Академик, стр. 43

Когда из ничего в небе появился остов антиграв-генератора, обрастающий на глазах управляющими блоками, Вадим лишь удивленно приподнял бровь.

Потом возникли еще три генератора, чтобы обеспечить стабильность в двух плоскостях, а затем все это начало обрастать деревянным набором, постепенно скрываясь под клинкерной обшивкой. Два ряда орудийных портов, вязь бегучего такелажа вокруг парусов-накопителей и бушприт, украшенный фигуркой крылатой девы.

В общем где-то через час, на посадочной платформе красовалась достаточно точная стилизация под каравеллу, только предназначенная для воздушного океана. Паруса из тонкой, сверкающей на солнце сетки улавливали, конечно, совсем немного энергии, но для поддержания формы и подсветки корабля должно было хватить.

Основной накопитель, системы защиты и оружие, стилизованное под бронзовые пушки, система управления и многое другое отняли еще добрых два часа. Под конец я взгромоздил рынду и украсил флагшток флагом российских ВВС, а на бортах разместил двух огромных позолоченных двуглавых орлов.

— А это еще зачем? — Вадим кивнул на флаг.

— Летучий корабль?

— Дык ведь он все же корабль?

— Хочешь Андреевский крест? — Я усмехнулся.

Он на мгновение задумался и махнул рукой.

— Оставь. Так даже забавнее.

За делами подоспел очередной обед. Я решил совместить приятное и полезное, уладив все вопросы с моими новыми покупками. Несмотря на то что стульев хватало на всех, девушки вовсе не спешили присесть.

Я посмотрел на русоволосую девушку, в тонком платье, неожиданно она прямо встретила мой взгляд и резким движением вскинула голову.

— Как тебя зовут? — спросил я по-русски.

— Лена.

Голос у нее, несмотря на хрупкую фигуру, был насыщенным и теплым.

— Елена, тебя никто не собирается обижать или унижать. Садись и раздели с нами нашу еду.

— Кто понимает ииствари? — Остальные неуверенно кивнули.

Я слегка повысил голос, чтобы всем было хорошо слышно.

— Как только я закончу разбираться с этой планетой, то всех отправлю по домам. Здесь вы не рабы, а гости. Можете занимать любую свободную комнату в любом из двух домов. Можете считать, что все неприятности закончились. Кому нужна медицинская помощь, скажите. Кто не желает есть с нами, может уйти в дом. Еду вам принесут по первому требованию.

Как я и полагал, все девушки остались. Сначала робко, а затем все смелее и смелее, они на слегка ломаном ииствари взахлеб начали рассказывать свои похожие друг на друга, как две капли воды, истории появления в этом мире. Одинокая прогулка, зависшая над головой тарелка, слабость, темнота и подвал работорговца. Но у молодости короткая память. Девчонки уже вовсю «постреливали» глазками и с легким недовольством смотрели на соперниц.

— Вадим? — Я повернулся к пилоту. — А неужели никак нельзя сбить эти поганые тарелки?

— Умный больно, — ворчливо отозвался майор. — Помнишь, что англичане сделали с армией зулусов? Вот и мы, как те зулусы. Первое время, особенно после появления реактивных самолетов, пытались гоняться. Но после нескольких случаев командование издало специальный циркуляр, запрещающий даже приближаться к ним. Меня подловили на вираже и врезали чем-то таким, отчего вся электроника вырубилась. Пришлось катапультироваться. Тут меня и затянули. Как есть вместе с парашютом.

— Ладно. — Я сделал себе в памяти еще одну зарубку. — Вернемся, устроим охоту на охотников. — И обернулся к своей соседке: — Лена, ты почти ничего не ешь.

Русоволосая красавица задумчиво ковырялась в тарелке.

— Скажи. — Она отложила вилку в сторону и промокнула губы салфеткой. — Ты ведь из этих? — Она, не поднимая головы, неопределенно мотнула головой в сторону.

— Из каких таких «этих»? — удивился я.

— Ну… — Девушка замялась. — Этих.

Я усмехнулся.

— Догадываюсь, кого ты имеешь в виду. Нет, не из этих. Не могу сказать о себе, что я обычный человек, возможно где-то, совсем не человек. Но еще лет семьдесят назад был офицером сначала советской, а затем и российской армии.

— А сейчас? — Девушка подняла глаза.

— Сейчас просто студент одного очень непростого учебного заведения. — Я положил ложку на стол. — Слушай, не ходи вокруг да около. Ну представь себе, что я Дед Мороз. Сказки читала?

Девушка кивнула.

— Ну вот. Загадывай чудо, а я постараюсь, чтобы оно исполнилось. Только помни. Никакие чудеса не сделают человека счастливым. Это только самому.

— А если захочу стать владычицей морскою? — Глаза у девушки опасно сверкнули.

— И чтоб золотая рыбка была на посылках? — Я рассмеялся.

— Да! — бросила девушка с вызовом.

— Ну учитывая, что океаны Земли в основном считаются нейтральной зоной, первое, пожалуй, можно. Но вот рыбок я делать еще не научился. Тем более таких непростых.

— Ну вот, а говорил — Дед Мороз. — Девушка громко рассмеялась.

— Так я же сухопутный Дед Мороз. И рыба у меня исключительно мороженая.

— А человека вылечить сумеешь? — уже серьезно спросила она.

— Да запросто. — Я кивнул головой. — Могу даже пророком поработать немного. Сотворю пару десятков чудес, исцелю безнадежно больных… Считаешь, надо?

— У меня отец, у него рак. Последняя стадия…

— Не кручинься, красавица. — Я накрыл ладонью ее руку. — Если поспеем, будет как новенький.

Глава 23

Четыре генератора тащили корабль вполне с приличной скоростью, теребя встречным ветром перья плюмажа на шляпах. Оказывается, это очень здорово — стоять на мостике каравеллы и слушать, как ее корпус слегка поскрипывает, словно живой. Связанный с электронной системой управления, тяжелый штурвал шевелился, подчиняясь командам автопилота. Через два часа полета мы вошли в воздушный коридор для гостей бала. Скользя по силовым дорожкам коридора, «Орел» слегка снизил скорость и пошел, словно лимузин по шоссе.

Летающий остров Повелителя штормов был действительно настоящим островом. Я зашел сверху и слегка по спирали, чтобы все хорошенько рассмотреть.

В воздухе было не протолкнуться от разнообразных летательных аппаратов, но, завидев громаду летящей каравеллы, дирижабли, бипланы, похожие на истребители Второй мировой, верткие машины поспешно отваливали в сторону. Среди блеска и сверкания полированного металла и крупных драгоценных камней наш корабль выглядел достаточно скромно, хотя по ошарашенным взглядам Небожителей этого нельзя было сказать. Мы ошвартовались у одного из многочисленных причальных трапов и вальяжно, как и подобает Небожителям, вступили на летающий остров.

Суетливый распорядитель, как-то вычленив нас из толпы прибывших, сразу повел куда-то в глубь дворца. Я, конечно, всякого в жизни повидал, но вот настоящий водопад под крышей еще как-то не встречал. Хотя вообще-то роскошь дворца была несколько помпезной и тяжеловесной. Впрочем, это относится практически ко всем виденным мною жилищам владык.

Остановились мы перед высокой дверью из полированного до блеска желтого металла. Дверь по бокам охраняли два вооруженных молодца.

Моего спутника со всей учтивостью попросили подождать, а меня провели в высокий светлый зал, главным украшением которого был просторный неглубокий бассейн с плескавшимися там девушками. Сам повелитель атмосферных явлений, в небрежно накинутом на плечи халате, стоял у высокого окна, задумчиво попивая золотистую жидкость из высокого бокала.

— Проходи, Рей. — Он сделал широкий жест и, отойдя от окна, присел на бортик небольшого фонтана.

— Ты появился у нас… вчера? — Повелитель сделал паузу, лениво глотнул и продолжил: — В первый день убил одиннадцать Небожителей, потом прикончил лорда Гонта… Не поделишься дальнейшими планами?

— Планами… — Я усмехнулся. — Знаешь, если бы не один мой новый друг, основным моим планом было бы полное уничтожение расы Небожителей. Но мой товарищ сумел доказать, что геноцид — это не самый лучший вариант.

— Храмы — твоя работа? — напряженно-спокойным голосом спросил повелитель.