть, не всех зверей, а волков…, да и собак… Вон как к нему Зверь относился. А Волки Смерти — это что-то от Старых Богов. Истинный Жрец Новых Богов не стал бы общаться с Волками Смерти, да и они с ним. Скорее, они просто перебили бы друг друга.

Глава 9

Богине Жизни Удине очень понравились жертвоприношения. Вернее, результат от них. Что там происходило на жертвенном алтаре со смертными, ее мало интересовало. Главное, что после принесения жертв сила вливалась в нее мощным потоком. Это вам не обычное обращение к Богине Жизни! Судя по ощущениям Удины, одно жертвоприношение по своим последствиям для нее заменяет примерно сотню ритуалов обращения.

Это было очень хорошо. Хотя ей хотелось бы еще большего. Причем дело было не просто в ее хотении. Кристалл Силы требовал постоянного пополнения энергией, причем создавалось впечатление, что чем больше энергии в него вкачивалось, тем быстрее возникала необходимость заполнить его до конца и «подключить» к Звезде Сатара. Иначе, и в этом ее уверенность постоянно возрастала, он по какой-то причине не сможет удержать скопившуюся в нем Силу и, взорвавшись, просто выплеснет ее во все стороны, принеся ужасные разрушения. И неизвестно, выживут ли при этом Боги.

Что-то этот Кристалл вместо избавления Богов от нехватки Силы становился для них ловушкой.

Впрочем, выход был, и он довольно очевидный — увеличить количество обращений к Богине Жизни или количество жертвоприношений в честь нее.

Безусловно, что жертвоприношения решали возникшую проблему гораздо эффективней.

Конечно, Империя Дан не будет за просто так увеличивать количество жертв, приносимых ради Богини Жизни. Всё-таки в жертву приносились поданные самой Империи, хотя, наверняка, не лучшие ее представители. А может быть, Богиня не вдавалась в детали, и наоборот. Что если на роль жертв подходили только, например, молодые красивые девушки и юноши? И вообще, вряд ли подданные Империи Дан будут в восторге, если они узнают, а это рано или поздно обязательно произойдет, что некоторых из них приносят в жертву Богам. Причем количество таких жертв всё время возрастает. Верховная власть в Империи Дан из-за этого недовольства подданных может и пошатнуться. И как следствие — снизится количество приносимых жертв.

Поэтому Богине Жизни нужно было помочь Империи Дан найти новых претендентов на роль жертв. Но поблизости от Империи Дан не было никакого другого государства помимо Империи Новых Богов.

Великий Лик почему-то благоволил Империи Новых Богов, поэтому прямая открытая помощь со стороны Удины Империи Дан в случае возникновения войны была бы неуместна. Тем более что Империя Новых Богов в ближайшее время должна была приступить к завоеванию Берега Моря Слёз. Но поддержать Империю Дан следовало.

Удина призвала своего Истинного Жреца — змееглазого Нагала. Нагал был первым существом, созданным Удиной при прибытии в Мир Сатара. Причем другие Боги поначалу об этом не знали.

Хотя Удина и была Богиней Жизни, и поэтому в принципе могла создавать любые существа, дело происходило не в их старом мире — Одэле. Богине требовалось изучить местную жизнь, чтобы разобраться, как ей нужно действовать.

На создание Нагала ушло некоторое количество плоти самой Богини, именно поэтому он был так силен. По сути, Нагал являлся полубогом, причем первым полубогом в Мире Сатара. Если Великий Лик думал, что это он стал зачинателем пополнения этого мира фактически новой расой — полубогами, то он ошибался.

Создание Нагала было весьма болезненным процессом, поэтому никаких других подобных существ Удина больше не создала.

Нагал занимался в основном тем, что приносил из Нижнего Мира своей Богине разных представителей Мира Сатара: и животных, и растения, и людей. Удина обладала способностью вникнуть в саму суть этих живых организмов, понять их, так сказать, устройство, механизм возникновения, жизни и смерти. Все эти знания Удина использовала потом для создания других, по сути новых, существ.

Так, изучая принесенную Нагалом человеческую женщину, Богиня Жизни к своему удивлению поняла, что сможет использовать местных разумных смертных для пополнения своей Силы. Это было восхитительно! Теперь для Удины раскрывались огромные возможности! Иногда как будто со стороны к ней приходили сокровенные знания, например, как создавать новых существ-монстров. Таким же образом к ней пришло знание о возможности создания Кристалла Силы.

Богиня Жизни тихо радовалась. Она постепенно сравнивалась в своём могуществе с Великим Ликом. Правда, она не собиралась начинать с ним войну за главенство среди Богов, это ей было не нужно. Но мысли о том, что от нее во многом зависит сама жизнь Богов в этот новом мире, наполняли ее каким-то особенным чувством, которому она никак не могла дать четкое описание. Это была и гордость, и радость, но с другой стороны, некоторое ощущение обиды, что Великий Лик не провозгласил ее равной себе и не стал устанавливать в Мире Сатара культ двух равносильных Богов — его самого и его жены.