Академик, стр. 48

— Арлана была очень перспективной девочкой, — осуждающе проворчал Мессир.

— Тогда ей не следовало убивать трех беззащитных людей, двое из которых дети, — парировал я.

— То есть, — поспешил уточнить мой визави, — вы были готовы умереть, мстя за трех совершенно незнакомых вам людей?

Я молча кивнул в ответ.

— А если против вас будет действовать группа? — не унимался Мессир. — Лучший снайпер, лучший маг и так далее?

— Тут какое дело. — Я помолчал, подбирая слова. — Когда я говорю, что навяжу снайперу бой на короткой дистанции, это не означает, что я настолько плох в этом деле, что не смогу соперничать с профессионалом. Я и сам вполне приличный снайпер. Все дело в комплексном подходе к искусству войны. Психология, технологии, навыки и умения — все поставлено на службу искусству войны. Даже магия, которую я сейчас изучаю, стала важным, но совсем не главным из элементов, обеспечивающих решение тех или иных задач. Главное — это управление этими элементами. Творческая эвристика на основе анализа обстановки. Война для меня — это не череда локальных схваток. Это скорее подход к жизни — к решению проблем. Если возникает проблема, я навязываю ей бой не по ее правилам, а по тем, которые я считаю наилучшими для победы.

— Ну хорошо. — Гость кивнул головой, видимо, соглашаясь с моими доводами. — А если я скажу, что теперь я ваша проблема и вам предстоит сражаться со мной?

— Ну для начала я вам не поверю. — рассмеялся я.

— А для продолжения? — заинтересованно спросил Мессир.

— Для продолжения… — Я широко улыбнулся. — Обратите внимание на место, где стоит ваше кресло. А точнее, чуть ниже.

Гость склонил голову, словно прислушивался.

— Да ничего… — И внезапно осекся, поднял по-детски удивленные, совершенно круглые глаза. — Как… Вы не могли знать это плетение. Да еще так искусно спрятать его… Вы не пожертвуете всей планетной системой, только для того чтобы попытаться меня убить…

Я откровенно усмехнулся.

— Да не собираюсь я никем жертвовать, Мессир. Нет там ничего, кроме примитивной «спирали». Ваша неуверенность в результате разговора и плюс богатое воображение нарисовали вам то, чего нет. Это был чистой воды блеф.

— Эддхор томайано! — Он обхватил голову руками в несколько картинной истерике. — Так дешево купиться! Пожалуй, мне и вправду пора на пенсию…

— Только не надо рвать волосы… — предупредил я его. — Будем считать, что я вам и так поверил.

— Где я прокололся? — Он оторвал лицо от рук и весело посмотрел на меня.

— Горе слишком большое, — охотно пояснил я. — Вам следовало сидеть с непроницаемым лицом и лишь слегка неуверенно поерзать в кресле. Можно сказать, этюд под названием «Давай добавим немного самоуверенности этому молокососу» удался. Может, закончим вводную часть и перейдем к делу?

— Ну к делу, так к делу. — Мессир кивнул головой и, достав из воздуха бокал с чем-то бесцветным, глотнул, затем оставив его висеть в воздухе, откинулся в кресле.

— Полагаю, твои учителя не очень распространялись об иерархии высших существ?

— Полагаю, это было частью общих правил? — ответил я.

— Естественно, — согласился Мессир. — Незачем влиять на свободу выбора неофитов. Но теперь ты уже не неофит, а фактически — старший бог, и тебе стоит кое-что узнать…

— Подождите, — остановил я его. — Дайте сам догадаюсь. Вы хотели сказать, что кроме Отца-Создателя есть Отец-Разрушитель? Единство, так сказать, и борьба противоположностей?

— Хорошо, — кивнул головой Мессир. — Дальше.

— Дальше? — Я задумался. — Беря за примат утверждение главенства Отца-Создателя, можно предположить, что вы не соперники, а скорее две части естественного процесса. Он создает, а вы разрушаете то, что так или иначе не соответствует общему замыслу. Разрушение, воплощенное в личность.

— А почему ты решил, что это именно я?

— Это только предположение, основанное на анализе.

— Гмм. — Мессир задумался. — Может, тогда скажешь, зачем я здесь?

— Предложить работу? — предположил я.

— Почему не просто убить?

Я улыбнулся.

— Ну, кроме того, что это просто пошло, думаю, на действия подобного рода у вас есть некие ограничения.

— Маладэс, — почему-то с грузинским акцентом произнес Разрушитель.

Глава 28

Он ничего не делал. Не махал руками, не шевелил пальцами. Я вообще не заметил всплеска магической энергии. Просто наши кресла оказались на высоте примерно трехсот метров над огромным, до горизонта мегаполисом.

Прямо под нами располагался полукилометровой длины ангар, увенчанный смрадно чадящей трубой. Перед входом в ангар стояла толпа в полторы-две тысячи человек, заходя в неприметную дверцу по одному.

— Плановая эвтаназия стариков, — прокомментировал Мессир. — В этом году порог старости определен в пятьдесят лет. Ресурсов не хватает, и население все время снижается. Решил дать им последний шанс. Планирую метеорный дождь. Заодно частично обновится почва. Выживет около трех процентов населения из восемнадцати миллиардов.

И снова пейзаж сменился.

Теперь под нами был бескрайний лес.

— Тут с экологией все в порядке. Уже, — ответил на невысказанный вопрос Разрушитель. — Но в ходе генных экспериментов погибли почти все люди и животные. Остались лишь растения и небольшая группа людей. Но что-то у них в голове повредилось, и теперь скоростными темпами идет регресс. Они уже охотятся друг на друга из-за еды. Тут мы ничего не планируем делать. Дождемся гибели последнего носителя разума и зачистим пространство.

Произошла еще одна перемена, и снова под нами был город.

По внешнему виду вполне благополучный. Обширные парки, небоскребы и слегка необычного вида транспорт.

— А тут что не так?

— Тут ВСЕ не так, — грустно ответил Мессир. — Накопленного ядерного и прочего оружия столько, что пришлось спешно блокировать все сопряженные пространства, чтобы не допустить глобального инферно-прорыва. Два государства, подмявшие весь мир. Весь прогресс сведен к совершенствованию оружия. Если сейчас я превращу все оружие в песок, они кинутся друг на друга врукопашную.

— Свобода выбора, да? — спросил я зло.

— Не только их, — мягко поправил меня Разрушитель. — Еще и моя свобода. Почему я должен их спасать? Может, я просто не хочу? — Он устало провел рукой по волосам. — Может, сам попробуешь? Отсечешь лишнее, и заживут они лучше прежнего…

— У меня своя клоака. — Я отвернулся. — Сам не знаю, что делать.

— Ну да. Ну да. — Мессир задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику. — А чужие помойки пусть дядя разгребает…

— А служба, которая занимается… Ну, скажем, так, микрохирургией? Тоже в вашем ведении?

— А зачем тебе микро? — хохотнул Разрушитель. — Ты вполне законченный мясник. На тебе даже не десятки — сотни миллионов жизней. Не забыл остров Арлингов, который ты уничтожил?

— Ну есть большая разница между ситуативным убийством и тщательно и качественно спланированным, — возразил я, хотя в душе понимал некую правоту собеседника.

— Не ты ли как-то говорил, что судить надо не по намерениям или течению процесса, а по результату?

— И все же нет. — Я твердо посмотрел в глаза Разрушителя. — Искра, вложенная Создателем, — созидание, творчество и любовь. А вы подсовываете человеку ядерное оружие, наркотики и концлагеря.

— Да никто ничего не подсовывает, — поморщился Мессир. — Ты думаешь, что человек сам не в состоянии всего этого придумать?

— Сам? — Я усмехнулся. — Почему же тогда идея концлагерей на моей планете пришла в голову практически одновременно разным людям, разделенным не только в пространстве, но и совершенно разным по образованию и социальному статусу?

— Значит, идея витала в воздухе, — быстро парировал Мессир.

Я помолчал.

— Знаете, вы бы лучше поискали персонал среди так называемых правоохранительных органов.

— Ну с низовым персоналом я уж как-то разберусь сам, — проворчал Мессир. — А вот что делать с верхним эшелоном… Трех ты уже убил. Сколько убьешь еще, я не знаю.