Найти себя, стр. 25

А так, сильные государства, как правило, не соглашались на поединки, так как не хотели всё ставить на одного человека, даже великого воина. Мало ли что могло случиться? Ведь проиграть можно и случайно. Зато государства, которые не были уверены в своей военной силе и которые в любом случае проиграли бы крупную войну, очень часто шли на это. Они надеялись, что их герой так силен, что победит любого, кого бы ни выставила Империя Новых Богов.

Полубоги были секретом Новых Богов и секретом Империи. О них не знали простые люди. Но были хорошо осведомлен Император и ближайшие его соратники.

Когда выяснялось, что захватить другое государство можно было с помощью единственного поединка, Великий Лик присылал Императору воина-полубога. И полубог, естественно, выигрывал в любом поединке. Еще не было случая, чтобы полубог проиграл простому смертному.

Но были случаи, когда воин Империи Новых Богов проигрывал. Это всё была хитрость Великого Лика. Если бы воины Империи всегда побеждали, то никто бы не соглашался на поединки. Поэтому, время от времени, в поединке со стороны Империи Новых Богов выступал обычный смертный. Он мог выиграть свой бой, но мог и проиграть. Если проигрывал, то по обычаю, который Великий Лик не позволял нарушать ради экономии человеческой крови, очередной поединок или война могли состояться не ранее чем через год после предыдущего. А уж в следующий раз в дело, как правило, вступал полубог. Иногда по просьбе Императора и второй поединок проводил смертный. Все Императоры были гордыми людьми и не очень любили такую, явно нечестную, помощь Богов. Но если уж и на этот раз Империя проигрывала, третьим воином всегда был полубог.

Поэтому, если бы в Мире Сатара узнали о том, что со стороны Империи в поединках выступают полубоги, то никаких поединков больше бы не было, и всё решать нужно было бы только войной.

Звёздноликая Удола — Богиня Красоты покровительствовала в Мире Сатара браку и различным искусствам.

В небольших Храмах, созданных в честь Удолы по всему Миру Сатара, именем Звездноликой Удолы скрепляли союз между мужчинами и женщинами, желающими вступить в брак. Прекрасной Богине посвящали свои стихи и поэмы поэты. В честь ее в театрах ставили спектакли и пьесы, творили художники и скульпторы.

Любой юноша и любая девушка, да и вообще любой смертный мог обратиться к Богине Красоты, чтобы она помогла ему добиться любви своего избранника или избранницы. Но для этого нужно было создать нечто прекрасное, что понравилось бы самой Богине. Эта могла быть нарисованная картина, написанное стихотворение или любовный роман, театральная пьеса или что-то иное.

Если Богине нравились творения людей, то она поощряла их простым, но очень действенным и, главное, желанным для людей способом. Удола могла так одним штришком изменить внешность человека, например, поставив ему на лицо или, наоборот, удалить родинку, чуть изменить форму носа или разрез глаз, немного подправить губы, подравнять зубы, что тот становился гораздо красивее себя прежнего. Безусловно, к этому стремились многие, особенно влюбленные, которых предмет их любви особо не замечал. Конечно, изменение внешности не гарантировало, что у таких влюбленных всё сбудется, но шансов становилось гораздо больше.

Чего не терпела Богиня, это когда смертные пытались изобразить ее.

Удола была очень капризна и самовлюбленна. Если ей не нравилось ее изображение, созданное человеком, то того ждала смерть. А на деле, еще не было ни одного случая, когда кто-нибудь после изображения Богини Красоты остался живым. Звёздноликая Удола считала, что даже Боги и те, вряд ли смогут правильно отразить ее совершенство, а тем более смертные. Однако попытки изобразить Богиню Красоты всё время повторялись. Существовало поверье, неизвестно, правда, откуда оно взялось, поскольку сама Богиня никогда такого не говорила, что если Удола останется довольна, то она обязательно выполнит любое желание. А что нужно было людям от Богини Красоты, которая покровительствовала браку, а тем более тем, кто страдает от несчастной любви? Правильно, добиться предмета своей страсти! А так как любовь, а тем более неразделенная, похожа на сумасшествие, то разве может остановить сумасшедшего вероятность того, что он умрет? Ведь у смерти в данном случае есть альтернатива — добиться самого желаемого!

Великий Лик подарил Звездноликой Удоле двух гаргулов, которые служили только ей и выполняли все пожелания Богини. К виновному в осквернении Богини, а так Удола называла случаи, когда ей не нравились изображавшие ее творения смертных, то есть по факту всегда, когда кто-то пытался ее изобразить, направлялся один из гаргул, который раздирал несчастного на части. Так как Удола была Высшей Богиней, то она могла без труда создать портал перехода из Верхнего Мира в Нижний и обратно. Она создавала портал в той местности, где проживал очередной сумасшедший влюбленный (как в Мире Сатара называли таких бедолаг), и его участь была решена.

«Да, Удола всё-таки жестока, впрочем, как и все мы, Новые Боги, вернее, наши Высшие, — подумал Остриб. — Как я забыл про ее характер и не предупредил сына?»

Острибу надоело сидеть на одном месте на скалах, и он по ставшей уже привычке взмыл на летевшее наверху облако, где опять пустился в воспоминания.

Глава 4

Караван Голоса проходил сквозь широко раскрытые ворота Благода.

Медведь шагал рядом с повозкой, на которой ехал Голос, и с интересом рассматривал открывающуюся перед ним картину.

— Ну, что, узнаешь чего-нибудь? — спросил Голос.

— Нет, ничего знакомого… Может, конечно, я здесь и был, но…

Сквозь открытые ворота были видны маленькие аккуратные одно- и двухэтажные бревенчатые домики. Где-то в глубине поселения можно было рассмотреть несколько каменных строений, наверное, в них жили самые богатые или важные жители Благода.

Вдруг, где-то не очень далеко, раздался отрывистый звук, похожий на звук лопнувшей огромной струны виолы.

Голос вздрогнул.

— Неужели опять? — вырвалось у него.

— Что опять? — непонимающе спросил Медведь.

В это время что-то черное, стремительно быстрое, хищно вытянутое вперед, проскользнуло над невысокой стеной, ограждающей Благод, и исчезло впереди, среди тесно стоящих домов.

— Аааа…! — через некоторое время раздался громкий, преисполненный ужаса крик, который тут же оборвался.

— Что это было? — переспросил Медведь.

— Это в гости к очередному сумасшедшему явился гаргул, — ответил Голос.

— Гаргул?

— Да, гаргул, посланец Звездноликой Удолы. Я говорил, что от нее бывают трупы. Это несчастные глупцы с неразделенной любовью пытаются вымолить ее у Богини. Говорят, что если Звездноликой понравится ее изображение — портрет, скульптура или как там еще можно ее изобразить, то она выполнит любое пожелание обратившегося к ней. Вот они и рисуют, да лепят Звездноликую. Но я что-то не слышал ни об одном случае, когда кому-нибудь удалось угодить Богине. Ну, а когда у нас Богам что-то не нравиться, исход почти всегда один — смерть.

— И гаргул убивает таких людей?

— Да, его за этим Богиня и посылает.

— Нет, я всё больше удивляюсь вашим богам. Зачем тут-то требуется кого-нибудь убивать?

— Я тебе уже говорил, перестань называть Богов «вашими Богами»! Только не здесь, не в нашей Империи Новых Богов! Я, конечно, понимаю, что ты ничего и никого не помнишь, даже Богов. Может ты, даже, и вообще в Новых Богов и раньше не верил. Хотя, если родился в Империи, этого быть не должно. Но не дай Великий Лик, чтобы тебя услышали его жрецы. Ведь пропадешь ни за что! Мне же тебя жалко, ты нам очень помог, — сказал Голос.

— А насчет убийств, — продолжил он, — думаю, всё правильно. Не нужно просить у Богов невозможного. Разве настоящую любовь можно вымолить у Богов? Человек должен добиваться ее сам. Ну, а если уж не получается, значит, такова судьба. Тем более что у предмета твоей безответной любви может быть как раз всё хорошо на этом поприще. Из того, что ты кого-то любишь, а он или она тебя нет, совершенно не следует, что он или она не любит кого-то другого. А там любовь может быть и взаимной. Что же, Богине в таком случае нужно разрушать одну любовь, уже свершившуюся, а другую создавать?