Академик, стр. 56

— Не желаешь посмотреть забавное кино? — со странной улыбкой спросила она, и, не дожидаясь ответа, обзорный экран вместо россыпи звезд показал горящий город.

— Это перехвачено с каналов общественного вещания, — пояснила Джинни. — Раз уж мы здесь, то я присматриваю за всеми конфликтами на планете. Это центральный район Лахора — Пакистан. Гражданские беспорядки. Насколько я поняла, оператор снимает штурм гуманитарной миссии Красного Креста. Там среди сотрудников много твоих соотечественников.

— Они называются русские, — поправил я.

— Много русских, — кивнула, соглашаясь, Джинни. — Пока периметр удерживают полицейские подразделения и некоторое количество миротворцев. Теперь смотри.

Красный кружок выделил точку на горизонте.

— Это транспортный Ми-26. А сопровождают его известные тебе личности…

Я уже и так видел, что вертолет идет в сопровождении тройки «Мизерикордов». Внезапно откуда-то снизу потянулся тонкий дымный след зенитной ракеты. «Мизерикорд» не стал уклоняться а наоборот, вывернул наперехват ракеты. Короткая вспышка и облако грязноватого дыма обозначили место встречи ракеты и системы активной обороны аэрокосмического истребителя.

Не ограничившись уничтожением ракеты, машина отрывисто полыхнула бортом, и в месте, откуда был произведен пуск ракеты, вспыхнул огненный шар. Было еще несколько попыток уничтожить машины на подлете, но «Мизерикорды» отвечали страшными по силе ударами.

Внезапно поле зрения сменило масштаб, и стал виден почти весь город и небо над ним. И в этом небе пологой дугой заходили в атаку две пары «Рапторов».

Я толком не знал ни характеристик этих машин, ни их общего количества. Знал лишь то, что их в общем совсем немного и состоят они на вооружении только одной страны.

Надо сказать, мучились летающие ящерицы недолго. Через пять секунд объективного времени четыре парашюта уже плыли над городом.

— Еще один фрагмент. Это все за последние двое суток.

Экран показал странное нагромождение блоков, парящих на орбите. Надо полагать, МКС.

— У каждого «Мизерикорда» на борту видеокамеры. Таким образом мы можем не только фиксировать его передвижения, но и видеть, чем он занимается.

— А откуда камеры-то? — удивился я.

— Стандартная поставка, — не моргнув глазом сообщила Джинни. — Прикажешь отключить?

— Не надо. — Я махнул рукой. — Потом смонтируем фильм и подарим Президенту. Пусть показывает кому нужно.

Тем временем МКС уже заполнила все поле обзора и были видны обалдевшие лица космонавтов в иллюминаторах.

— МКС, здесь борт-220 ВВС России. Как слышите меня?

Через некоторую паузу со станции осторожно ответили:

— Борт-220. Слышим вас хорошо. Что-то случилось?

— Да я просто так подлетел, ребята. Ничего на Землю передать не надо? Или подбросить с Земли? Мы тут как раз патрулируем сейчас, так что будем иногда видеться.

— Эээ… нет вроде…

— Ну ладно. Если что, ну летающие тарелки или еще чего там, зовите. Или через ЦУП, или напрямую.

Внезапно со стороны станции раздался громкий хохот, и уже совсем другой голос сказал:

— Давай, братишка. Залетай на чаек. Будем рады видеть.

— Договорились.

Судя по резко мелькнувшему изображению, истребитель крутанулся на месте и камнем понесся к Земле.

— Твою так… — с выражением закончил голос, и трансляция стихла.

Я удовлетворенно улыбнулся и покинул рубку.

Глава 33

Несмотря на то что корабль мог добраться до места в течение недели, шли мы почти два месяца. Связано это было с тем, что Джинни хотела максимально подготовить меня к встрече с Т'Онаро — Высшим демоном инферно-области, где томились в ловушке ее подруги.

Я думал, она меня доконает. Десятки тысяч новых плетений, среди которых были и такие, за которые можно было всю оставшуюся жизнь провести в вейроновой «Черной башне». Потом еще тренинг физический, потом бесконечные медитации и решения логических задач. И еще многое другое, и снова по кругу.

А потом… она меня убила.

Произошло это буднично и, я бы даже сказал, пошло. На очередной тренировке из ниоткуда появился некий ствол причудливого вида, и… все. Я не успел ни испугаться, ни что-либо предпринять. Просто умер. А в следующее мгновение из распыленных в пространстве частиц моя боевая аура снова собрала тело в том же виде, что и раньше. Только вот физическая оболочка больше не была носителем разума. Собственно, она осталась лишь оболочкой. Так как все остальные функции, в том числе и носителя разума, перешли к эфирным слоям.

Боли не было. Ощущений субъективно вообще никаких не было. Было только удивление и удивление еще большее.

Я присел рядом с Джинни и тяжело выдохнул. Обсуждать в общем было нечего. Я и так затянул с физическим телом. Так что Джинни решила проблему быстро и окончательно. Но неприятно. Я вообще против, когда меня убивают.

— У нас на сегодня еще что-нибудь? — нейтрально осведомился я.

— Хотела прикончить тебя еще пару раз, — слегка поморщившись, произнесла Джинни. — Больно медленно собираешься. Но думаю, на сегодня с тебя хватит.

— Нам еще долго добираться?

— Да мы уже как с месяц крутимся у точки перехода. — Джинни достала из воздуха сигарету, каким-то очень привычным жестом вынула из кармана зажигалку и прикурила.

— Ну вот. — Я покачал головой. — Дурных привычек уже набралась.

— Отдыхай. — Она встала, поправила одежду и обернулась. — Через десять часов у тебя переход.

С чем и отбыла в неизвестном мне направлении.

Я позанимался еще, потом прогулялся по кораблю и, разнежившись под искусственным солнцем в парке, незаметно для себя уснул. Снились мне почему-то не батальные сцены, а бесконечные цветочные поля.

Джинни я нашел в парадном зале, где принимали главу клана Связующих. Там все было так же, за исключением раскрытого в центре зала окна портала, полыхавшего багровым пламенем.

— Нам туда?

— Не нам, — мягко поправила меня Джинни. — Тебе.

Она помолчала.

— Твой единственный шанс — атаковать первым и с максимальной силой. Дашь слабину хоть на мгновение, и тебя сомнут. Армии в том месте нет. Это своего рода форпост. У тебя будет достаточно времени, чтобы взломать барьер с той стороны.

— А оружие?

— Там не поможет. — Она мягко подошла совсем близко. — Ну, давай.

Я замолчал, обдумывая непрошеную мысль.

— Я который по счету?

— Девятый, — глухо ответила Джинни.

— Они были лучше меня?

— Нет. — Она покачала головой. — Они были… другие.

— Ладно. — Я заглянул в ее глаза и вздохнул. — Постараюсь быть последним.

В течение всего перехода я умирал и собирался раз десять. И ощущения при этом были, прямо скажем, неважные. Видимо, потому что мою эфирную оболочку штормило с недетской силой. В конце концов выплюнуло на полированные каменные плиты с высоты в пару метров перед удивительной красоты дворцом.

Вокруг ни травинки. Только отполированные до зеркального блеска плиты, дворец и дорожка, отмеченная изваяниями неведомых существ. На внешних щитах боевой ауры плескалось столько энергии, что воздух вокруг меня мерцал и переливался всеми цветами радуги. Стараниями Джинни я был готов даже не к бою, а к геноциду.

Поскольку вариантов особенно не было, пошел вперед, внимательно оглядывая и слушая пространство вокруг. Ворота растворились сами собой, пропуская меня в циклопических размеров зал. Перекрученные словно взрывом колонны поддерживали потолок, похожий на внезапно застывшую поверхность моря. Все вокруг было… неправильным. Даже плиты, по которым я шел, были сложены словно кусочки гигантского пазла из неправильной формы фрагментов.

Идти было больше некуда. Собственно, весь дворец представлял собой один зал, из которого были видны даже противоположные двери. Я попробовал создать и зафиксировать в окружающем пространстве основу для ударных заклинаний, но с таким же успехом я мог бы писать на воде. Ничего, кроме пары маячков, это решето не держало. Ну и ладно. Надеюсь, реакция меня не подведет.