Повод для встреч, стр. 3

— Сколько голов ты собираешься выращивать?

— В общем-то, это не твоя забота, — буркнул он. — Пожалуй, начну с пятисот.

— Не думаю, что твоих полей хватит на прокорм. Они выглядят не лучше этого. Блэкхок явно переусердствовал со своими экспериментами, — сказала Шеннон, тут же пожалев о сорвавшихся с языка словах. Девушка набрала воздух в легкие, вскинула подбородок и встретилась взглядом с Люком. Тот внимательно смотрел на нее. — С тех пор прошло много лет, но трава так и не выросла снова. Никто не пасется на этом поле, даже олени и лоси обходят его стороной. Потребуется серьезное вмешательство, прежде чем здесь снова зазеленеет трава.

— Справлюсь самостоятельно, — заявил Люк упрямо. — Я же сказал, что не приму вашей помощи. Какой смысл владеть и управлять ранчо, если решения будут принимать другие?

Его тон развеял по ветру все ее благие намерения.

— Ты неисправимый упрямец! Только взгляни на это. — Шеннон резко наклонилась, чтобы сорвать пучок высохшей травы, но в глазах у нее вдруг потемнело, она согнулась в три погибели и упала, уткнувшись носом ему в ботинки.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Впервые в жизни встречаю женщину, которая силится преподать мне урок по сельскому хозяйству. Впервые в жизни прекрасная леди падает к моим ногам. Что ж, все когда-то случается впервые. Если так у вас встречают всех приезжих, то столь низкий прирост населения представляется мне неразрешимой загадкой.

Шеннон едва различала голос Люка. Здесь явно что-то не так, ведь он где-то совсем рядом! О Боже, ее голова покоится у него на груди и он несет ее на руках! Ее, далеко не миниатюрную женщину, он подхватил словно невесомое перышко.

Как ни странно, Шеннон было необычайно уютно на груди этого парня. И вместо железных тисков девушка ощущала защиту и тепло. Поддавшись безумным фантазиям, она вообразила, будто он несет ее к себе в дом. Сумасшедшая мысль! Но до тех пор, пока рассудок ее дремлет, можно позволить себе расслабиться и немного помечтать.

Как хорошо от него пахнет, легкомысленно размышляла Шеннон. Запах настоящего мужчины. Странно, что она еще способна об этом думать. Вообще-то ей лучше держаться подальше от прямых солнечных лучей. И все же, как бы там ни было, этот мужчина, похоже, оказывает на нее благотворное влияние.

Словно прочитав ее мысли. Люк отнес девушку в прохладное место. Шеннон приоткрыла глаза и с удивлением обнаружила, что они находятся в придорожной сторожке. Уютное маленькое гнездышко, сооруженное из бруса, достаточно крепкое и очень симпатичное. Дровяная печь в углу, два окна друг напротив друга. Две кровати с матрасами.

— Тебе лучше прилечь, — сказал Люк, бережно опуская девушку на кровать.

Не успела Шеннон открыть рот, как он развернулся и вышел. Интересно, куда это он испарился? — размышляла она, разглядывая потолок. Немного погодя Люк вернулся.

Шеннон протянула руку, но Люк остановил ее взглядом и опустился возле девушки.

— Я помогу, — сказал он, одной рукой осторожно придерживая ее в сидячем положении, а другой прикладывая флягу к губам.

Его бережное, предупредительное отношение неожиданно наполнило девушку нежностью. Странное дело, думала она. Этакий неотесанный мужлан с жесткой, как медвежий капкан, челюстью и мрачным взором — и столько душевного тепла. Шеннон отпила глоток и смущенно подняла глаза.

Люк недовольно сдвинул брови.

— Выпей еще, — строго приказал он. — И в следующий раз, если знаешь, что плохо себя чувствуешь, бери с собой воду.

— У меня есть… там, в машине, — пролепетала Шеннон, послушно отхлебывая из плотно прижатой к губам фляги.

Ворчливо пробурчав что-то себе под нос, Люк все же удержался от расспросов. Терпеливо дождавшись, когда она закончит пить, он снова опустил ее на кровать. Затем извлек из кармана чистый носовой платок и, обильно спрыснув его водой, начал промокать ей лицо.

Постепенно он добрался до пуговичек на блузке.

Шеннон резко взметнула руку.

— Не надо, — вскрикнула она, — это уже лишнее…

Люк удивленно вскинул свои густые брови. — Тебе нечего опасаться. Женщины, теряющие сознание у моих ног, меня не заводят.

— А откуда ты знаешь? — вылетело у Шеннон. — Ты же говорил, что это с тобой впервые. — В ту же минуту краска бросилась ей в лицо. Ах, если бы она могла забрать свои слова назад!

Смешливая искорка промелькнула в его необычных, цвета светлой карамели глазах.

— Я что, похож на контуженого?

Так или иначе, блузка наполовину расстегнута, констатировала девушка. И он уже промокает ей шею и грудь. Ему-то, может, и все равно, а вот каково ей?

Сердце у Шеннон забилось быстрее от его легкого прикосновения. Он наверняка уже заметил пульсацию на ее горле, подумала она, чувствуя, как возбужденно вздымается ее пылающая жаром грудь. Удивительно, почему от ее раскаленного тела еще не идет пар. Такого она от себя не ожидала.

— Спасибо, — заикаясь, пролепетала Шеннон, отстраняясь. — Мне уже намного лучше. — При этом ее порочное тело нашептывало совсем другое.

Люк понимающе кивнул и встал. Проследив за тем, как ее дрожащие пальчики застегивали блузку, он подошел к деревянному столику в другом конце комнаты, кинул на него мокрый платок и взял стул. Подтащив его поближе к ее кровати и развернув, Люк уселся на него верхом, облокотившись на спинку. Его пристальный взгляд вызвал у Шеннон трепетную дрожь.

Девушка стыдливо отвела глаза. Больше всего на свете ей хотелось встать и уйти. Но, как назло, с каждой новой попыткой поднять голову глаза застилал туман. Ужасно чувствовать себя беспомощной, особенно с ним.

— Ты беременна? — неожиданно спросил он.

Шеннон испуганно вскинула глаза и, поймав его циничный взгляд, выпалила:

— Разумеется, нет. Я даже не замужем!

Из его груди вырвался скрипучий смешок.

— Помилуйте, мисс Келлер. Мы оба уже не дети и знаем, как они делаются.

— Я не беременна, — спокойно повторила она. — У меня воспаление среднего уха. Сейчас я чувствую себя лучше, но…

— Но тебе следовало отлежаться в постели до полного выздоровления.

Его агрессивный тон удивил Шеннон. В конце концов, кто просил его помогать?

— Я должна была выйти на работу. Мой босс…

Да, старина Вилли в своем репертуаре. Он вызвал ее сегодня, чтобы она обработала этого мужчину. Вилли верен своему принципу: зачем напрягаться самому, когда это могут сделать другие?

Однако Люку об этом знать совсем не обязательно. К чему загружать его своими проблемами?

— Твой босс заставил тебя выйти на работу? Но почему ты не сумела за себя постоять? — изумился Люк, раздраженно повышая голос. — Судя по тому, как ты ведешь себя со мной, ты умеешь заявить о своих правах.

— Но я не тебе сдаю квартальные отчеты, — грустно констатировала она. — И не от тебя зависит повышение моей зарплаты.

— Может, тебе стоит обратиться к тому, от кого зависит твой босс? — посоветовал Люк.

— Боюсь, что так, — вяло согласилась Шеннон. Лучше бы ей промолчать, но слово не воробей… Сегодня с ней творится что-то неладное. Одна ошибка за другой. Люк прав. Надо было отлежаться в постели. Но раз уж она очутилась здесь, надо идти до конца. — Мистер Фаради, — произнесла она, стараясь придать весомость своему ослабевшему голосу, — я очень признательна за оказанную мне помощь.

Сделав над собой усилие, девушка села и свесила ноги. Слава Богу, ей стало лучше. Немного дрожит рука, но это пустяки, подумала она, убирая с лица выбившуюся прядь. Приведя свои чувства в порядок, Шеннон подняла глаза.

— Но может, вернемся к нашим баранам?

— Нет. Тема закрыта, — лаконично ответил он, возвращая стул на место. — И если тебе действительно лучше — пойдем, я провожу тебя к машине, тебе пора возвращаться.

— Но, мистер Фаради, вы не можете вот так взять и отказаться от нашей помощи! — изумленно воскликнула она.

— Еще как могу. Разве ты не слышала? Мы живем в свободной стране. Это мое ранчо, и я сам себе хозяин. — Несмотря на категоричный тон, он бросился к ней, заметив, что она пошатнулась. Взял ее за руку и помог добраться до двери, прихватив по пути флягу и платок.