Академик, стр. 23

Но и этого хватило, чтобы сеть осыпалась водопадом песка. Сколько еще было магических ловушек вокруг, я даже не представлял, но, судя по явному изменению цвета шарика, немало. От размышлений о высоком искусстве магии меня отвлекла торопливая и неприцельная очередь из чего-то крупнокалиберного, мгновенно превратившая новенький внедорожник в кучу железа.

Я еще катился по утоптанной до каменного состояния глинистой почве, когда в унисон с пулеметом начали стрелять несколько стволов помельче. Уйдя под стену, я прикинул по звуку, откуда стрелял пулемет, сорвал с подвески гранату, подкинул ее в воздух и сдвинулся под небольшой козырек.

Пулемет, как и следовало ожидать, после взрыва захлебнулся, а вместе с ним заткнулся и один из автоматов. Ну и славно. Для гарантии я забросал окна и крышу дома гранатами, а потом запустил пару жемчужин. Сразу стало тихо.

Когда я вошел, в развороченном взрывами холле, среди кучи трупов, стояли два человека. Незнакомый мне мужчина средних лет в длиннополой ярко-алой хламиде и высокая стройная девушка. Несмотря на то что выглядела Тарремона по-другому, я сразу узнал ее по характерному рисунку ауры. А вот мужчина, небезуспешно косивший под магистра, оказался совсем непрост. Рангом явно не ниже магистра Знака, он тянул нити всех своих оболочек по всем доступным слоям, пытаясь компенсировать убыль энергии для насыщения почти готового плетения «черного облака». Супротив этого у меня шансов не было. И если бы не взбесившиеся жемчужины, лежать мне на заляпанном кровью полу безмозглой чуркой.

А Тарри в данный момент как раз пыталась сделать из меня подушечку для иголок. Голубые искристые стрелки веером сыпались с рук, но, отлетая буквально на пару десятков сантиметров, просто таяли в воздухе.

В общем это, наверное, была неплохая идея. Но вот какая жалость, не сработало. Затем они попытались вдвоем ударить «огненной сферой» и вновь не преуспели. Я выкатил им под ноги еще пару шариков, присел на изрешеченное осколками кожаное кресло и закурил. Они продержались целых пять минут. Все-таки два бога — это очень круто. Основной их ошибкой было, как я и предполагал, что они целиком полагались исключительно на свои магические силы. Если бы они оставили хоть небольшой резерв, возможно у них были бы шансы в рукопашной. Кто их знает.

В конце концов эта светлая мысль посетила их одновременно и божественные кинулись вперед.

Все же я переоценил их боевые кондиции. Полегли супостаты весьма быстро.

Мне осталось только раздеть их, вкатить глубоко под кожу по «мертвой» жемчужине и расписать их такими же, как у меня, рунами. Теперь жемчужины не могли поглощать жизненную энергию из окружающего пространства, а питались исключительно магистрами. Ну и как говорится, приятного аппетита. Затем собрал в пенал то, что разбросал раньше, и связался с наемниками.

Обратно добирался на вертолете штурмовой команды, бойцы которой, скорее всего, были регулярным армейским подразделением.

В принципе я сделал почти все, что требовалось. Но что-то удерживало меня от активации портала.

Я знал, что не виноват в смерти малышей и их мамы, но на душе все равно было гадко. Сидел, смолил сигареты одну за одной и бездумно смотрел на небо.

Через пару часов во двор вышел хозяин дома и не торопясь подошел ближе.

Он помялся, не зная, как начать разговор, потом присел на скамейку и, глядя куда-то вдаль, произнес:

— Я знаю, вы не виноваты в том, что произошло.

Я молча кивнул.

— Эти уроды все равно кого-нибудь убили бы, чтобы добраться до ваших сокровищ.

— Вам удалось их разговорить? — удивился я.

Хозяин криво усмехнулся.

— Магов у нас с некоторых пор совсем немного. И у меня в полку умели расспрашивать даже самых сильных.

— Спецназ?

Он отогнул край рубашки, показывая огромный, плохо зарубцевавшийся ожог на груди.

— Отдельный полк второго егерского корпуса.

Я помолчал, подбирая слова.

— Я не могу вернуть жизнь ваших родных. И новую жизнь подарить тоже не смогу. Но вот совет… Не торопитесь воспользоваться именным оружием. Это вы всегда успеете сделать. Поезжайте лучше по детским домам. Посмотрите малышам в глаза. А потом возвращайтесь.

Он встал, поправил рубашку, затем коротко кивнул и пошел к дому.

Несмотря на весь опыт местных вояк по обращению с магами, Тарремона и ее спутник были живы. Конечно, от них осталось не так уж много, но это лишь вопрос времени. Месяц-полтора, и сидевшие в их телах жемчужины постепенно вытянут их жизни без остатка. Правда, не факт, что они не придумают что-то и не улизнут с плахи в последний момент.

Инструмент, с помощью которого хозяин виллы общался с пленниками, лежал рядом и представлял собой хоть и неприятную для мага, но совсем не смертельную штуку. Короткая и толстая дубинка серебристого цвета с удобной ручкой и кнопкой. Я ткнул на пробу в мужика и с удовольствием увидел, как он дергается в захватах. Что-то вроде генератора локальной аномалии.

Оба высших почернели, осунулись и напоминали скорее две мумии. Все оттого, что их физическая оболочка держалась исключительно на магии. Даже обмена веществ как такового не было. Все, что они собой представляли, это два клубка энергии, которую яростно впитывали жемчужины.

Но мне отчего-то не хотелось их оставлять даже в таком плачевном состоянии. Весь мой предыдущий опыт говорил, что спокойный сон гарантируют только трупы врагов.

Я задумчиво коснулся пальцами щеки Тарремоны и отдернул руку, уворачиваясь от щелкнувших в воздухе зубов. Нет, ребята. Пулемет я вам не дам. Впервые я сильно пожалел, что со мною не было одного полезного артефакта из гаррохианской коллекции. А именно жертвенного ножа, с гарантией убивавшего даже богов. Единственное, что у меня было, это комок мягкого металла, способный вытянуть всю память из любого существа, что, впрочем, было для магов безусловной смертью, так как разрушались в том числе и все эфирные оболочки.

Естественно, если бы боги были хоть немного в лучшей форме, артефакт просто рассыпался бы пылью от самого прикосновения к эфирным оболочкам столь высокоранговых существ. Но шанс на достижение нужного результата у меня был весьма приличный.

Но артефакт был один, а врагов двое. Я задумался лишь на секунду, а затем не мудрствуя разделил вейнат [12]пополам, и две сверкающие сталью мизерикордии вошли пленникам прямо в лоб.

К исходу дня во двор тяжело плюхнулся расписанный зелеными пятнами грузовой вертолет, и по трапу спустился мужчина в ярко-белой парадной форме, увешанной наградами почти до пояса. Я не сразу признал в уверенно двигающемся офицере убитого горем хозяина имения. Чьи-то руки в камуфляже осторожно подали сначала двух девочек-близняшек в ажурных платьицах, а потом худого до изнеможения мальчишку лет четырех.

Уже ушел транспорт, а они все стояли, крепко взявшись за руки, и молча о чем-то разговаривали. Потом, также не разжимая рук, все четверо подошли ко мне.

Я только кивнул и достал из кармашка разгрузки пластину телепорта. Видимо, офицер знал, что это такое, и вскинул руку, словно собираясь что-то сказать, но промолчал.

И уже провожая глазами мою тающую в телепорте фигуру, крикнул:

— Денвен Ра Красс! Мое родовое имя Денвен Ра Красс!

Глава 10

Телепорт выбросил меня прямо на факультетскую площадку. К моему удивлению, в числе встречающих была не только дежурная группа старшекурсников, но буквально через мгновение на площадке материализовался сам декан Арсой.

Он внимательно осмотрел меня с головы до ног и, слегка шевельнув пальцами, перебросил нас обоих в свой кабинет.

Пока он неторопливо размешивал какую-то дрянь в большой массивной кружке, я терпеливо ждал, когда же меня «попросят» сдать оба хранилища сущностей. Сказать, что они стоили дорого, значит не сказать ничего. Мне в свое время невероятно повезло, что магистры Лиги Зенита, не договорившись между собой, решили, как они думали, похоронить знания убитого колдуна во мне. Естественно, никому и в голову не могло прийти, что я смогу добраться до Академии Сопряжения. А если и приходило? Теперь мне точно нет дела до их проблем. Так что приходится признать, расчет был верным. Но сейчас совсем другой расклад.