Повод для встреч, стр. 17

— Ошибаешься, — негодующе бросила она, пытаясь вырваться.

Но его огромные, теплые руки крепко удерживали ее за плечи.

— Вряд ли, — грозно прохрипел он. — По крайней мере, ты считаешь, что разгадала меня. И знаешь, что мне нужно.

— Нет! — выкрикнула Шеннон в отчаянии. У нее перехватило горло от страха, возбуждения, а впрочем, она и сама не понимала, что с ней происходит.

Люк притянул ее к себе. Девушка уперлась руками в его стальную грудь. Ее растопыренные пальцы ощущали игру его напряженных мускулов. Она хотела бежать, но какая-то неведомая сила удерживала ее на месте.

— Зачем тебе все это, Шеннон? — прошептал, он. — Зачем днями и ночами напролет ты гадаешь, что для меня лучше?

— Это не так, не так! — пролепетала Шеннон, стиснутая железными тисками его рук. Она пыталась высвободиться, но он притянул ее еще ближе.

— А я думаю, так, Шеннон. — Он опустил голову и, коснувшись носом ее выбившегося завитка, лизнул ее мочку.

— Нет, — выдохнула девушка, борясь со всепоглощающей волной внезапно нахлынувшего желания.

— Я много думал о тебе, девочка. И ничего лучшего для тебя придумать не смог.

Шеннон поняла его намерения. Надо помешать ему, потребовать убрать руки, уехать домой! Но вместо этого девушка повернула голову и, отыскав его губы, прильнула к ним.

Люк благодарно застонал. Прижав девушку к своей груди, он завладел ее губами. Он увлекал ее в такую бездну, о существовании которой Шеннон даже не подозревала. Полностью отдавшись во власть его упоительно жарких губ, Шеннон вспомнила их первый поцелуй. Они были настолько возбуждены, что чуть не предались любви прямо на заднем сиденье пикапа, не удосужившись закрыть дверцу.

Перестав сопротивляться, Шеннон обвила его шею руками, жадно теребя волосы. Люк слегка приподнял девушку. Тщетно поискав опору для ног, Шеннон встала на носки его ботинок.

Шаткое, неустойчивое положение нисколько не мешало ей раствориться в поцелуе. Она перешагнула запретную грань, предоставив ему решать, что лучше для нее.

И вдруг ее осенило. Люк просто пытался доказать ей, что он — хозяин положения. Что ей никогда не удастся подчинить его своей воле, что он примет ее помощь и даже попросит о ней, но только когда сам этого захочет. Так же нечестно! — взбунтовалась Шеннон, отрываясь от него. Наконец-то она протрезвела. Высвободившись из кольца сомкнутых рук Люка, девушка отстранилась.

Люк попытался ее вернуть. Но, увидев застывшее в ее глазах отчаяние и распухшие губы, стыдливо прикрытые ладошкой, отступил. Промелькнувшее в его глазах сожаление быстро исчезло.

— Нет, — сказала Шеннон дрогнувшим голосом. — Для нас это не лучший вариант. Мы лишь усложним ситуацию…

— Ты права, — перебил он, уступая ей дорогу. — Тебе лучше уйти.

Ничего не видя перед собой, девушка промчалась мимо него, выбежала из дома и кинулась к своей машине. Нет, она в него совсем не влюблена! Слезы застилали глаза. Как он посмел усомниться в ее бескорыстии? Она так готовилась к сегодняшней встрече, с горечью вспоминала девушка.

И это несмотря на то, что она для него сделала. Как же низко он о ней думает. Как можно любить такого человека?

Медленно развернувшись, она выехала на дорогу. Проезжая мимо дома, увидела его силуэт. Он стоял в дверях и смотрел ей вслед. Но Шеннон отвернулась.

Он ей безразличен. Безразличен. Откуда же тогда это чувство утраты? Словно там, за этими стенами, осталась частичка ее сердца.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Люк не звонил. Значит, у него все в порядке, решила девушка. Впрочем, потрясение от их последней встречи было настолько велико, что видеть Люка Шеннон не хотела. Однако продолжала справляться о Коди. Тетя Катрин исправно держала Шеннон в курсе событий. Мальчик прекрасно себя чувствует, колики почти не беспокоят его. К тому же родители малыша вернутся со дня на день.

На протяжении всей следующей недели Шеннон была выше головы загружена работой. Вилли свирепствовал, кажется, он решил свалить на нее все, что только можно. Впрочем, ей было все равно, главное — не думать о Люке.

Шеннон сидела в своем кабинете, перебирая бумаги. Последнее время она старалась не выезжать на поля. Но поскольку это являлось частью ее работы, не могла совсем отказаться от выездов. Увидев Вилли, без стука появившегося в кабинете, девушка вздрогнула.

Недовольная гримаса исказила ее лицо, но она тут же натянула на него приветливо-учтивую улыбку.

— О, Вилли, прости, я так заработалась, что не услышала, как ты стучал.

Рот Вилли растянулся в улыбке. Противный подхалим, подумала Шеннон, не в силах сдержать отвращение.

— Ничего страшного. Я лишь принес твою почту.

Странно, обычно этим занимается секретарь, удивленно подумала Шеннон.

— А где Линда, она заболела? — Шеннон протянула руку за конвертами, их взгляды встретились, и его улыбка встревожила девушку.

— Нет, но я сказал, что отнесу сам, — произнес Вилли, наконец выпустив письма из рук. — К тому же я хотел с тобой поговорить. — Нехорошие предчувствия усилились, когда он притворил за собой дверь.

Шеннон встала. Обычно он вызывал ее в офис, сам же заходил к ней крайне редко.

— И о чем ты хотел со мной поговорить? — спросила она, не скрывая неприязни.

— Например, о результатах проделанной тобой работы.

— Чем они тебя не устраивают? — моментально вспыхнула она, указывая на только что завершенный отчет.

— Не забывай, мы должны совершенствоваться, — злобно прищурившись, заявил он. Особенно ты, подумала Шеннон про себя.

— В любом случае я хотел бы обсудить это с тобой.

— А разве мы не обсуждаем? Впрочем, ты так и не высказал своих претензий. — Шеннон приняла агрессивную позу, уперев руки в бока. Ей пришло в голову, что, если он сейчас же не перейдет к делу, она возьмет его за шкирку и вышвырнет вон. Представив вылетающего из офиса Вилли, Шеннон развеселилась.

— Я хотел сказать, мы могли бы обсудить это на нейтральной территории, например пойти куда-нибудь выпить.

Шеннон недоуменно уставилась на босса.

Она не ослышалась, он приглашает ее на свидание! Конечно, то, что он погуливает с тех пор, как от него ушла жена, не было для нее новостью. Но что он имел виды на нее, никогда не приходило ей в голову. Они же не выносили друг друга! Хотя, надо сказать, со времени ухода жены отношение босса к ней в корне изменилось. Неприязнь, которую он испытывал к Шеннон, превратилась в навязчивую идею. Он попросту стал ее преследовать.

— Не думаю, что мысль удачная, — устало ответила она. — Мы должны сохранять дистанцию… бизнес есть бизнес. Так что, если хочешь мне что-то сказать, говори здесь.

Его глаза метали молнии. Облокотившись руками на стол и слегка подавшись вперед, он вперил в нее взгляд, от которого бедную девушку чуть не вывернуло.

— Кто бы говорил. А как насчет того ковбоя с ранчо Кресент? — окрысился он. — Что-то ты туда зачастила. Не из-за него ли ты мной пренебрегаешь? И чем это он лучше меня?

Всем, яростно подумала Шеннон.

— Да как ты смеешь посягать на мою личную жизнь? Знаешь, чем грозит сексуальное домогательство? — взвилась Шеннон, не в силах больше сдерживаться.

Вилли выпрямился.

— Сначала тебе придется это доказать, не так ли? — Он повернулся к выходу. — Кому поверят, тебе или мне, солнышко? Тебе или мне?

Вызывающе хлопнув дверью, Вилли удалился. Шеннон рухнула в кресло и приложила руку к губам. Безобидные намеки и комментарии, которые ей приходилось слышать раньше, не шли ни в какое сравнение с этим наглым наездом. И кого. Ненавистного Вилли Фроста! Шеннон была в ярости, в голове лихорадочно метались мысли.

Одно она решила для себя точно. Никогда не оставаться с ним наедине. Если он снова попытается закрыться с ней в офисе, она встанет и пойдет к столу Линды. Отныне все вопросы будут решаться только там.

Несколько раз глубоко вздохнув, девушка пришла в себя. Что, интересно, подтолкнуло его к подобной дерзости? Люк? Но у нее с ним ничего не было. Впрочем, Вилли нет до этого никакого дела и она не собирается перед ним оправдываться. Да он все равно ей не поверит. Раздосадованная Шеннон сконцентрировалась на работе. Она постарается так выложиться, чтобы результаты ее работы не ставились под сомнение.