Академик, стр. 33

— А если там аномалия? — хмуро спросила она.

— А если там аномалия… — Я закончил натягивать силовой скафандр, одежду и приступил к одеванию разгрузки. — Тогда ты занимаешься дешифровкой данных с носителя и после получения координат опять же спешишь мне навстречу.

Скафандр постепенно обтянул тело, словно вторая кожа, и приобрел бархатно-черный цвет. Я надел разгрузку и, подхватив карабин, добежал до бункера и нырнул внутрь.

— Ну давай включай машину.

Она прикоснулась к приборам, и пространство над диском засеребрилось мелкими искрами.

Кроймар что-то хотела сказать, но время уже поджимало.

— Все, Джинни. Если что, не поминай лихом… — И шагнул в облако.

Глава 16

Межмировой портал провернул меня, словно мясо через мясорубку. По крайней мере, ощущения были именно такими. Но главное, не размазал в эфирное облако. Все же я пока не магистр и собирать себя по кусочкам не умею.

Вывалился из облака портала в небольшом, квадратов на сто, помещении. Вокруг приборов суетился невнятный народец, а приглядывал за этим безобразием настоящий гигант. Высокий широкоплечий мужчина, судя по сполохам энергооболочки, где-то уровня полного магистра, замотанный в синюю тряпку. Впрочем, гигантом он смотрелся только на фоне относительно низкорослых техников. В остальном он был где-то моих габаритов, ну, может быть, чуть побольше.

Именно он увидел меня первым. Я ожидал каких-то криков, шума, возгласов «Взять его» и прочего, но вместо этого мужик выхватил из складок своей хламиды сверкающий всеми цветами радуги жезл и словно оружием повел в мою сторону.

Где-то я его понимал. Представляете, из портала перед вами вываливается человек в матово-черном глухом комби, а в руках при этом держит нечто совсем не напоминающее детскую игрушку. Разумеется, это понимание не помешало мне уйти с линии огня и выдать короткую очередь по мужику, добавив «черным пеплом».

Но все это вызвало лишь короткую гримасу удивления и боли на красивом холеном лице, и он вновь вскинул свой жезл. Я успел лишь крутануться боковым сальто, как левая нога совершенно потеряла чувствительность. Не спасла ни силовая завеса бронекомбеза, ни занятая плетением «маяка» боевая аура. Едва не свернув себе шею, я кое-как ухитрился встать на ноги и, вдавив большим пальцем упругую шершавую клавишу полной активации комплекса, снова нажал на курок.

Универсальный карабин не подвел. Выдав из всех трех стволов очередь микрогранат, деструкторный луч и волновой удар, он заставил мужчину выронить жезл и упасть на колени. Не ожидая продолжения банкета, я, продолжая полосовать полыхающую розовыми сполохами защиту, послал вдогонку целый ворох боевых плетений предельного для меня класса.

В ответ мужчина на едва уловимое мгновение замер, а потом растекся дымящейся лужей по полу, и сразу же по нервам жестко ударила волна посмертного дара.

Самое удивительное, что техники все это недолгое время, совершенно не обращая внимания на драку, продолжали заниматься своими делами, лишь поглядывая в нашу сторону.

Я повернул ствол карабина и жестом приказал отойти. Но несмотря на впечатляющий ствол, все продолжали работу, а один из них, подскочив ко мне, начал что-то верещать, размахивая руками.

Верещал он достаточно долго, чтобы анализатор, совмещенный с пси-детектором, мог начать синхронный перевод.

— …все взлетит на воздух! Мы можем только контролировать процесс, чтобы он не вошел в нестабильную фазу. Как только, — он оглянулся на лужу, — старый хозяин дал команду на ликвидацию, мы запустили процесс, который невозможно остановить.

Нога потихоньку начала отходить, и теперь вместо пришитой к телу деревяшки я ощущал деревяшку, вовсю полыхающую в огне. Но нога могла, хоть и понемногу, сгибаться.

— Ты меня понимаешь?

Я честно говоря опасался, что переводчик не сможет так быстро синтезировать звуки чужого языка, но денвенская техника не подвела.

— Да-да. — Человечек кивнул, захлопал глазами. — Я понимаю вас, хозяин.

— Есть здесь, — я неопределенно крутанул в воздухе рукой, — еще… хозяева?

— Нет. — Он удивленно дернулся. — Здесь может быть только один хозяин. Это личный айсор.

— Айсор? — Я попытался перенести хотя бы часть веса на раненую ногу, но ожидаемой вспышки боли не почувствовал. Похоже, все было не так плохо. — Что такое айсор?

— Пойдемте, хозяин. — Он сделал приглашающий жест, а увидев, как я неловко наступил на левую ногу, умело подвинтился мне под руку и, приняв на себя часть веса, потащил вперед.

— Появившись в конце эпохи Диска, гравитационный двигатель позволил Небожителям сделать настоящий технологический рывок и создать первый айсор. Это был айсор Хозяина Неба и Повелителя Бурь. Через год в небо поднялись айсоры остальных Повелителей.

Мы прошли небольшим коридорчиком и остановились на очерченном голубоватым свечением круге.

— А много этих… повелителей?

— Всего пять.

— Скажи, — начал я, глядя, как неспешно уплывают вниз стенки шахты, — зачем ты мне это рассказываешь?

— Ну как? — Он ухитрился как-то вывернуться из-под руки, и я увидел на его лице неподдельное удивление. — Вы же убили старого хозяина. И значит, по закону Шии-Тан являетесь теперь владельцем айсора и нашим хозяином. Правда, айсор у нас… — Он помолчал. — Не самый лучший… Но зато у нас очень старый герб. И в зале большого совета вы будете сидеть в десятом ряду.

— И тебя не смущает, что я пришел из другого мира?

— Нет, хозяин. — Он вполне по-земному покачал головой.

За разговорами мы прошли несколько комнат, витражную галерею и вышли на балкон. Несмотря на красивую резьбу, картины и драпировки, дом производил не очень хорошее впечатление. Трещины по полу и потолкам, неопрятного вида пятна и, несмотря на гуляющий по комнатам сквозняк, неприятный затхлый запах.

А на балконе было небо. Огромная синева, куда ни кинь взгляд, и только внизу в разрывах облачного ковра было видно Землю.

Я уже догадался, что дом парит в воздухе, словно дирижабль. Но все равно ощущения захватывали. Я стоял у края, пытаясь не обращать внимания на адскую боль, наслаждаться видом, вполуха слушая пояснения моего добровольного экскурсовода.

— Сейчас айсор движется вдоль береговой линии Южного материка. Такой маршрут избрал старый хозяин, для того чтобы в случае повреждения портала айсор упал в океан, а ктархи могли спастись на парашютах.

— А сколько всего Небожителей?

— Около пятисот тысяч.

— И у всех летающий дом?

— Ну что вы, хозяин. Подавляющее большинство живут в домах на больших ктайсорах — городах. Личный айсор — привилегия Небожителя рангом от Небесного Всадника и выше.

— И что? — Я скептически ухмыльнулся. — Я теперь Небесный Всадник?

— По закону Шии-Тан — разумеется, — твердо произнес он. — Правда, насколько я знаю, это правило уже очень давно не использовалось…

— Что, никому не приходило в голову отнять чужое добро?

— Может, и приходило, но ранг не в последнюю очередь зависит от количества энергии, которым владеет Небожитель. А это значит, что у Небожителя более низкого ранга нет никаких шансов в схватке с вышестоящим.

— Я так понимаю, что мерой оплаты в вашем мире является энергия? — И, дождавшись ответного кивка, произнес: — Значит, энергию можно занять, украсть, в конце концов сложить ресурсы нескольких Небожителей.

— Никто не даст ни рата на такую авантюру. Ведь у высокорангового Небожителя и кредитный ресурс выше, и оружие сильнее. А Небожитель более высокого ранга не может ни вызвать нижестоящего, ни воспользоваться его энергокредитом. Когда подобное происходит, это, во-первых, считается плохим тоном, а во-вторых, весь энергобанк переходит в общественный фонд. К слову сказать, если бы не почти полностью исчерпанное энергохранилище айсора, вы бы никогда не смогли победить старого хозяина.

Я пожал плечами. Было, не было. Бабушке до фига чего надо, чтобы считаться дедушкой.